Ексклюзивы
пятница, 10 августа 2018 06:20

"Мы способны не сидеть под "Градами", а освобождать территории"
2

- Нас подняли в четыре утра. Понимание, куда именно направляемся, было только у руководящего состава. Ездили тогда еще на старых КамАЗах. В них сидеть было неудобно, но помогали ящики с патронами. Не было ни танков, ни БТРов. Самое тяжелое, что было - старенький БРДМ, который разве только в музеях показывать, - рассказывает доброволец "Азова" 28-летний Дмитрий Кухарчук об освобождении города Марьинка Донецкой области. Одна из ключевых операций украинских защитников с момента начала российской агрессии состоялась 4 августа.

- Марьинка - это не отдельный город, как, например, Смела, которая отделена от Черкасс 25-километровой полосой лесов и полей. Ее скорее можно сравнить с Червоной Слободой, потому что Марьинка плавно переходит в Донецк.

Со мной ехали Игорь Зайчук, который был моим вторым номером гранатометчика, Сергей Амброс, который героически погиб позже при Широкинской наступательной операции, и его второй номер - Олег Толмачев. О Толмачеве недавно говорила вся страна. Это он отказался пожать руку Петру Порошенко 12 мая во время вручения наград победителям "Игр Непокоренных".

Еще с нами был Андрей Балаган - доброволец из Москвы, который всю дорогу рассказывал истории о Вальгалле (в германо-скандинавской мифологии рай для воинов. - ГПУ). И о том, как он мечтает туда попасть с оружием в руках. Страха не было. Только ощущение необходимости выполнить свой долг.

Встретили нас ребята из 51-й бригады. Дали несколько танков и МТЛБшок. Загрузились с КамАЗов и со священным лозунгом "Слава Украине!" пошли вперед.

На первых минутах продвижения то ли фугас взорвали, то ли мина упала - до сих пор не известно. Но из 30 человек нашего взвода девять получили тяжелые ранения. А Балаган, не выпуская из рук оружие, пошел в Вальгаллу. Первый погибший "Азова" был россиянин, приехавший воевать против путинского режима.

После этого военные собрались с силами и двинулись дальше.

С нами шли ребята из 51-й бригады, хоть и не получали на это приказ. Без какой бы то ни было экипировки. Их поддержка была бесценна. Помню, как один сказал: "Как это вы пойдете дальше, а мы будем сидеть?"

Качественных навигаторов у добровольцев не было. Телефоны оставляли, чтобы их не засекли.

Мы разбили блокпост мерзости, а несколько групп зашли в восточный район Донецка, хоть такая задача и не стояла. Могли в тот день закрепиться в Донецке.

К вечеру освободили всю Марьинку.

Мирные люди встречали нас со слезами на глазах и украинским языком на устах. Даже после контрнаступления русских войск под Иловайском, Марьинка уже четыре года наша. И будет оставаться нашей.

У ребят на передовой забирают тяжелое вооружение и выгоняют добровольческие подразделения. Но мы способны не сидеть под "Градами", а освобождать территории. Мариуполь, Марьинка, Широкино - примеры того, как ребята, которые в подавляющем большинстве даже в армии не служили, не имели тяжелого вооружения, а лишь мотивацию и силу духа, освободили большую часть территории Украины.

Сейчас вы читаете новость «"Мы способны не сидеть под "Градами", а освобождать территории"». Вас также могут заинтересовать свежие новости Украины и мировые на Gazeta.ua

Комментарии

Оставлять комментарии могут лишь авторизированные пользователи

Погода