вторник, 06 февраля 2018 06:06

"Не имеют в домах кровати или шкафа, зато у всех есть большой телевизор"

 

- В детстве увидела в новостях сюжет о начале войны в Ираке. С тех пор мечтала работать военным врачом. Окончила медицинский университет во Львове и продолжила учиться на психиатра. Когда заканчивала интернатуру, написал знакомый. Спросил, не знаю ли человека, который может поехать в Курдистан лечить беженцев. Посоветовала себя, - рассказывает 27-летняя Екатерина Катращук из села Любеля Львовской области. Два года лечит в Ираке переселенцев, которые убежали от террористической группировки "Исламское государство".

- Вакансии врачей открыты постоянно. Кроме меня, здесь работают трое украинцев. Контракт заключают минимум на три месяца. Есть одно условие - 40 процентов заработной платы нужно отдать на благотворительный проект, от которого работаю. Чтобы получить работу, подала резюме и прошла собеседование на английском языке. Мама в это сначала не поверила. Когда увидела билет, не говорила три дня. Бабушка плакала. Но в конечном итоге семья поддержала.

Все привыкли ассоциировать Ирак с войной. В действительности, там достаточно безопасно. Взрыв услышала лишь раз, когда бомба упала в 20 километрах от нас.

Организация арендует для врачей два дома со всеми удобствами. А все необходимое можно найти в супермаркетах - украинские шоколадки, соки, мороженое, сливочное и растительное масло. Не хватало только гречки. Ее везу из Украины.

Ирак - дорогая страна. Чтобы поесть в кафе, нужно отдать около 500 гривен. Поэтому завтрак и ужин делаем сами. За обед платим человеку, который готовит для всех работников.

Работаю в проекте благотворительной организации, которую поддерживают христианские сообщества.

Я - врач семейной медицины и психиатр. Осматриваю и лечу всех подряд - от беременной женщины до старого деда. Если не могу помочь, направляю к необходимому специалисту. Большинство болеют из-за психологических травм. Многие потеряли родных или расстались с ними. Некоторые пациентки на приемах плачут, потому что соскучились по сыновьям и дочерям, которые убежали в Европу.

Рабочий день начинается с девяти утра и заканчивается в 15:00. Есть неписаное правило - за это время каждый врач должен принять не менее 23 пациентов. Больше всего осматривала 40. Но, если у человека нахожу вши или глисты, тогда на прием вызываю всю семью. В среднем состоит из 12 лиц.

Врачи между собой чередуются. Одни принимают людей в городской больнице, другие - в лагерях. Также есть мобильная клиника. Берем коробки с лекарствами и ездим по селам. Поражает, что рядом с развитыми городами есть бедность. Люди не имеют в домах элементарных вещей - кровати или шкафа, но у всех есть большой телевизор. Некоторые переселенцы жили на заброшенных территориях в недостройках без окон и дверей, света и электричества.

За медицинской помощью обращаются христиане, мусульмане и езиды. Все говорят на разных языках - курдском, сирийском, арабском. Достичь взаимопонимания с ними помогают переводчики, которые знают английский. Большинство коллег - словаки. Хоть не могу говорить, но понимаю их язык потому что подобен нашему. Есть врачи, с которыми общаюсь на польском. Выучила его в детстве, когда смотрела мультики на польских каналах.

Как только приехала сюда, коллеги предупредили об осторожности с незамужними девушками. Без жалоб их лучше всего вообще не осматривать. Если девушка выйдет замуж и окажется не девственницей, виновным сделают врача. С ним будет разговаривать все сообщество. Чтобы осмотреть замужнюю женщину, сначала спрашиваю разрешения у ее мужа.

Есть люди, которые обращаются за помощью к шаманам. Отказываются пить лекарства. Одну женщину знахарь избил в лечебных целях. Много пациенток-езидок имеют татуировку. Верят, что в болезненном месте она вылечит их. Часто на их телах я видела точечки или имена любимых людей.

Трудно уговорить местных раздеться для осмотра. Приходится слушать через одежду.

Даже самые бедные пытаются дать воду и что-то из еды. Сначала было необычно пить их чай. Он очень сладкий - на дно сыплют толстый слой чайных листков и сахара. Из-за этого все, кто сюда приезжают, быстро поправляются. Но в городе без проблем можно пойти на танцы, йогу или в тренажерный зал.

Бывает, прошу поставить подпись, а человек не умеет. Или не может ответить на вопрос о возрасте.

В Ираке чувствую себя безопаснее, чем в Украине. Кажется, что больше злости и ненависть вижу, когда приезжаю домой. Становлюсь уязвимой к таким вещам, как крики в маршрутке, толкотня в метро, драки и пьяные люди у кафе. В Курдистане этого нет. Можно спокойно гулять по улицам ночью, не закрывать двери в доме, оставить без присмотра велосипед. Люди теряют все, но остаются человечнее.

Сейчас вы читаете новость «"Не имеют в домах кровати или шкафа, зато у всех есть большой телевизор"». Вас также могут заинтересовать свежие новости Украины и мировые на Gazeta.ua

Комментарии

Оставлять комментарии могут лишь авторизированные пользователи

Погода