четверг, 23 января 2020 07:55

С погибшими в авиакатастрофе прощались восемь часов

— Лучших небо забирает первыми. Ребята были замечательными. Стюард Игорь Матьков — красивый парень, мечтал переучиться на пилота, — говорит стюардесса 44-летняя Елена ШУТЬКО в столичном аэропорту "Борисполь". 19 января здесь прощаются с украинцами, которые погибли в авиакатастрофе под Тегераном, столицей Ирана.

8 января пассажирский "Боинг-737" авиакомпании "Международные авиалинии Украины" сбили иранские военные. Погибли 176 человек. Среди них 11 украинцев. Два — пассажира: 61-летняя Ольга Кобюк и Елена Малахова, 38 лет. Остальные — члены экипажа: бортпроводники 27-летняя Екатерина Статник, Мария Микитюк, 24 года, 28-летняя Валерия Овчарук, Юлия Сологуб, 25 лет, 24-летний Денис Лихно, Игорь Матьков, 34 года, второй пилот 48-летний Сергей Хоменко, инструктор Алексей Наумкин, 42 года, и командир экипажа Владимир Гапоненко, 50 лет.

Самолет с телами погибших прибывает около 11:00. Его встречают президент Владимир Зеленский, премьер-министр Алексей Гончарук, спикер Верховной Рады Дмитрий Разумков и президент компании МАУ Евгений Дыхне. Солдаты в парадной форме несут закрытые гробы в желто-голубой ткани. Ставят в терминале рядом с портретами экипажа и трагически погибших пассажиров.

Люди несут розы и гвоздики. Их вещи при входе в терминал пропускают через металлоискатель, служебная овчарка обнюхивает. Более трех десятков работниц МАУ с желтыми платками на шеях плачут и обнимаются. Неподалеку за оградой фотографы и операторы снимают траурную церемонию. Несколько из них ссорятся за лучшие места для работы.

— Я знала Алексея, Игоря и Вову, — рассказывает Елена Шутько. На улице вытирает глаза, курит. Во время разговора делает паузы. Не может говорить из-за слез. - Начала работать в компании в 1998-ом. У нас был дружный коллектив. Все, что случалось, оставалось между нами. А потом началась политика доносов, чтобы выслужиться. Но ребята этим не занимались. Стали первоклассными благодаря таланту. Обидно, что начальство позволяет полеты над зоной боевых действий. Если бы не они, то кто-то другой погиб бы.

Вову жена не пускала. Он говорил: "Если не я, то кто?"

У терминала дежурят пять автомобилей "скорой". Неподалеку высокий мужчина качает коляску с ребенком.

— Не с кем ребенка оставить. Жена бортпроводница. Прощается с коллегами, — говорит 53-летний Андрей Мартынюк. Он пилот МАУ. — Я тоже их знал. Когда пришел в компанию, Алексей Наумкин уже здесь работал. Разбирался во всем, что касалось техники. Когда надо было кого-то подтянуть, посылали его. Брал на себя сложную часть работ.

Гапоненко тогда был вторым пилотом, быстро дорос до командира экипажа. Он имел своеобразное мышление, неординарный. Интересовался финансами, умел об этом рассказывать. Так глубоко вникал в тему, что легко мог бы стать профессионалом в той сфере. Сергей Хоменко был военным летчиком, как и я. Сначала заместителем командира, а затем и командиром военной эскадрильи.

Глаза Андрея Мартынюка наполняются слезами.

— Все ребята были первоклассными профи. Все пилоты дважды в год проходят аудиты, проверки, занимаются на тренажерах. Иранский оператор, который нажал кнопку запуска системы противовоздушной обороны, не мог перепутать пассажирский самолет с ракетой. Те летят со скоростью тысячу километров в час, а самолет во время взлета успел набрать 500. Да и на разных высотах движутся.

От мыслей о катастрофе спасает ребенок, который требует внимания. Когда остаюсь один, подкатывается ком к горлу. Члены экипажа сфотографировались вместе перед вылетом. Обычно так не делают, говорят, плохая примета.

К Мартынюку подходит жена в черной шубе. Берет за руку. Вместе идут к остановке.

Киевлянин 35-летний Павел Мельник несет букет красных роз.

— Я помню проводницу Юлию Сологуб. Летел в самолете, на котором она работала. Хочу попрощаться с ней и другими погибшими, — говорит.

Рядом с двумя женщинами растерянно оглядывается пожилой мужчина.

- Я пришел попрощаться с сыночком сестры жены, Ленечкой (Алексей Науменко. — ГПУ), — говорит 76-летний Станислав Иванович. — Он всегда мечтал о небе.

Из терминала выходит блондинка с растрепанными волосами. От слез на ее лице растеклась тушь. Под руку держит бледного мужчину.

- Мы попрощались с Владимиром Гапоненко, - говорит 44-летняя Наталья Садченкова. — Он был светлым человеком. Писал стихи. Держал птиц. Наверное, напоминали ему о небе.

С погибшими прощаются до 19:30. Их тела увозят домой. Сергея Хоменко кремируют в Борисполе, Валерию Овчарук — в Киеве. Марию Микитюк хоронят на Ивано-Франковщине, Екатерину Статник — на Херсонщине, в белый гроб вкладывают свадебное платье, купленное ее матерью. Юлию Сологуб, Ольгу Кобюк проводят в последний путь в Киеве, Елену Малахову — в Белогородке недалеко от столицы. Игоря Матькова хоронят в поселке Козелец Черниговской области, Дениса Лихно - в Переяславе Киевской области.

Сейчас вы читаете новость «С погибшими в авиакатастрофе прощались восемь часов». Вас также могут заинтересовать свежие новости Украины и мировые на Gazeta.ua

Комментарии

Оставлять комментарии могут лишь авторизированные пользователи

Голосов: 125
Голосование Стоит ли проводить финал Лиги чемпионов без зрителей?
  • 1) да, это лучше, чем вообще не играть
  • 2) нет, тогда уже стоит оставить трофей неразыгранным
Просмотреть
Погода