Ексклюзивы
вторник, 17 февраля 2015 00:40

Родители Игоря Плотницкого убежали из поселка
2

— Сегодня еще одного парня должны в гробу привезти. Александр Гарбуз с Хотинщины. Трое деток сиротами остались, — бумажным платочком вытирает слезы 45-летняя Мария Горнийчук на остановке в поселке Кельменцы Черновицкой области. — А этот Иуда Плотницкий не покается. Местные собирались сжечь дом его родителей. Чтобы знали, что выродка воспитали. Сама пошла бы, — ведет к центру населенного пункта.

Кельменцы расположены у границы с Молдовой, в 88 км от Черновцов. Здесь родился один из лидеров самопровозглашенной Луганской народной республики Игорь Плотницкий, 50 лет. Его родители — Вениамин и Ольга Плотницкие — 28 августа выехали из поселка. После гибели на Донбассе 37-летнего Игоря Филипчука из села Грушевка Кельменецкого района местные угрожали сжечь их дом.

— Родители сначала пытались сына образумить. А он сказал: за день имею столько, что вы за 10 лет не заработаете. Перестали убеждать — деньги и им разум затмили, — Горнийчук глазами показывает на женщину среднего роста с почтальонской сумкой.

— Это Наталья, шесть месяцев назад 22-летнего сына похоронила. С Донбасса привезли.

48-летняя Наталия Паламарь в Кельменцах разносит почту. Общаемся на ее рабочем месте в почтовом отделении.

— Сашку в середине апреля призвали. Сначала был под Счастьем, потом в Луганске. Никогда не жаловался, говорил: мама, у меня всего нормально. Есть дают, одевают. В последний раз позвонил, говорил, что едет на зачистку в Донецкую область. Погиб 8 августа. Через четыре дня в морге включился его телефон. Я перезвонила, какая-то женщина взяла трубку, сказала: забрать сына можно в Мариуполе. Приехали на опознание, а Саша — такой худенький. Наверно, 50 килограммов. Комбат на похоронах говорил, что их сдало начальство. Тогда 200 людей убили, — плачет. — Я никого не проклинаю. Вот все говорят, что Плотницкого нужно жечь. Его здесь нет, а родители разве виноваты?

По окончании обеденного перерыва Наталия встает, берет сумку с письмами.

По пути встречаем 58-летнего Александра Якимчука. Заходим в райгосадминистрацию. Это рядом со школой-лицеем, где учился Плотницкий.

— Сейчас в Кельменцах исполняет обязанности военком — он в одном классе с Плотницким учился. Теперь по разные стороны воюют, — вздыхает. — Родители Игоря соседствуют с моими. Его папа Веня — кельменецкий, мать — не из наших краев. Кажется, из России, хотя говорила на украинском. Работала бухгалтером в дорожном отделении, потом — в коммунальном хозяйстве. Веня ходил в церковь. У него была бензопила — все кельменчане обращались к нему. Имел машину. Кого-то подвезти — пожалуйста, никому не отказывал. Плотницкие держали кролей, выращивали смородину. Планировали здесь жить — колодец построили, дом подремонтировали. Веня приходил к моему отцу, жаловался на сына: разве я ему свой ум в голову вставлю? Перестал в церковь ходить, потому что стыдно. Рассказывал: Оля дозвонилась к ним — невестка подняла трубку. Сказала: вы больше не звоните, Игоря нет. Для вас его скоро и не будет. И бросила трубку.

В Кельменцы Игорь Плотницкий наведывался редко. В последний раз его видели в октябре 2013 года — поздравлял родителей с золотой свадьбой. Приехал с дочерью жены.

— Он на Донбассе бизнесом занимался, имел автозаправки, — с Якимчуком выходим на улицу. Показывает, где дом Плотницких. — Они выехали ночью. "Жигули", бензопилу, мопед — все бросили.

Несколько лет назад они планировали выбраться из Кельменцев. Объявили, что продают дом. Говорили, Оля болеет, нужно сменить климат. Куда собирались — не говорили. Слышал, их машину купили уже. В дом переселенцев с Донбасса пустили. Но свет чего-то несколько дней не горит. Наверное, выбрались, потому что боятся народной мести. Люди же не будут разбираться.

Идем по разбитой дороге. Ее местные называют Бирчанский путь. Переходим через мост, справа стоит часовня Богородицы.

— Ее отец Плотницкого построил, — говорит 65-летняя Валентина. — Вениамин неплохой человек был. Вроде все в жизни сделал. Дом поставил, дерево посадил, сыновей вырастил. Младший Михаил — нормальный. В Киеве живет, бизнес имеет, женился. Говорят, вроде бы Веня с Олей к нему поехали. А потом в Россию собирались.

Во дворе Плотницких, что на ул. Черновицкой, стоит два дома. Глиняный покосился. Там жила бабка Плотницкого 94-летняя Нина Павловна. Пять лет живет в интернате для престарелых, в 20 км от Кельменцев. Второй дом, из белого кирпича, — родительский. Рядом — рубленые дрова. Ворота закрыты на замок.

— Вы хотите дом купить? Вчера слышала по радио, что его продают. Они уже сюда не вернутся. Им ночью по окнам стучали, обижали, угрожали, — из соседнего дома выходит 87-летняя Зинаида Быстрицкая. — Нам Плотницких очень не хватает. Они хорошими соседями были. Покойный муж с Веней дружили. Они верили в Бога. Как кулич посвятили или воду — мне приносили. Соседи картошку копали — мой муж упал, его парализовало. Плотницкий ему есть носил, массаж делал бесплатно. Игорь рос хорошим парнем, красавцем. Слышала, в армии все подписывались на верность Украине. А Игорь отказался, потому что давал присягу Советскому Союзу. Я тогда переживала, чтобы его не арестовали. Игорь с первой женой сына нажили, но разбежались. Тот его парень уже взрослый, женат. Вторую жену Игорь взял с ребенком. Как-то Оля зашла ко мне, а ей сваха из Луганска звонит. Говорит: "Игорь пришел с работы, поел, взял газетку и лег на диван. Посуду и пол не помыл". Оля смолчала. Ей хотелось сказать: а вы чего не помыли? Дочь Игорь привозил в Кельменцы. Веня с ней по поселку гуляли.

В Кельменцах из Плотницких остался дядя Вениамина 79-летний Александр Павлович.

— Я Веню растил. Он неплохим человеком был, пока не женился. Оля из мужика сделала петуха. Вот и дальше всю жизнь петушиным голосом пел, — рассказывает. — Я с ними давно отношения разорвал. Вениамин своей матери — моей сестре — есть не давал. Соседи кусок хлеба приносили. Слышал, у сестры с невесткой отношения не наилучшие, но не вникал. Моя дочь с мужем уехали в Италию, я внуками занимался. Тогда смотрю — сестра голодает. Оформил ее в дом престарелых, наведываюсь, — трет вспотевший лоб. — Игорь рос маминым сынком. Олин жестокий характер унаследовал. Вроде и умный был, в школе на отлично учился. Но нелюдимый — ни друзей, ни подруг, ни родственников не признавал. Когда в Кельменцы приезжал, гордился, что бизнесом занимается. Деньги ужасно любит. У меня сына могут на войну призвать. Он в танковых войсках служил. Дожились, — умолкает.

— Я вам правду скажу: перед побегом Веня пришел ко мне. Говорит: Саша, я еду. Не признался, куда. Думаю, на Камчатку. Слышал, их кортеж вывозил, как министров.

4 джипа приехали ночью ко двору Плотницких в поселке Кельменцы Черновицкой области 28 августа. Вениамин и Ольга вышли без сумок. Взяли документы и деньги. Технику, бензопилу, машину и дом выставили на продажу. Собаку и кота забрали соседи напротив.

Бабку никто не навещал

94-летняя Нина Плотницкая, родная бабка вожака ЛНР Игоря Плотницкого, пять лет живет в территориальном центре соцобслуживания в селе Ленковцы Кельменецкого района на Буковине.

— У нее был конфликт с сыном и невесткой, — рассказывает директор центра Геннадий Корней. — Никто, кроме брата, к ней не наведывался. Нина Павловна постоянно плачет. Сетует, что болят ноги, плохо слышит. Говорит, надоело жить. Брат рассказал ей о внуке. Не понимает, что значит "сепаратист", "террорист", но знает, что это что-то плохое.

Соседи говорят, Плотницкая не воспринимала невестку — не ела того, что Ольга готовила. Боялась, что отравит ее.

Сейчас вы читаете новость «Родители Игоря Плотницкого убежали из поселка». Вас также могут заинтересовать свежие новости Украины и мировые на Gazeta.ua

Комментарии

4

Оставлять комментарии могут лишь авторизированные пользователи

Голосов: 2236
Голосование Почему я не буду голосовать за Юлию Тимошенко на президентских выборах в 2019 году?
  • Она уже была во власти и показала все свои возможности
  • Стране нужен президент другого качества
  • Ни на каких выборах не поддерживал ни ее, ни партию "Батькивщина"
  • Еще не определился с кандидатом
  • Буду голосовать за Тимошенко
Просмотреть
Погода