Ексклюзивы
пятница, 24 апреля 2015 07:43

Наших пленных продавали как рабов за 500 долларов
2

— Российские солдаты часто попадают к нам в плен. За одного можно выменять 5–10 наших, — рассказывает Олег Котенко, 44 года, координатор волонтерской группы "Патриот". С июля 2014-го ее активисты освободили из плена более 200 украинских бойцов.

Как удается освобождать без обмена?

— Договариваемся с той стороной, что забирать бойца приедет мать. Многих так отпускают. Помогают священники разных конфессий. Они договариваются со священниками с той стороны, чтобы посодействовали. Еще один способ — переговоры с криминалитетом. Также сотрудничество с журналистами, Красным Крестом и ОБСЕ. Еще один вариант — с бойцами, которые служили в Чечне и других горячих точках. Одни воюют у нас, другие — на стороне ДНР или ЛНР. Они между собой могут договориться о возвращении пленных. Это офицерская честь.

Большинство освобожденных — это солдаты или офицеры?

— Чаще отдают солдат. За офицеров идет другой торг. В Снежном на Донетчине больше восьми месяцев держат двух офицеров. Подполковник Олег Кузьминых, который попал в плен в Донецком аэропорту, находится у одного из полевых командиров. Три недели назад наши переговорщики видели его, разговаривали. Его не отпускают, потому что у нас нет пленных в таком же звании, чтобы обменять.

Есть три категории пленников — гражданские, волонтеры и военнопленные, — продолжает Олег Котенко. — Последние тоже делятся на три категории — бойцы Вооруженных сил, милицейских батальонов и "Правый сектор". К армейским боевики более лояльны. Потому что они не шли добровольцами воевать, их мобилизировали. Ребят из "Правого сектора" обычно расстреливают, когда берут в плен. Они и сами себя взрывают, чтобы не попасть к боевикам. Плохо относятся к добровольческим батальонам, Нацгвардии.

Где, кроме Луганска и Донецка, держат пленных?

— У полевых командиров. Точно знаем, где находятся 160 человек: Комсомольское, Снежное, Харцизк, Красный Луч, Стаханов, Алчевск, Перевальск. Ребята звонят родственникам. Те нам рассказывают. Вместе с СБУ определяем, откуда звонили. Находим, чье подразделение действует в том районе.

Бывало, что выкупали бойцов за деньги?

— Если мошеннику известно, что человека внесли в список на обмен, ему нужно лишь узнать номер родителей. Звонит и говорит: завтра сын будет дома. Но положите на карточку такую-то сумму. Люди ведутся. Поэтому мы никогда не говорим, когда и кого будем освобождать. Есть случаи, что ребята мертвы, а за них просят деньги. Трех мошенников удалось задержать. Одного в Мариуполе, двух — в Днепропетровске. В Мариуполе просили деньги за бойца "Правого сектора". Перед этим другие родителям прислали видео, где их сына убили и сожгли. А тут звонят и требуют деньги.

Как боевики обращаются с пленными?

— Если попали в подразделения ДНР, относятся как к заключенным. Полевые командиры считают пленных своей собственностью. Расстреливают по большей части снайперов, пулеметчиков, артиллеристов. Если тяжелораненые, оставляют истекать кровью. Пленных используют в качестве дармовой рабочей силы. Вынуждают пилить утиль на заводах. В Донецком аэропорту разгребали завалы. У полевых командиров — копают огороды, подметают, моют окна. Их считают рабами.

Наших бойцов вывозят на Кавказ?

— После Иловайского котла много пропавших без вести. Не думаю, что они погибли. Но мы их не находим. Узнали, что три машины с пленными перевезли на территорию России. Есть оттуда звонки. Родители заверяют, что слышали голос сына. Еще есть информация, что ребят продавали в рабство. Под Краснодоном был базар пленных. Цена за человека стартовала от 500 долларов. Нашлись семеро наших бойцов в Адыгее. Поступает информация из Дагестана, Осетии, Карачаево-Черкесии. Но подтвердить ее пока не удалось.

Почему до сих пор нет единого центра по освобождению пленных? Какая роль в этом процессе Виктора Медведчука, бывшего главы Администрации президента Кучмы и кума Путина?

— Обращались к президенту Порошенко, чтобы за эти вопросы отвечал какой-то человек. Таким ответственным почему-то стал Виктор Медведчук. Он руководит процессом из Москвы. Если бы работал единый центр, всех бы уже освободили и разыскивали лишь пропавших без вести. А так большую часть работы до сих пор выполняют волонтеры. В марте нас начали пугать, что посадят, потому что мешаем большому обмену. Мы ничего не делали три недели. Однако ни одного человека за это время не освободили. Последнее освобождение было 3 апреля — это наша заслуга. Договорились за 19 бойцов, боевикам должны были отдать пятерых. Когда вмешался Медведчук, выпустили только 16. Трое остались у полевого командира. Мать одного из них умерла через день после того обмена. Не выдержало сердце.

Сколько волонтерских групп занимается обменом пленных?

— Офицерский корпус Владимира Рубана перестали воспринимать и та сторона, и наши. Хотя он освободил многих. Еще работает Юрий Тандит при Центре обмена Службы безопасности Украины. Много волонтерских групп пробовали заниматься самостоятельно, сейчас сотрудничают с нами. Мы имеем аналитический отдел, группу переговорщиков, сопровождения. Ежедневно получаем от 20 до 60 звонков от родителей.

Сейчас вы читаете новость «Наших пленных продавали как рабов за 500 долларов». Вас также могут заинтересовать свежие новости Украины и мировые на Gazeta.ua

Комментарии

5

Оставлять комментарии могут лишь авторизированные пользователи