Ексклюзивы
четверг, 29 июля 2021 07:41

"Начало покалывать в груди. Времени на себя не было"

 

- Три года ищу справедливости, но все напрасно. Предупредила, что предоставлю дело огласки, потому что сама не могу стоят против системы, - говорит харьковчанка 48-летняя Елена Карманова.

8 августа 2018-го врачи Института медицинской радиологии и онкологии им. Сергея Григорьева заподозрили у нее злокачественную опухоль. Предложили удалить часть для проверки. Женщина осталась без правой молочной железы.

- Когда вышла из наркоза, сразу спросила - на месте ли моя грудь. Сказали потрогать. Там были бинты. Я не давала согласие на такое. Орала не своим голосом и просила родителей забрать меня домой, - рассказывает Карманова.

3 сентября Елене сделали еще одну операцию - удалили яичники.

- У меня был сложный график работы. Во время небольшого перерыва вышла на улицу. Промерзла. Начало покалывать в груди. Времени на себя не было. Забежала к гинекологу - посоветовала пройти маммографию, - продолжает. - После обследования врач сказала, что на снимке ее ничего не настораживает. Но порекомендовала показаться онкологу. Тот после осмотра сообщил, что это рак. До этого было много обследований. Ни одно онкологию не подтвердило. Говорил: разрежем - посмотрим. Врач должен был взять кусочек материала и отправить на гистологию. О полном удалении речь не шла. Потом сказали, что нужно отключить функцию яичников, потому что рак гормонозависимой. Я осталась без возможности родить.

Елена работает бухгалтером. На время операции ей было 45 лет. Ни детей, ни мужа у нее не было. Письменного согласия на полное удаление молочной железы не давала.

- После операции я добивалась, чтобы забрать свои анализы и отправить на независимую экспертизу. Мне не отдали. Всеми возможными документами задним числом подтверждают, что имела опухоль. И это только подогревает сомнения, - говорит Елена Карманова. - Ни одной женщине не пожелаю, чтобы с ней так поступили. Это большой стресс, который сложно пережить.

Елена Карманова обратилась в полицию. Там дело расследуют как ненадлежащее исполнение обязанностей хирургами. Женщина через суд хочет получить моральное возмещение - 5 млн грн. За эти деньги планирует поставить имплантат.

- Сразу после операции мне обещали провести такую ​​имплантацию за государственный счет. Дали документ, что сделают не позднее февраля 2019-го. Теперь говорят, что такого не было, - добавляет Елена.

В больнице все отрицают. Диагноз поставили правильно, говорят. Об операции женщину предупредили, говорит директор Института медицинской радиологии и онкологии им. Сергея Григорьева Николай Красносельский.

- Есть диагноз. Он поставлен верно. О чем можно говорить, - добавляет Красносельский. - Не предупредить пациентку не могли. У нас такого не бывает. Единственная ошибка врача - он не сделал официальную запись о том, что будет полное удаление молочной железы. О реконструкции молочной железы за бюджетные средства письмо не давали.

Когда речь идет об удалении органа, согласие должно быть подписано, говорит терапевт из Харькова Александр Рыльцов.

- Исключение - экстренные ситуации. Например, кровотечение открылось и надо спасать пациента, - говорит Рыльцов. - Что касается молочной железы - такая ситуация невозможна как срочная. Бывает, пациенты приходят с поздней стадией, когда рак уже грудь "съел". Тогда удаление органа неизбежно. Но этот случай не является экстренным. Без согласия удалять не должны.

В деле разбираются следователи.

Сейчас вы читаете новость «"Начало покалывать в груди. Времени на себя не было"». Вас также могут заинтересовать свежие новости Украины и мировые на Gazeta.ua

Комментарии

Оставлять комментарии могут лишь авторизированные пользователи