Ексклюзивы
вторник, 20 марта 2018 07:45

Лилию Гордееву ударили ножом 24 раза
3

На два месяца арестовали подозреваемых в убийстве 42-летней Лилии Гордеевой из Фастова на Киевщине. На женщину напали возле детского садика вечером 13 марта. Ударили 24 раза ножом.

— Лиля шла забирать из садика сына Любчика. У ребенка поднялся ацетон. Была рвота, температура. Оставалось пару метров до ворот, когда на нее набросился мужчина с ножом. Нашла в себе силы дойти до больницы через дорогу. Сказала, кто она. Кому позвонить, чтобы ребенка забрали. И потеряла сознание. Спасти не смогли, — рассказывает знакомая погибшей 38-летняя Юлия Шпакович.

Предварительно убийство заказала бизнес-партнер Лилии 55-летняя Алла Домасенко с сыном 22-летним Иваном. Исполнители — 43-летний Алексей Ермолович с сыном Дмитрием, 22 года. Они — работники автомойки в селе Путровка Васильковского района на Киевщине, совладелицей которой была погибшая. В Фастов приехали на джипе "Инфинити". Во время убийства Дмитрий ждал отца в машине.

После обеда в Фастовский районный суд сходятся больше 70 людей — родственники убитой, представители общественных организаций, местные жители.

— Специально из Киева приехала, чтобы посмотреть, кто на такое зверство способен, — тупает на морозе невысокая женщина в капюшоне.

— Никого принудительно не собирали, сами сошлись. Слышали, кого задержали. Там люди с деньгами и связями. Боимся, чтобы не отпустили. Лиля была очень порядочной и хорошей. За таких, как она, нужно бороться, — говорит женщина, на вид лет 60. Имя не называет.

Четыре года назад Лилия Гордеева овдовела. Ее мужа 40-летнего Андрея Заику отравили. Виновных не нашли. Был партнером по бизнесу с Аллой Домасенко — продавали земельные участки, машины, были совладельцами автомойки.

— Лиля тогда была на пятом месяце беременности. Очень трудно рожала. Еще около года получала небольшой доход от автомойки, которая перешла от мужа. Потом Алла Домасенко запретила работникам пускать ее на территорию. Лиля обратилась в суд. Она не хотела чужого, боролась за будущее своих детей — потому что их нужно учить, кормить, — говорит правозащитница 53-летняя Валентина Коваль.

— С мая 2016 года я официально представляла ее интересы в суде. Но за два года дело даже не назначили к рассмотрению. Домасенко в моем присутствии заявляла Лиле: любой ценой, любым способом не получишь ничего. Все время отмечала, что родная сестра ее мужа — судья Печерского районного суда Светлана Смык. Каким-то образом Домасенко получила доверенность от родных покойного мужа Лили. Хотела оставить ее без ничего, отобрать все унаследованное имущество, — добавляет Валентина Андреевна. — Автомойка большой ценности не имела. Но этот процесс оброс рядом нарушений, которые тянули на уголовную ответственность. В конце 2017-го мы обратились в Главное следственное управление. Через несколько дней должно было быть первое слушание по делу. Думаю, это послужило спусковым механизмом.

Лилия Гордеева сама воспитывала детей — 9-летнюю Софию и 3-летнего Любомира. Присматривала за слепой мамой. Старший сын 21-летний Никита четвертый год учится в Польше.

— О смерти мамы узнал из социальных сетей. Не поверил. Тогда увидел пропущенный звонок от младшей сестры. Понял, что случилась беда. Сразу приехал в Украину, — говорит Никита. — 7 марта созванивался с мамой. Очень нервничала. Просила, чтобы связался со своими знакомыми юристами. Советовалась с подругами, как дальше быть с автомойкой. Говорила, может, ну ее. Бросить это все. Сейчас меня все поддерживают — я остался за старшего в семье. Справлюсь. Меня мама правильно воспитала.

Поддержать Никиту пришли его друзья, любимая девушка.

— Все снимайте на телефоны и выкладывайте в интернет, — говорит Никита.

В зале суда недостает места. Люди становятся под стенами. Никиту начинает трясти, ему вызывают врачей. Успокоительные принимать отказывается, выходит на улицу.

В 14:00 заводят Ивана Домасенко. Он в светлых штанах и черной короткой куртке. Напротив него люди ставят портрет погибшей Лилии.

— Гляди, смотри на нее! Такой ее будут помнить дети, запомни и ты, — говорит ему женщина в синтепоновом жилете.

— Шел бы в армию воевать. Сволочь! — кричит из толпы высокий мужчина.

— Я этого не делал, — качает головой Иван.

В зал заходят трое адвокатов, прокурор и судья. Слушание дела решают сделать закрытым. Люди возмущаются.

— Лиля была дома и за жену, и за мужа. Очень сильная. Сама тянула детей. Соня помнит, как папы не стало. Теперь и без мамы осталась. На похоронах сидела возле Лили, гладила ее руки. Все спрашивала, чего они желтые сделались. Неужели какие-то деньги стоят человеческой жизни? — шепотом говорит 70-летняя женщина. Называется тетей убитой. Имени просит не указывать.

Алле Домасенко меру пресечения избирали последний. Вину не признает, обвинения отрицает. Называет их ложью. После решения суда расплакалась.

— Ей себя жаль, не Лилю, — вздыхает Валентина Коваль.

Судебное заседание длилось больше 8 часов. Все четверо подозреваемых будут подавать апелляцию.

12 тысяч долларов заплатили заказчики за убийство 42-летней Лилии Гордеевой из Фастова на Киевщине, говорит прокурор Киевской области 39-летний Дмитрий Чибисов. На женщину напали с ножом возле детского садика. Имела проникающие раны брюшной полости, грудной клетки, порезы на руках и шее. Потеряла почти 3 л крови. Спасти не смогли.

Сейчас вы читаете новость «Лилию Гордееву ударили ножом 24 раза». Вас также могут заинтересовать свежие новости Украины и мировые на Gazeta.ua

Комментарии

Оставлять комментарии могут лишь авторизированные пользователи

Погода