вторник, 20 февраля 2018 07:25

"Наименьший уровень преступности в Донецкой и Луганской областях"

 

— За сутки получаю в среднем 300 письменных сообщений и почти полтысячи звонков, — говорит глава Национальной полиции 46-летний Сергей Князев.

Встречаемся 5 февраля около 18:30 в его кабинете в Министерстве внутренних дел на ул. Академика Богомольца в Киеве. Сергей Николаевич задержался на полчаса из-за совещания. Предупреждает, что вскоре должен быть еще на одном — в Администрации президента.

Он в темно-синем костюме и белой рубашке, без галстука. На левой руке — часы. Возле себя держит мобильный. Несколько раз отвечает на звонки.

В прошлом году было несколько резонансных убийств. В частности Амины Окуевой, Максима Шаповала, Александра Хараберюша, Дениса Вороненкова. Их можно было предотвратить?

— Нет. Людей почему-то, в первую очередь медийно, настраивают, что война — это где-то далеко. Где-то там на линии разграничения. В действительности у войны нет границ. Названные вами убийства — это реакция наших врагов. Как их можно было предотвратить? Если представить, что была бы охрана другого уровня, более плотная, возможно, президентского стандарта — погибли бы другие люди. Враг выбирает жертву и действует — а там, как выйдет.

Какие преступления самые распространенные?

— Традиционно кражи. Весь спектр: из домов, из придомовой территории, квартир. Кстати, кражи — это самое распространенное преступление везде, не только в нашей стране.

В каких регионах наименьший уровень преступности?

— В Донецкой и Луганской областях.

Оттуда выехали все преступники?

— Нет. На Донбассе много полицейских, и правонарушителям неуютно.

Днепр, Харьков, Запорожье и Одесса — это четыре самых проблемных региона по количеству правонарушений.

С чем это связано?

— На это влияют экономические и социальные факторы. В частности то, что это — промышленные регионы. Но если взять Харьковщину, то город и область отличаются. Большая концентрация городского населения увеличивает количество преступлений.

Идем в центр Украины, на запад. Чем дальше, тем меньше преступлений совершается. Это зависит больше не от правоохранительной системы, а от ментальности общества. Там люди в воскресенье ходят в церковь. И чем дальше на запад — тем чаще. Если семейные ценности преобладают над другими, правонарушений меньше.

В январе было несколько случаев травмирования полицейских во время задержания преступников. В Одессе страж порядка от травм умер. Это трагическое стечение обстоятельств или непрофессиональность?

— Каждый такой случай разбираем по зернышку. Ищем ошибки, раскладываем ситуацию на молекулы — чтобы это не случилось с другими полицейскими.

Нельзя сказать, что это были непрофессиональные действия. От чего нужно отталкиваться? От стартовой ситуации. Когда слушаешь звукозапись сообщения — из него ситуация была непонятной. Тот руководитель или дежурный действовал правильно. Дал профессиональные команды согласно инструкции. И работники поехали на вызов. Большинство правонарушений — ситуативные. Едут на семейный скандал — муж бьет женщину. Мы заставляем полицейских надеть шлем и бронежилет. Потому что это уже насилие. Мы не понимаем, какое эмоциональное состояние у нарушителя.

Как изменилась защита полицейских?

— С началом войны, когда открыли арсеналы, был всплеск сопротивления работникам полиции. Устанавливаем этих правонарушителей. Расследуем. Привлекаем к уголовной ответственности.

К сожалению, общество не противодействует этому. Это же чьи-то дети делали. Их матери спросили своих сыновей: "Почему ты бил полицейского?" Или: "Ты видел, как били полицейского? Почему просто стоял сбоку и смотрел?" По-видимому, не спросили. Пока это не начнут говорить дома, на работе, количество травмированных полицейских не уменьшится. За прошлый год полторы тысячи пострадали во время несения службы. Травмы получили во время массовых мероприятий.

Реформу полиции называют самой успешной. Однако это касается лишь патрульных. А как с другими подразделениями? На каком этапе реформа сейчас?

— Не считаю, что лишь какая-то одна часть полицейского сообщества эффективно реформируется. Вы видите людей в форме. Их на улицах около 15 тысяч. А полиция — это 140 тысяч штатных должностей. То есть на улицах работает чуть больше 10 процентов.

Реформа затрагивает всех — и уголовную полицию, и следствие, и аналитические подразделения. Берем современную европейскую практику и адаптируем ее к украинскому настоящему.

Когда можно будет сказать: реформа завершена?

— Мы этого не скажем. Это скажет общество. А совершенству нет пределов. Всегда есть, куда расти.

Что будем иметь на завершающем этапе? Есть модель, к которой идем?

— Европейское общество должно иметь европейскую полицию. Это не какой-то преднамеренно созданный искусственный механизм. 140 тысяч наших работников — часть украинского общества. Они — граждане этой страны. К сожалению, имеют и все ее пороки. Но мы боремся с ними. Иногда удачнее, чем общество.

Полиция — это передовой и наибольший отряд правоохранительной системы. Еще есть адвокатура, прокуратура, суды, пенитенциарная система, исполнительная служба. А общество оценивает по конечному результату. Ну поймали вы бандита. А он получил наказание? А наказание адекватно совершенному правонарушению?

Доказывать обвинение должна прокуратура, а выносить решение — суд.

— Это не дело, когда начинаем показывать друг на друга. Осень 2013 года показала, что может быть. Не говорю о феврале 2014-го. 1 декабря для многих людей пришло отрезвление. В моем понимании 1 декабря 2013 года было апогеем возмущения. Люди пришли сказать — так нельзя. И система развалилась. Тогда все друг на друга сваливали. А потом убежали.

Многие новые полицейские уволились. В некоторые участки трижды объявляют набор. В чем главная проблема — в деньгах или неготовности людей к такой работе?

— У каждого свое. Немало кто насмотрелся рекламных роликов и в порыве подал документы. Прошел конкурс. А затем наступают будни. Однако, к счастью, значительного оттока кадров в Национальной полиции нет.

Есть много сетований на ограничение скорости транспорта в населенных пунктах до 50 километров. Но кто будет выписывать штрафы нарушителям, если в стране не сертифицирован ни один прибор для измерения скорости?

— При украинской милиции был "сержант Радаров". Знаете этот анекдот "с бородой"? Сейчас так и осталось. Только "сержант Радаров" не работает. Ограничения ввели не для того, чтобы наказывать, а чтобы водители выполняли правила дорожного движения. Мы предложили принять общеевропейские нормы правил — ограничение до 50 километров. Но нужно измерять скорость движения транспортного средства. Когда дадут эту возможность, мы будем работать эффективно.

В одном интервью вы говорили, что рост преступности связан с экономической ситуацией в стране и что в 2017 году это побороть не удастся. Каким будет 2018-й?

— Можно мои слова перенести с 2017-го на этот год. Но мы снизили количество разбойных нападений. Ограблений на улице было меньше, изнасилований, телесных повреждений — также. Количество похищения автотранспорта снизили вдвое.

Как изменилось общество после Майдана?

— Оно продолжает меняться. Это заметно. Мы стали больше украинцами. Во многих вопросах с глаз спала пелена.

Старший сын работает в полиции

Сергей Князев год возглавляет Национальную полицию. Начал карьеру 26 лет назад милиционером отдела охраны в городе Белая Церковь на Киевщине. Впоследствии работал в уголовном отделе. Дошел до должности начальника уголовной милиции. Возглавлял управление уголовного розыска Киевской области. Тогда задержал одного из самых известных маньяков Украины Юрия Кузьменко по прозвищу Элвис. Того признали виновным в убийстве 13 людей.

С началом АТО работал на Донетчине. Принимал участие в спецоперациях во время обороны Дебальцевого. Возглавлял полицию Закарпатья и Ровенщины. Имеет звание генерала.

Закончил Национальную академию внутренних дел.

Разведен. Имеет трех детей. О младших сыне и дочери информацию не разглашает. Старший сын 23-летний Николай работает в полиции.

Сейчас вы читаете новость «"Наименьший уровень преступности в Донецкой и Луганской областях"». Вас также могут заинтересовать свежие новости Украины и мировые на Gazeta.ua

Комментарии

Оставлять комментарии могут лишь авторизированные пользователи

Голосов: 11870
Голосование Почему я не буду голосовать за Юлию Тимошенко на президентских выборах в 2019 году?
  • Она уже была во власти и показала все свои возможности
  • Стране нужен президент другого качества
  • Ни на каких выборах не поддерживал ни ее, ни партию "Батькивщина"
  • Еще не определился с кандидатом
  • Буду голосовать за Тимошенко
Просмотреть
Погода