Ексклюзивы
вторник, 06 августа 2013 00:30

"Надо выбрать на Майдане переходное правительство"

Автор: фото: Сергей Старостенко
 

Один из организаторов "Врадиевского шествия" 57-летний Василий Любарец отсидел 10 суток в украинской тюрьме за проведение митинга на площади Независимости. Суд запретил проводить там акции с 20 по 31 июля. Показывает два паспорта — украинский и американский. Объясняет, что он гражданин двух государств.

Украинский закон запрещает двойное гражданство! — выкрикивает кто-то из журналистов.

Пусть, — улыбается Василий Алексеевич. — Паспорт США позволяет мне быть свободным человеком, ехать куда пожелаю. Закон должен регулировать, чтобы каждый человек имел столько паспортов, сколько захочет.

После пресс-конференции выходит на улицу. Там три десятка людей стоят с красными флагами с надписью "Спас" и плакатами "Любарец — провокатор", "Иди пешим ходом в Америку".

Василий Алексеевич машет им рукой. Идет на площадь. Здесь 14 участников "Врадиевского шествия" ожидают его, сидя на парапете. Он с каждым обнимается. Садимся поговорить в кафе неподалеку. Заказывает себе грейпфрутовый сок.

Что чувствовали, когда вас задержали?

Было ощущение прямого заказа. Два суда относительно меня состоялись в один день. Два протокола во время акции составлял один и тот же мальчик, старший лейтенант.

Когда везли в изолятор, я думал, это испытание. Не так для меня, как для нашего дела, то есть для шествия. Если нас давят — следовательно, мы чего-то стоим.

Переживал немного, что люди разойдутся. Но было это ощущение— такого не будет. Опыт показывает — благодаря шествию как активному процессу рождается гражданин. Это происходит через личную жертву, покаяние и самоочистку.

Как прошли 10 суток ареста?

Сидел в обычной камере: три кровати, окно, расписание на двери — подъем, прогулки, отбой. Но часов не было ни у кого. Поднимали где-то в семь-восемь. Потом нас обыскивали. Дальше — горизонтальное положение, читал книжки, общались с сокамерниками. Принесли книжку "В подполье можно встретить только крыс" правозащитника генерала Григоренко. Ежедневно выводили на часовую прогулку во двор, вольер 5 на 6 метров. Ребята курили, а я так ходил.

Со мной сидели двое. Одному 37 лет. Второму 47, зовут Олегом, провел за решеткой 31 год. Он рассказывал о своей семье: жена умерла, сын отбывает вторую ходку. Говорили о жизни. Эти ребята — нормальные люди, просто пошли против системы вот таким своеобразным путем.

Как спалось? Что снилось?

Читал допоздна. Спалось хорошо, ни один сон не помню. Я — человек военный, привык спать на твердом, поэтому никакого дискомфорта не чувствовал. Постель — серая, обычная солдатская. Просыпался раньше, чем надеялся, и всегда с хорошим настроением. Когда закрадывались сомнения, выйдет ли что-то, гнал их. Ведь кто сомневается, тот не войдет в Царство небесное. Думал о том, что политики не осознают — они слуги людей.

Из одежды имел футболку и штаны, передали еще одну футболку и кофту. А больше и не нужно. Камера было серая, никаких других цветов, конечно.

Что делали с едой, которую выдавали?

Отказывался. Сокамерникам предлагал съесть мое. Но пили только мой чай, потому что пайки были очень большими. Они и свое еле доедали. Утром давали макароны, в обед — суп и пшено. А вечером каша.

Какая была камера?

Кроме кроватей, только расписание, условия содержания, права заключенных, столик и три стула, прикрученные к полу. Маленькое окно в камере было все время открыто, воздуха хватало. Не холодно и не жарко.

Писали письма из-за решетки?

Через адвоката один раз передал "врадиевцам" благодарственное письмо. Чтобы держались. Отводили в отдельную комнату на час, давали блокнот, ручку, и я писал. Потом это забирали. В последний день, когда я закончил писать, мне говорят — давайте сюда. Я отвечаю: "Зачем? Я же уже выхожу". А они: "Нам нужно копию снять. Мы все время так делали".

В тюрьме писал раздел к своей книжке "Формула свободы и Хартия гражданина". Анализировал опыт "Врадиевского шествия". Самое главноевсего — в украинском обществе нет понимания того, что должны быть хозяева — граждане и слуги — власть. Люди ищут третью силу везде, видят в  политиках, хотя и не доверяют им. Но не понимают, что третья сила — это они сами.

Тюрьма как исправительное заведение что-то изменила в вас?

Сильнее убедила, что все делаю правильно. Моя идея и цель — прийти на Майдан и выдвинуть такое предложение нашему гаранту, от которого он не сможет отказаться.

Не маловата ли поддержка, чтобы вас услышали?

Сначала думал, только пойдем, люди начнут присоединяться. Но им вбили в голову "мы ничего не можем", "ничего не выйдет, потому что у власти такие возможности, столько денег".

Запрос на третью силу в обществе есть. Я вижу это как сообщество сознательных граждан — отдельную ветвь власти в новой политической системе.

Вот есть у нас общее избирательное право. Это — хорошая игрушка для власть предержащих. Моя идея заключается в том, чтобы не всем давать право голоса. Его будут получать взамен за жертвенное служение обществу: кто-то в армии отслужил без вознаграждения, кто-то в госпитале медсестрой работал, другой взял к себе деток-сирот. Человек, который таким способом получит право голосовать, будет ценить его и никогда не продаст.

Вы 14 лет жили в США. Чем гражданское сознание американцев отличается от нашего?

В Америке также есть проблемы, но там люди ценят свободу. В Штатах нет доверия к украинской власти. Его нужно заслужить. Но простые американцы всегда протянут нам руку. Надеюсь, они видят наше шествие и будут доверять нам.

Перед Днем Независимости во Львове будет пройдет Мировой конгресс украинцев. Хочу призвать все украинские диаспоры мира присоединиться к нашей акции с флагами своих стран.

Когда планируете начать всеукраинское шествие?

Реально — в ноябре этого года оно должно начаться по всей стране. Люди из разных городов и сел будут собираться в разных пунктах и идти на Киев, присоединяясь друг к другу. Одобрительно относимся к инициативе и творческому поиску на местах. Главное — четыре принципа: шествие — мирная, открытая, уличная и жертвенная акция. Мы жертвуем друг другу спальники, помогаем как можем. Это нормально. Не так как нардеп-"ударовец" Сергей Каплин кашу варил, а в палатках с нами не спал. Хочешь быть лидером — должен есть из одной миски.

На Майдане будет своеобразный "офис". Мы здесь держим флаг.

Предположим, шествие удастся организовать по всей стране. Что дальше?

Нужно всем прийти на Майдан. Будет 100 тысяч людей — их не смогут разогнать. Столько было у польской "Солидарности", в Чехословакии. Шествием мы соберем столько. Власть не понимает, что сама упадет без толчка. Во время интернета слово вышло из-под ее контроля.

Нужно избрать на Майдане переходное правительство. Не из теперешних политиков, а из обычных людей. А вот переходным президентом должна быть Тимошенко. Я с ней лично не знаком, однако избрание ее лидером Майдана в 2004 году — в этом есть Божий умысел. Потом она делала ошибки, но сейчас их искупает, проходит очистка.

Как выстроить систему, которая будет учитывать интересы граждан?

В Украине будет четыре ветви власти. Одна — исполнительная, ее будет возглавлять президент. В его распоряжении будут все министерства, кроме четырех. Министерства науки, образования, юстиции и гетманат — силовые структуры будут стоять отдельно. Третья ветвь — Верховная Рада, там достаточно 300 депутатов. Четвертая — национальные авторитеты, совесть народа. Это 12 человек, например, Левко Лукьяненко, Лина Костенко, Евгений Сверстюк, Мирослав Попович. Они не будут иметь исполнительные функции, но получат право вето на любое решение власти. Все это можно быстро воплотить. Нужна только политическая воля.

К Любарцу подходит лидер женского движения "За свободную Украину" — Раиса Шматко. С ней лидер партии "Новая жизнь" 39-летний Игорь Федоренко.

Может, все же к людям пойдем, — повышает тот голос. — Журналисты забрали все время.

Василий Алексеевич просит прощения и возвращается к митингующим.

Работал в Америке дальнобойщиком

Василий Любарец родился в Казахстане. Родители обрабатывали целинные земли. Переехали в город Пирятин на Полтавщине. Учился в Киевском военном институте связи. 20 лет служил офицером в Подмосковье. Имеет звание майора.

В 1992 году ушел из армии, через год получил украинский паспорт и перебрался в Киев. Работал начальником цеха в Укррыбе. Несколько лет не имел работы, учился на юриста в Киевской школе управления и права. В 1998-м старшая дочь забрала его в США, она там вышла замуж. В 2008-м получил американское гражданство. Год работал дальнобойщиком. Сегодня президент нефтедобывающей компании "Карпатия".

Постоянного местожительства не имею, поэтому называю себя бомжем, — говорит о себе Любарец.

В Украину вернулся в прошлом году. Семью оставил в США. Жена 54-летняя Лидия работает ассистентом врача в штате Юта. Дочери 36-летняя Татьяна — домохозяйка, 34-летняя Дарья — медсестра. 19-летняя Анастасия в этом году закончила школу и поступила на медицинский факультет университета в Юте. У Любарца есть внук и внучка.

Сейчас вы читаете новость «"Надо выбрать на Майдане переходное правительство"». Вас также могут заинтересовать свежие новости Украины и мировые на Gazeta.ua

Комментарии

21

Оставлять комментарии могут лишь авторизированные пользователи

Голосов: 803
Голосование Куда планируете поехать после всех карантинов
  • К морю. В теплые края
  • В туристические города Европы
  • Буду путешествовать по Украине
  • Навещу родителей / родственников
  • Буду работать. На поездки нет денег
  • Мне карантин не мешал путешествовать
Просмотреть