Ексклюзивы
четверг, 22 октября 2020 07:01

"Нет сил смотреть, как человек под забором свой век доживает"

 

- Баба живет под деревьями в шалаше. А ее квартиранты тянут время. Ждут, наверное, когда умрет, - 64-летний Евгений Пулик из поселка Немиров Яворовского района Львовской области рассказывает о соседке 82-летней Марии Нарожняк.

У нее было в селе два дома. В родительском жила сама. Другой - дядин, достался ей по завещанию. Туда 11 лет тому назад пустила жить квартирантов - супругов Екатерину и Николая Онышкивых Когда попросила выселиться, те отказались.

- Им не было где жить, вот я и пожалела себе на голову. Прошло три года. Говорю: "Катя, освобождай дом". А они еще два года меня обманывали, придумывали причины. Я подала в суд, - рассказывает Мария Нарожняк.

В 2017 году дом Марии Владимировны сгорел, стала бездомной. Когда в дом дяди квартиранты не пустили - напротив пепелища обустроила из досок шалаш. Накрыла одеялом и клеенкой. Положила матрас.

- Николай Онышкив помогал бабе - то дрова рубил, то забор городил. Вот она и пустила их, чтобы дом дяди не развалился. Мол, старенький уже, подремонтируйте и живите. Никаких документов не подписывала. Денег с них не брала. Видно, чем-то ее допекли, что сказала выселяться, - добавляет Евгений Степанович. - Те начали бабу за нос водить. Она подала в суд, а квартиранты - на пересуд, будто у бабы документы поддельные. Шесть лет в том разбирались, и таки правда за бабой. А квартиранты не выселяются. Со двора женщину прогнали. Нет сил смотреть, как человек под забором век доживает. Соседи не оставляют - подкармливают, пускают мыться. Но так не может быть. Они молодые, до 50 лет. Екатерина имеет мать, свекровь, у которой дом большой и летняя кухня. Под забором не будут. Но уперлись, чтобы и чужое забрать.

Мария Владимировна до пенсии работала провизором в аптеке. Муж умер, детей у супругов не было. Из родственников - племянницы, но они не общаются. Чтобы не замерзла когда похолодало, женщину приютил сосед Дмитрий Папирник.

- Пустил ее в техническое помещение. Для комфортной жизни не пригодно. Но хоть не на улице баба. Негде спать, помыться, - говорит 39-летний Дмитрий. Живет недалеко от сгоревшего дома Марии Нарожняк. - Она женщина со странностями, но грамотная. У нее была приличная работа, на мотоцикле ездила. Все в селе ее знают и поддерживают. И ни на что не претендует, кроме своего. Имеет пенсию, продает грибы-ягоды. А Екатерину староста консультирует, какие-то липовые справки ей выдает. Не знаю, какая ему выгода от этого. Но она взялась судиться с бабкой. Хотя с документами на дом у нее все в порядке.

В апреле этого года районный суд признал право собственности на дом за Марией Нарожняк. Екатерина Онышкив подала апелляцию. Заседание состоится 10 ноября.

- Суд будет, пусть разбираются с документами. А пока ничего не буду комментировать, - говорит Екатерина Онышкив.

Марии Нарожняк хотели отремонтировали сгоревший дом. И поселили в гериатрическое отделение районной больницы. Но она отказывается от помощи, говорит поселковый голова Николай Бесага, 54 года.

- У нее была кровать в больнице. Но привыкла вести кочевой образ жизни. Замучился с ней разговаривать. Дом сгоревший ремонтировать не хочет. Уже и полиция приезжала, чтобы ее в больницу завезти. Тоже не хочет, - рассказывает Николай Иванович. - А меня виновным сделали, что я на стороне квартирантов. Но Мария Владимировна сама их пустила, не составив соглашения. У них две дочери и сын. Старшая замужем, имеет ребенка. Младшая - школьница. Они там ремонты сделали, теперь не хотят выходить. Предлагали, чтобы сделать Марии отдельный вход в дом - и тоже нет. Живет на природе, когда тепло, а то по соседям. Конечно, не оставим ее в беде. Вместе с социальными службами ищем выход из ситуации.

Сейчас вы читаете новость «"Нет сил смотреть, как человек под забором свой век доживает"». Вас также могут заинтересовать свежие новости Украины и мировые на Gazeta.ua

Комментарии

Оставлять комментарии могут лишь авторизированные пользователи