Ексклюзивы
пятница, 09 февраля 2018 07:50

"Кричала, что хочет умереть — так ей болело"

Четыре месяца — с конца сентября до начала января жила на улице возле собственного дома 65-летняя Вера Черечукина из села Мурзинцы Звенигородского района на Черкасчине. В доме живет ее дочь Анна Кравченко, 31 год, с зятем и тремя детьми. Сельский председатель заставила забрать Веру Черечукину домой. В прошлом году женщина перенесла инсульт.

— Вера дневала и ночевала на грязном диване под домом. Говорила, ей нравится лежать на улице — не верю. Подозреваю, дети выставили ее, потому что вместе тесно. Или не выдержала нареканий из-за этого. Действительно, в доме негде развернуться, — говорит соседка Марина Момот, 75 лет. — Вера держала большое хозяйство — почти два десятка коров. Детям купила по машине. Анне приобрела двухкомнатную квартиру в городе. Имеет еще одну дочку, но она сюда никогда не наведывается. После инсульта большинство живности распродала. Я неоднократно приходила и говорила с Верой, чтобы шла в дом. Она наотрез отказывалась, но не объясняла причину. Видно, детей выгораживала.

После инсульта плохо ходила, потому что парализовало левую сторону тела. Пыталась что-то сделать по хозяйству. В декабре прошлого года упала и сломала бедро. Три дня лежала на улице. Кричала, что хочет умереть — так ей болело. Дочь угрожала палкой. Мол, чего ты тут разоралась. Я Анну просила, чтобы отвезли мать в больницу. Послушала. Когда Вера выписалась, осталась под домом на диване, — добавляет Марина Момот.

Дом Веры Черечукиной расположен на краю села возле поля. Забора нет. Возле двора стоят "Жигули". На лай собак выходит Анна Кравченко. Одета в теплый халат.

— Неоднократно просила мать вернуться в дом. Она отказывалась, — говорит Анна. — В село с семьей переехали из Звенигородки, когда мама заболела. Нужно было присматривать. На улицу ее не выгоняли. Сама захотела лежать на холодном воздухе. Когда кто-то пожаловался председателю, забрали в дом.

Анна приглашает в дом. У входа лежат мешки с зерном. Рядом стоит засаленный диван, на котором жила ее мать. Женщина просит прощения за беспорядок. В доме две комнаты. Там грязно, холодно. Вера Николаевна лежит закутанная в теплое одеяло на кровати.

— Люблю, когда прохладно. Сама захотела на улице быть, — утверждает Вера Черечукина. — Дети грели воду в бутылках и обкладывали меня с обеих сторон. Было тепло. Укрывалась пуховым одеялом. От дождей меня закрывали прицепленные сбоку рядна. Ночью страшно не было. Если бы что-то не так, зашла бы в дом. По приезде председателя села меня нагло занесли в дом.

— Заставила забрать Веру Николаевну в дом. Ужаснулась, в каких условиях живет их семья. Грязь, беспорядок, черные стены. Дала срок, чтобы Анна поубирала. В прошлый четверг приезжала комиссия по райгосадминистрации. Застали почти ту же картину. Правда, стены побелили. Вера божится, что ее все устраивает и никто на улицу не выгонял. Возможно, оправдывает детей. Предлагали оформиться в дом для пожилых людей. Не хочет, — говорит сельский председатель Елена Стрелец.

Анна Кравченко работала на сыродельном комбинате. Сейчас в декрете. Ее муж безработный. Держат четырех коров. Ежемесячно за молоко получают почти 4 тыс. грн. Старшие сыновья учатся в школе в Звенигородке.

Сейчас вы читаете новость «"Кричала, что хочет умереть — так ей болело"». Вас также могут заинтересовать свежие новости Украины и мировые на Gazeta.ua

Комментарии

3

Оставлять комментарии могут лишь авторизированные пользователи

Голосов: 12348
Голосование Почему я не буду голосовать за Юлию Тимошенко на президентских выборах в 2019 году?
  • Она уже была во власти и показала все свои возможности
  • Стране нужен президент другого качества
  • Ни на каких выборах не поддерживал ни ее, ни партию "Батькивщина"
  • Еще не определился с кандидатом
  • Буду голосовать за Тимошенко
Просмотреть
Погода