Ексклюзивы
вторник, 28 марта 2017 07:35

"За полтора года ни один человек не ушел добровольно. Судятся, сбегают на больничный"

 

— Не собирался баллотироваться в мэры города. Но изменил свою позицию. Можно сидеть в Верховной Раде и что-то говорить, говорить, говорить. А здесь есть возможность делать настоящее. Пытаюсь быть мэром всего города, а не половины, которая меня избрала. Эта работа совмещает в себе все: от инфраструктуры до гуманитарных вопросов. Город — очень сложный механизм, — говорит 45-летний Борис Филатов.

Встречаемся в его кабинете в городском совете Днепра 10 марта около 12:00. В приемной дежурят охранники. В кабинете при входе — беговая дорожка. В соседней комнате сквозь приоткрытые двери видно боксерскую грушу. Возле стола на тумбе — бюст Тараса Шевченко.

— Мебель не менял. И ремонт не делал. За этим столом работали все наши мэры, — говорит Борис Альбертович. Показывает картину на стене за креслом. Ее нарисовал раненый боец. Назвал "Город будущего". — Портрета президента Порошенко нет. Считаю, он не нужен в кабинете чиновника.

Как близость фронта отразилась на жизни Днепра?

— Днепр показал феномен новой политической нации Украины. Уверен, что именно здесь остановили "русскую весну". Хотя, безусловно, серьезно повлияли и Одесса, и патриотически настроенные харьковчане. Тогда мне звонили с половины Юго-Востока и спрашивали: "Что нам делать?" Мы были как маяк, на который все ориентировались.

Сейчас в городе много военных. Это помогает стабилизировать политическую и экономическую ситуацию. Потому что, в частности, способствует созданию рабочих мест.

Мы изменились и ментально. В больницу Мечникова ежедневно привозят раненых. Вчера шестерых доставили. Если нужно сдать кровь, то отзываются сотни людей.

С 2014 года на местных форумах люди спрашивают о цене жилья и переезде в Днепр. Количество населения выросло?

— Мы всегда говорили, что нас миллион, но имели приблизительно 975 тысяч. А теперь днепрян больше миллиона. Только официальных переселенцев зарегистрировалось почти 40 тысяч. В действительности цифра значительно выше. Они влияют на жизнь города — как положительно, так и негативно.

Каким образом?

— Подойдите к машине, с которой торгуют кофе на улице. Каждый второй, если не трое из пяти — переселенцы с Донбасса. Потому что наши не хотят за 3,5 или 4 тысячи гривен стоять весь день. Такая же ситуация с рабочими профессиями. Только в коммунальных предприятиях несколько тысяч вакансий. Приобрели 13 троллейбусов, покупаем еще 32 — и не можем найти водителей. Зарплата стартует от 5500 гривен, и в перспективе будет 9 тысяч.

Невозможно найти квалифицированного оператора на станок. Хотя предприниматели предлагают хорошие деньги. Кто идет туда работать, так это переселенцы. Они ищут любую работу. И, таким образом, помогают городу.

А какой негативный эффект?

— В первую очередь — рост преступности. Преобладает бытовая: бомбят квартиры, авто, снимают колеса, срывают цепочки, отбирают мобильные телефоны.

Есть еще обращение оружия. Боец вывез ручной пулемет из АТО. Пошел в баню, напился и стрелял по воротам.

Сейчас внедряем программу "Безопасный город". Установим по всему Днепру камеры с высокой разрешающей способностью. Из города нельзя будет выехать, не попав в их поле зрения.

Сколько сейчас в Днепре сторонников "русского мира"?

— Это определить невозможно. Кое-кто затаился. А у многих состоялся переворот в голове. Немало активистов антимайдана после оккупации Крыма стали украинскими патриотами.

Анализируем социальные сети. В каждой школе несколько учителей сидят в пабликах типа "Народ Донбасса" или "Путин — наше все". И даже что-то пишут там. Это — серьезная проблема. Как и Бисмарк (первый райхсканцлер Германской империи. За реальную политику и сильное управление получил прозвище "железный канцлер". Его считают национальным героем Германии. Умер в 1898 году. — ГПУ), считаю, что нам нужны свои священники, врачи, учителя. Иначе можем потерять государство.

Какая ситуация в городе с коррупцией?

— У нас много активистов, есть оппозиция. Они кричат, что в мэрии крадут. Я не прокурор и не милиционер. Не собираюсь бегать с палкой и кого-то отлавливать. Пусть этим занимаются ОБЭП (Отдел по борьбе с экономическими преступлениями. — ГПУ) и прокуратура. Я собрал всех своих заместителей, помощников, начальников управлений. Сказал: "Ребята, я с вами не в доле, вы мне ничего не носите. Если кто-то попадется — не ходите жаловаться. Вы меня услышали? До свидания". А дальше моя задача: все закупки оформить через систему "Прозорро". Мы на пятом месте в стране по уровню ее внедрения. Сэкономили десятки миллионов гривен.

Как чиновники реагируют на это?

— За полтора года ни один человек отсюда не ушел добровольно. Судятся, сбегают на больничный, выключают мобильные. Лопатой не выгонишь.

Начали ремонт центрального моста в Днепре. Это связано с тем, что в Киеве Шулявский путепровод "устал"? Или это плановые работы?

— Когда это произошло с Шулявским мостом, днепряне поняли: не просто придумываем себе работу от скуки. Мы, наверное, первыми в стране провели экспертизы городской инфраструктуры. И ужаснулись. За мост переживаю больше всего. Это — центральная городская артерия. Начали ремонт.

Какие еще проблемы ключевые?

— Основной сейчас считаю медицинскую реформу. Мы единственные в стране, у кого городские больницы отобрали и передали области. Этим занимался Александр Вилкул (в 2011 году в Днепре провели пилотный проект медицинской реформы. Больницы передали на баланс областного совета. Вилкул тогда был губернатором Днепропетровщины. — ГПУ).

Жилищный фонд изношен на 70–80 процентов. На водоканале воду можно пить из крана. А люди пишут: "Почему у нас течет оранжевая вода? Что это за безобразие?" Потому что она идет через трубы, которые не менялись уже лет сто.

Имеете недоразумения с центральной властью в Киеве?

— У меня нет проблем с ней. Немногие в это верят, потому что я — представитель оппозиционного "Укропа", еще и после истории с Геннадием Корбаном (бывший заместитель губернатора Днепропетровской области. 21 марта прошлого года получил полтора года условного заключения за похищение человека. Все обвинения стражей порядка в свой адресу опроверг. — ГПУ). Но грех жаловаться. В мои дела никто не лезет.

Боятся?

— Не знаю. С другой стороны, видят, что не лезу в их дела. Не имею особого пиетета или любви к Петру Алексеевичу. Но могу сказать, что ни за какие блага мира не хотел бы сидеть в его кресле между Путиным и Меркель.

У меня нормальные отношения с премьер-министром, я на "ты" со спикером Верховной Рады. Всегда могу позвонить и что-то попросить. С другой стороны, мне особо ничего не нужно. Привык свои проблемы решать самостоятельно.

Куда двигается Украина?

— В долгосрочной перспективе у нас все будет хорошо. А вот Россия находится в нежизнеспособной матрице.

Нужны ли досрочные выборы в Верховную Раду? Президентские?

— Нет. Я категорически против. Если страну вбросить в водоворот выборов, то все будут сидеть у меня на голове и требовать, чтобы поднимал чей-то флаг. Во-вторых, не хочу, чтобы такие, как Саакашвили, попали в парламент. Меня здесь каждый день раскачивают депутаты. Однако считаю, что сделал немало: метро, трамваи, троллейбусы, дороги. А Саакашвили был главой областной госадминистрации со своим милиционером, прокурором, начальником налоговой, руководителем таможни — и не сделал ничего. Это говорит о его коэффициенте полезного действия.

Будете баллотироваться на второй срок?

— Обязательно. Это — лучшая работа.

От стресса спасают пельмени

Борис Филатов родился в Днепре 7 марта 1972 года. Был самым молодым кандидатом юридических наук в Украине. Работал преподавателем, адвокатом. Защищал интересы миллиардера Игоря Коломойского.

С марта 2014 года был заместителем главы Днепропетровской облгосадминистрации. Через восемь месяцев выиграл выборы в Верховную Раду в округе в Днепре. Осенью позапрошлого года стал городским главой.

На мотоцикле проехал больше 50 стран. Увлекается дайвингом — осуществил более 250 погружений. Коллекционирует миниатюрные изделия японских мастеров XVII–XIX вв.

— От стресса спасаюсь пельменями. Леплю их на даче с друзьями, — говорит Борис Альбертович.

С женой Мариной имеют 22-летнюю дочь Екатерину. Она учится в Лондоне в университете искусств.

Сейчас вы читаете новость «"За полтора года ни один человек не ушел добровольно. Судятся, сбегают на больничный"». Вас также могут заинтересовать свежие новости Украины и мировые на Gazeta.ua

Комментарии

Оставлять комментарии могут лишь авторизированные пользователи

Голосов: 803
Голосование Куда планируете поехать после всех карантинов
  • К морю. В теплые края
  • В туристические города Европы
  • Буду путешествовать по Украине
  • Навещу родителей / родственников
  • Буду работать. На поездки нет денег
  • Мне карантин не мешал путешествовать
Просмотреть