вторник, 12 сентября 2017 07:30

"Медсестра перед тем, как делать укол, 100 грамм навернула"

— У нас во дворе было три магазина, а теперь 12. Из них шесть — алкомаркеты. Четыре работают круглосуточно, — рассказывает 63-летняя Екатерина Анатольевна.

Живет в центре Донецка. Фамилию не называет.

— Активно открывать алкомаркеты начали в прошлом году, — продолжает. — Как-то зашла, так там продают больше 50 видов водки. С клюквой, перцем и даже с вкусом капусты. Взяла такую попробовать, так как интересно. Невкусная, как брага. Из чего-то, что содержит капусту. Водка есть всякая — и из Украины, и из России. Хочешь какую-то особенную, привезут под заказ. Соседка с Житомирщины, просила тамошнюю. Через неделю уже имела. Говорят, алкомаркеты крышует Захарченко. Поэтому любой алкоголь под силу. Хоть из Америки, хоть из Израиля. Лишь бы платили. Литр водки здесь стоит 120 рублей — почти 65 гривен.

Самые популярные в Донецке магазины — "Штопор", "Поляна", "911". Некоторые привлекают покупателей рекламой: "Алкомаркет Бухарез. Причина многих увлекательных приключений". Сейчас он опечатан. В прошлом году здесь можно было купить оптом водку, пиво и воду.

— В магазины ходят преимущественно военные, — говорит Екатерина Анатольевна. — Мои окна как раз напротив такого алкомаркета. Когда в городе комендантский час, по улицам ходить нельзя. Но те магазины работают. Вижу, как они с девушками здесь устраивают оргии. Часто до утра бухают. Раз понапивались, стали на спор стрелять по окнам. Люди написали обращение. Так утром один из магазинов закрыли. Товар куда-то вывезли. Через неделю вернулся под другим названием. В магазины "911" заходишь, как в аптеку, а там — водка.

— Все пьют и до работы, и после, и даже во время. В прошлом месяце попала в больницу. Так медсестра перед тем, как делать укол, 100 грамм навернула, — говорит донетчанка Галина Чумаченко, 34 года. — А продавщица в нашем хлебном все время под прилавок пряталась. Думала, что-то там ищет, пока не пришла в конце дня. Она уже на ногах не стояла.

Каждый второй, кто живет на оккупированной территории, излишне употребляет алкоголь. Такие выводы сделали в исследовании ООН. За последний год только в оккупированном Донецке появился 151 алкомаркет.

— Таня, у тебя нет чекушки? — говорит соседке 55-летняя Любовь. Она — в домашнем халате, с растрепанными волосами. — Я отдам, мне нужно опохмелиться.

— На, но чтоб отдала точно такую. Мне нужно самой — делать мазь для тела.

Женщина исчезает на несколько дней. Приносит водку назад. Через день исчезает на несколько недель. Нет и дочки Валентины. Та работала до войны продавцом. Уволили, потому что крала на работе. Новый хозяин магазина не стал терпеть недостачу. На вид ей 35, не замужем. Муж ушел к другой сразу после рождения ребенка. Соседи сплетничают о Валентине, которая украла деньги у другой соседки Людмилы. Вместе выпивали. Вызвали "полицию ДНР". Те предупредили — если дернет их еще раз, лишат опекунства над внучкой Ольгой.

Людмиле на вид — 60, неухоженная.

— 14-летнюю Олю она взяла под опеку, еще когда ей было четыре, — говорит одна из соседок. — Мать куда-то пропала. Девочка заканчивает девятый класс, мечтает стать медсестрой. Бабка не занимается ею. Ездит по пенсию и детские в Украину. Получает помощь и в ДНР. Почти половину тратит на водку. Несколько раз была замужем. Ее не любят, потому что под хмельком ссорится. Раз соседке подожгла двери. Этажом ниже над Людмилой живет Лера. Ей где-то 35. Смотрит за мужем-инвалидом. Дочка учится в школе. Иногда с компанией женщин пьют водку. Но никогда не ссорится с соседями.

— Лучше бы ребенку дыню принесла, чем травится паленой водкой за 90 рублей. Вот Маша пьет, но хоть ребенку все покупает, — говорит 70-летняя Тамара Васильевна. — Ей — 37. Имеет 12-летнюю дочь. Работала раньше продавцом. Встречалась с боевиками ДНР. Они хорошо зарабатывают, поэтому женщины охотно с ними водятся. Когда у нее новая любовь — бросает пить.

Магазин окупается за две недели

— Открыть алкомаркет не так просто, — говорит 45-летний Евгений. Фамилию не называет. Имеет одну из наибольших сетей алкомаркетов на оккупированной территории.

— Этот бизнес крышуют главари. Ввозить алкоголь из России разрешено исключительно по подписи руководителя ДНР Александра Захарченко. Чтобы открыть малый магазин, который работает в дневное время, нужно иметь 10 тысяч долларов. Из них 7 — отдать за разрешения. Алкоголя покупают много. Самый ходовой — водка.

Боевики днем стреляют, а ночью ходят "на заправку". Прямо в магазине по пол-литра каждый выдувает. Между собой называют алкоголь "микстурой". Рассказывают о тяжелой работе, убийствах, диких приказах стрелять.

В долг много берут. Имею дневник, куда вписываю таких. Когда долго не отдают, иду к руководству. Те отчисляют из зарплаты.

Магазин окупается за две недели. Думаю, если открыть нарколарек, то такой быстрой окупаемости не будет. Молодежь ходит пить. Девушки по 12 лет бегут в магазин. Часто прямо за дверью употребляют. Ребята приходят с 16.

В день получения пенсий отбоя нет от людей. Каждый берет по четыре-пять бутылок водки. Стресс снимают. Нет поддержки ни с украинской территории, ни от боевиков, поэтому все пьют.

Сейчас вы читаете новость «"Медсестра перед тем, как делать укол, 100 грамм навернула"». Вас также могут заинтересовать свежие новости Украины и мировые на Gazeta.ua

Комментарии

Оставлять комментарии могут лишь авторизированные пользователи