Ексклюзивы
пятница, 02 марта 2018 06:45

"В какой-то момент Александр Янукович стал теневым президентом Украины"

 

— Отгораживаться от России нужно везде. Невозможно это сделать лишь на оккупированном Донбассе. Выбор простой: или мы, или они, — говорит директор Центра исследований социальных перспектив Донбасса, главный редактор сайта "ОстроВ" 45-летний Сергей Гармаш.

Говорим на украинском. Иногда переходит на русский.

Часто бываете на Донбассе?

— Уехал из Донецка 5 мая 2014-го, когда по окнам выпустили очередь из Калашникова. Тайно приезжал поездом. Прекратил 5 июля, когда банда "министра обороны" ДНР Игоря Гиркина вошла в Донецк и началась оккупация. Меня обвинили в работе на ЦРУ. В новостях говорили, завербовали в киевском ресторане. Хоть не раз бывал в США.

Когда почувствовали, что война будет?

— В марте 2014-го давал интервью. Начинался террор на Донбассе. Говорил, что эти люди зовут войну и не на год. Когда наши начали освобождать города, поверил, что вернем Донецк. После Иловайского котла, когда Россия ввела войска, понял, что это надолго.

Координировал "Комитет патриотических сил Донбасса" — объединение более 20 проукраинских организаций. Создали, когда на митинге в Донецке 13 марта убили Дмитрия Чернявского (был спикером областной ячейки ВО "Свобода". — ГПУ).

Были ли еще протесты?

— После смерти Чернявского мы ввели мораторий на большие акции. Но приближалась встреча в Женеве 17 апреля 2014-го. Были дипломаты из Украины, США, ЕС и России, весь мир смотрел. Решили провести митинг. Показать миру, что Донецк — украинский. Занялся организацией. Начали звонить незнакомые, что веду людей на бойню. Спрашивали, готов ли отвечать за смерти. Давление было безумное. По телевизору местная власть и милиция ежедневно предупреждала людей не идти. Но никто не решился отменить акцию.

Не боялись?

— Понимал, люди — не бараны и идут туда, осознавая риск. Должен был создать им условия. Хотя до сих пор многие пишут, что договорился с Ринатом Ахметовым и террористами. Потому что это был единственный митинг, который не били. В действительности это — следствие тщательного планирования. Мы разработали план по отвлечению внимания. Сплетничали, что хотим захватить обладминистрацию, которую держали боевики. Мол, выйдут нас бить, а мы захватим здание. Митинг охраняло около тысячи Внутренних войск.

Вы родом из-под Енакиевого. Пересекались ли с Виктором Януковичем?

— На выборах мэра Енакиевого в начале 2000-х поддерживал знакомого бизнесмена. Губернатор Янукович — другого. Выиграл его ставленник. Оказался никаким. Через несколько месяцев тот забрал его к себе начальником торгового отдела. Я спросил, для чего. Есть же бизнесмен, который мог стать хорошим мэром. "Может, человек и нормальный, но — не мой. Власть — это контроль. А так я и должность не отдал чужаку, и здесь получил своего человека".

Это был 2002 год. Янукович собирался идти на Киев. Решил познакомиться со мной, потому что в регионе я представлял "Радио Свободу", "Интерфакс", писал для "Украинской правды", "Зеркала недели". На первой встрече сказал, что планирует идти в премьеры. Я оценил доверие и не разглашал это. Но понял, что будет потребность в информации из региона. Поэтому создал "ОстроВ". До личного знакомства Януковича считал туповатым. На мероприятиях он медленно говорил, можно было писать без диктофона. При общении увидел, что он очень целеустремлен. Годами шел к успеху через унижения и хитрости. Довольно мудрый, хотя не интеллектуал и без образования. Намекнул, что нацелен на президентство. Считал, оно ему навредит. Так и вышло. Это — не его уровень. Мог бы быть неплохим губернатором.

Почему не понял этого вовремя?

— Думаю, его обманули тогда экс-президент России Владимир Путин и президент Дмитрий Медведев. Харьковские соглашения (в 2010-м продлили до 2042 года пребывание в Крыму российского флота, который должен был уйти в 2017-м. — ГПУ) были чистым "разводняком". Не мог этого признать, потому что гордый и себялюбивый. В какой-то момент уступил сыну Александру, который стал теневым президентом. Это вызвало сопротивление в окружении. Потерял лояльных людей и контроль ситуации.

Имел несчастливое детство. Все время доказывал, что может быть богатым и успешным. Это стало одним из факторов падения. Но без согласия России не убежал бы. Уже известно, что 20 и 21 февраля 2014-го помощник Путина Владислав Сурков и один из генералов ФСБ были в Киеве. До тех пор через Виктора Медведчука серьезно влияли на процессы.

Какая власть нужна Донбассу?

— Хозяин, который будет заботиться о регионе, а не о себе. На Донбассе нет облсовета. Людей лишили возможности избирать. Присылают губернаторов. Те ходят в вышиванках и ведут себя так, будто остальные — коренные индейцы со стеклянными бусами. Привозят своих людей и фирмы, которые выполняют госзаказы за откаты, а местные — без работы. Это показатель недоверия Украины к Донбассу. Хотя тот остановил нашествие России. Могло бы быть, как в Крыму, если бы не поднялись.

Что сейчас может сделать Украина, чтобы показать другое отношение?

— Упростить пропускной режим. Нужно просить разрешение СБУ на въезд заблаговременно. На компьютере бывают сбои. Родственница выезжала. Вернуться туда не могла, потому что разрешение закончилось. Бумажного не имела. Человек показывает паспорт. Почему этого мало?

Не могу увидеть племянников, потому что сестры развелись с мужьями и нужно нотариальное разрешение вывезти детей. А у нас не признают документы оттуда. Это — разделение семей. Если там усыновил ребенка и сюда везешь — отберут в детдом. Люди не могут вывезти оттуда вещи.

Не решаем эти проблемы только из-за интереса власти. На контрабанде делают большие деньги, невзирая на блокаду. Логистические центры, в которые вложили миллионы, — не заработали. Потому что невозможно было установить "крышу" над контрабандой.

Что делать с пенсиями?

— Граждане Украины приезжают на подконтрольную территорию. Имеют право получить ее. Безразлично, зарегистрированы переселенцами или нет. Это наши информационные посланцы. Кто совершил преступление — не поедут, потому что придется за это ответить.

Если Россия уйдет с Донбасса, заберет террористов?

— Есть данные, что вроде бы существуют договоренности между Россией и Западом. Украина выполнит политическую часть Минска, даст особый статус оккупированным территориям, проведет выборы, контролируемые Россией, но их признают Запад и Украина. После этого закроют границу. Но Россия заберет до 15 людей из "верхушки". Остальных оставит нам. Потому что это люди, которые будут нести ее политику за линию разграничения на всю страну. Поэтому Минск для нас опасен.

Есть ли стратегические решения по обмену пленными?

— Нет. В Минских соглашениях прописан "обмен незаконно удерживаемыми". Там — три миллиона наших граждан. Могут хватать их, сажать на подвал, и мы будем вынуждены обменивать. На этом могут пиариться разные медведчуки. Делать нас участниками преступления, потому что "незаконно" удерживаем террористов.

Интересно вышло с экс-мэром Торецка Владимиром Слепцовым (в 2014-м вносил на сессию горсовета вопрос о незаконном референдуме. За это грозило до 15 лет. — ГПУ). Прокуратура попросила суд выпустить его из-под стражи, потому что согласился на обмен. В последний момент отказался и вернулся в Украину свободным. Хорошо, если хитро обманул.

Нужна амнистия для боевиков?

— Преступники должны отвечать за преступления. Амнистия — это процесс: осудить, а затем амнистировать. Нельзя амнистировать предателей — чиновников и стражей порядка, которые работают на террористов. Кто убивал. Пусть убегают в Россию. Здесь не нужны ни амнистированными, ни арестантами. Но важно различать преступников и тех, кто стал жертвой обстоятельств.

В ЛНР был "переворот". Боевики подчиняются России или самостоятельны?

— Оперативное управление там было всегда местное. Россия не будет разносить пенсию по квартирам, и Путин не будет определять, кому давать премию. Другое дело, что все кадровые вопросы, в частности назначение "глав" районов — решают в Москве. Об этом они часто оговариваются в выступлениях. То были соревнования ФСБ и политиков за финансовые потоки и контрабанду.

Почему Крым выпал из нашей повестки дня?

— Потому что на Донбассе война, а в Крыму ее нет. В Минских соглашениях есть пункт "выведение всех иностранных вооруженных формирований с территории Украины". Крым — тоже Украина. Но о нем не шла речь. Власть в сущности обменяла Крым на Донбасс. Время от времени принимают резолюции относительно полуострова в ООН. Каждую подают как большую победу. Это — имитация. Крым включили в состав РФ. Чтобы забрать, нужно объявить войну России. Их конституция не предусматривает добровольного выхода. Это будет проблемой, пока Россия будет существовать в пределах империи.

С лета 2014 года в Донецк не возвращался

Сергей Гармаш родился 27 февраля 1974-го в городе Юнокоммунаровск (с 2016 года — Бунге. — ГПУ) поблизости Енакиевого на Донбассе. Мать — штукатур.

— Убегал из детсада, — говорит Гармаш. — Был книжный парень, много читал. Ненавидел ходить строем.

Закончил факультет журналистики Киевского университета им. Тараса Шевченко. 10 лет проработал корреспондентом "Радио Свобода". В августе 2002-го с друзьями основал Центр исследований социальных перспектив Донбасса. Через три месяца — сайт "ОстроВ" о социально-политической жизни региона. Жил на два города — Донецк и Киев. С лета 2014 года в Донецк не возвращался.

Мечтает писать детективы. Разведен, детей не имеет.

Сейчас вы читаете новость «"В какой-то момент Александр Янукович стал теневым президентом Украины"». Вас также могут заинтересовать свежие новости Украины и мировые на Gazeta.ua

Комментарии

Оставлять комментарии могут лишь авторизированные пользователи

Голосов: 11953
Голосование Почему я не буду голосовать за Юлию Тимошенко на президентских выборах в 2019 году?
  • Она уже была во власти и показала все свои возможности
  • Стране нужен президент другого качества
  • Ни на каких выборах не поддерживал ни ее, ни партию "Батькивщина"
  • Еще не определился с кандидатом
  • Буду голосовать за Тимошенко
Просмотреть
Погода