Ексклюзивы
вторник, 24 марта 2015 00:55

"Успел сказать, что его сдал товарищ"

 

— Папа и подумать не мог, что Россия может с ним так обойтись. Имел там связи, коллег, товарищей. А его подставили, — говорит 44-летний Александр Солошенко из Полтавы. Его отца 72-летнего Юрия Солошенко семь месяцев держат в московском следственном изоляторе "Лефортово", обвиняют в шпионаже в интересах Украины. Родственники уверены, Россия фальсифицирует дело.

Юрий Солошенко — радиофизик, бывший директор Полтавского оборонного завода "Знамя", выпускавшего военное противовоздушное оборудование. Наладил поставки деталей в РФ. Когда в 2010-м вышел на пенсию, продолжал сотрудничество с заводом. Контактировал с российскими коллегами.

С 2012-го завод остановил деятельность. Россиянам продавали оборудование, которое осталось на складе. 5 августа прошлого года Солошенко арестовали на территории российского оборонного предприятия.

— Летом россияне купили партию оборудования: маяки отслеживания техники, радары, лампы. Проплатили заводу деньги. В это время в Украине запретили продавать туда военное оборудование. Деньги завод вернуть не смог, потому что раздал их кредиторам. Товар, который Украина должна была поставить, завис.

Отца попросили поехать в Москву и уладить этот вопрос. Он был знаком с генералами из министерства обороны России. Некоторые приезжали к нам в гости, — продолжает Александр. — Отец поехал на оборонное предприятие, там проводили тестирование техники. Задержали его и обвинили в шпионаже. Все сделали в течение часа. На него навел товарищ, агент ФСБ. Он дал показания, что отец — украинский шпион, националист.

Нашли электронную переписку и телефонные разговоры, в которых отец договаривался о цене техники. Только на этом и основываются обвинения.

Юрий Данилович должен был вернуться в день отъезда.

— Когда ехал, мать сетовала: разве нельзя по телефону решить? Такое между странами творится. Но папа ничего не предчувствовал. На границе заподозрил — долго всматривались в его паспорт. Днем ездил к российскому знакомому в гости. Сейчас на звонки никто из тамошних коллег не отвечает. Единственная связь с отцом — переписка. Каждый раз пишет, что не виновен.

За семь месяцев раз позволили встретиться с сыном.

— Это было 5 сентября, через месяц после ареста. Я четыре часа ожидал в маленькой комнате. Потом отвели в другой кабинет. Захожу — папа сидит на стуле. Без наручников. Обнял, сел рядом. О деле не говорили, потому что нельзя. Единственное, что он смог сказать: его сдал товарищ.

"Лефортово" — одна из старейших российских тюрем. Ей больше ста, сейчас подчинена ФСБ. Единственная в России соответствует международным нормам содержания. В камере сидят по двое, есть телевизор, холодильник. Но никто не пользуется телефонами даже нелегально.

Следствие должны завершить в мае.

— Мама сдала. Ноги ослабели, из дома не выходит, — продолжает Александр Солошенко. — Я обращался во все правоохранительные органы. В СБУ отправили в штаб по обмену пленными. А там сказали, что отец никакого отношения к ним не имеет. МИД направило один запрос в Россию — чтобы отца осмотрели медики. Собираем документы, чтобы подать президенту, чтобы дело рассматривали на уровне Надежды Савченко.

Юрий Солошенко имеет двух сыновей и трех внуков.

Сейчас вы читаете новость «"Успел сказать, что его сдал товарищ"». Вас также могут заинтересовать свежие новости Украины и мировые на Gazeta.ua

Комментарии

1

Оставлять комментарии могут лишь авторизированные пользователи