Ексклюзивы
среда, 11 января 2006 20:02

Владислав Каськив: "Дед называл меня "Владзюней"

С 32-летним Владиславом Каськивым, "ГПУ" договорилась встретиться в офисе "Поры", возле Андреевского спуска.

10 минут меня держали за дверью, под объявлением: "Выход из офисапосле 20.00 через решетку второго этажа. (Во дворе отвязанная собака.)" Белую бумажку с печатными буквами прикрепили к двери желто-черными налепками "Поры". Немного ниже, между этажами, висел маленький плакатик: "Пора спитати" — с портретами Тимошенко, Ющенко и Литвина.

Владислав на полчаса опоздал — застрял в давке на Подоле. Забежал, виновато извинился, сбросил легкое полупальто, из которого за последние полгода немного вырос, и остался в синем, тоже нешироком, пиджаке и рубашке с расстегнутым воротником. Пресс-секретарша в короткой джинсовой юбке сообщила, что через полчаса у него эфир на ICTV, в "Свободе слова".

— Надо было предупредить, я же — не по форме, — сделал он замечание.

У него был уставший взгляд и темные круги под глазами.

Минут 20 мы пообщались в прохладном зале — свежеотремонтированном, за огромным овальным столом для заседаний. Над меньшим столиком, для президиума, на всю стену парил нарисованный орел с желтыми перьями — символ "Поры".

Каськив успел только рассказать, как стал советником президента: Ющенко сам позвонил ему на мобильный. Меня интересовало, возят ли его теперь на государственном авто.

— Даже не знаю, положено ли мне иметь государственную машину, — потер он лоб.

Мы договорились договорить завтра, в ресторане "Тайм-аут". Название Владислав перепутал — назвал заведение "Прайм-таймом".

— Утром я буду на съезде у Анатолия Матвиенко. А потом убегу, — пообещал он.

Это была суббота. Опоздал он на 40 минут. Был в сером респектабельном пальто, сером костюме, рубашке в тон и при бордовом галстуке.

Объяснил, что начало съезда ужасно затянули, а он должен был зачитать политическое приветствие. Своей речи он так и не сказал — отправился на запланированное интервью с "ГПУ".

Тарас, не помнишь, какая у меня зарплата? Мы же справку брали специально

Официантка принесла ему стакан минералки без газа, кофе и мед. Мы продолжили прерванную беседу об автомобилях.

— Я езжу на беленьком микроавтобусе "VITO", похожем на бронетранспортер, — рассказал он. — Это моя машина, которая обслуживает "Пору". Что только не возила — и бензин, и желто-черные ленты, и обогреватели, и цепи! И людей, конечно, тоже. Как-то 18 душ за раз. По углам до сих пор валяются гвозди и муляж гранаты, — политически пошутил Владислав, быстро перечитывая эсэмэску.

А какую зарплату получает советник Ющенко?

— Можно, я уточню, — просит он, и набирает кого-то на мобильном. — Тарас, не помнишь, какая у меня зарплата? Мы же справку брали специально. А у кого она? Это плохо. Там сложная система начисления, еще что-то не то скажу, — коротко засмеялся он. — Ну, в пределах четырех тысяч гривен. У советника смешная зарплата — что-то гривен 700, А остальное — неправдоподобные начисления: за особый характер работы, за особые заслуги... Это точное отражение эфемерности статуса госслужащего. А советники президента вообще живут в виртуальном мире, им места на земле нет.

А кабинет на Банковой у вас есть?

— N 215, в святая святых — так называемой закрытой зоне, на втором этаже, — он сделал вид, что очень гордитсяэтим. — Даже клерки, которые там работают, излучают особое "боголепие". Но я чиновником себя не чувствую.

Часто бываете в своем кабинете?

— Бываю, — задумчиво протянул он. — Но от звонка до звонка не сижу.

Много ваших советов выполнил Ющенко?

— Я знаю, что президент читает все мои докладные, поскольку на них имеются его визы. Но когда предложения, уже проработаны, возвращаются к нему снова, они напрочь искаженные, и идут уже мимо меня, — он посмотрел, кто ему звонит, и отложил телефон. — Советников на работу берет президент. Хорошо, если бы на нас еще как-то реагировали. Иначе, зачем протирать штаны и расходовать по четыре тысячи государственных денег? — Владислав немного повысил голос.

Вы становитесь настоящим политиком: так хорошо говорите.

— Спасибо-спасибо, аж подскакиваю, — рассмеялся он. — Но не думаю, что это комплимент.

Мы поговорили о жизни в столице, куда он переехал в 1993-м из Черновцов.

Две недели лежал дома под капельницами

— Поменял, по-видимому, 30 квартир. Имел квартиру на Кловском спуске, но перед выборами продал — были нужны деньги. Сейчас снимаю — здесь рядом, на Красноармейской. В ней меня в прошлом году арестовывали. Имею полторы комнаты, — признался он. — Вместе с маленькой пристройкой на втором этаже.

Вы женаты?

— Был.

Расскажите.

— Ну что здесь рассказывать? Женился в 1996-м, на Елене Гансяк-Каськив, 31 год. Кое-кто из друзей до сих пор считает наш развод шуткой. Кстати, на Евровидении Елена руководила лагерем "Поры"... У меня имеется несколько жизненных задач, о которых я вам не расскажу, но которые должен выполнить до 33-х дет. Почему-то думал, что мне должно уже стукнуть 33, — Владислав потихоньку засмеялся. — А затем на пальцах посчитал, что — только 32, и даже разочаровался. Кстати, я родился 28 ноября, а записали 1 декабря.

Пошел в Канаде в магазин и купил себе пиджак

Он закашлялся. Рассказал, что работает и ночью — встречи назначает до 3-х часов ночи. Но недавно внезапно упала работоспособность. Обследовался у знакомых врачей и выяснил, что получил воспаление легких.

— Неделю ходил больной, а температура была 35,5. Даже за границу летал, в Америку — читал лекции в Олбане. Потом две недели лежал дома под капельницами. Болезнь — приятная вещь, поскольку дает возможность посмотреть на себя со стороны. Понял, что политика убивает в тебе человека, — он снова закашлялся.

У кого вы одеваетесь?

— Пошел в Канаде в магазин и купил себе пиджак, — проговорил он по-домашнему, с тернопольским акцентом. Отвернул полу пиджака, чтоб я могла прочитать марку.

— В университете имел близкого друга. Все ходили на "пары" в джинсах, а мы с ним — при галстуках. Был в этом какой-то шик. Потом работал в различных общественных организациях, и тоже носил костюмы. Это так осточертело, что теперь даже в Секретариат прихожу неофициально.

А дома?

— Дома у кого?.. — автоматически переспросил он. Мы засмеялись. — Дома я хожу босой и в спортивном костюме. Поскольку больше всего люблю свободу.

Ведете холостяцкий образ жизни?

— Сейчас у меня нет постоянной ... э-ээ... девушки, — просто сказал он.

А кто же стирает и утюжит рубашки?

— Сам. А теперь еще иногда — мама.

Каськив рассказал, что его мама, Валентина, 57 лет, недавно вернулась из Греции, — с заработков.

У нас на огороде был Хрущев

— Она, наверное, единственная, кто знаком сразу с двумя победительницами Евровидения — Русланой и Папаризу. Мама работала у известного греческого режиссера, забыл его фамилию. У него дома бывает в гостях вся греческая элита, — объяснил он. — А маму считали в семье своей. Ходила на все его театральные премьеры.

Владислав тихо засмеялся:

— Я был шокирован: за год она уже свободно разговаривала на греческом и ходила в шортах!..

Папа, — продолжил он, — был добрым, мягким человеком. Умным. Умер несколько лет назад. Кстати, был журналистом, ответственным секретарем в районке. Много ездил. Они с мамой имели по несколько высших образований. А меня воспитывал дед Иван, — его голос изменился. — Называл меня  "Владзюней". Дед походил из очень патриотической семьи, боролся за свободу Украины...

Зазвенел его телефон. Он не ответил.

— Взял себе в жены польку, Маню, — из мелкой шляхты. Полюбили они друг друга в разгар украинско-польской резни! Бабушка прошла через Освенцим, правда, трудовой. Спаслась при помощи польского подполья. Когда убегала по каменистому берегу Днестра — сбила ноги до костей.

В ресторане крутили какую-то легкую песенку. Он нервно разжал пальцы.

— Моя прабабушка... Нет, этого не буду рассказывать... А дед Иван был председателем колхоза. Имел второе по рентабельности хозяйство в Украине. У нас на огороде Хрущев был. Дед часто ездил к нему на личные отчеты. Он первым посадил над Днестром виноградники. В конечном итоге, деду дали "героя", а звездочку — не успели. Приехало начальство из Тернополя, выпили. А дед имел тяжелый характер. Ну, знаете — в лучших традициях: рубал сплеча. Взял, да и процитировал Шевченко — самые интересные места. Через два дня его отправили на персональную пенсию, а звание отобрали... Я, наверное, всю жизнь хочу быть похожим на него.

В школе вы хорошо учились?

— Неплохо, но со школы меня выгоняли. За то, что с другом Артемом сделали себе сине-желтые значки, такие... на пластмассовой основе.

Деть у вас есть?

— Сын Максим, девять лет. До сих пор не чувствует, что родители в разводе, — он потер кулаком уставшие глаза.

Когда в последний раз отдыхали?

— Летом ездил с друзьями в Венесуэлу. На каноэ, через джунгли, проплыли к водопаду — аж красного от железа. Теперь моя цель — Новая Зеландия. Люблю экстрим.

Я люблю острое, но там в тарелочку супа бросают три ложки перца

А восточной философией не интересуетесь?

— Только кухней, — рассмеялся, — но не корейской. Я люблю острое, но там в тарелочку супа бросают три ложки перца. Дома питаюсь полуфабрикатами. Или жарю себе яичницу. Чаще всего ем по кафешках, экономлю время, — аккуратно подстриженным ногтем он задумчиво подковырнул пробковый коврик на столе, на котором стоял его кофе.

Какие часы носите?

— Никогда часов не носил! — Каськив поднял обе руки, чтобы показать голые запястья. — Не люблю часов, начальников, глупцов, костюмов, и когда люди мешают друг другу жить.

А что любите?

— После работы люблю отдохнуть в ночном клубе. О, там совсем другая жизнь! Видели бы вы меня в пятницу вечером... Жаль, что сейчас нет на это времени.

Мимо нас прошла официантка — брюнетка с перманентом. Он провел ее взглядом.

Следующим президентом не хотите стать?

— Посмотрю на Виктора Андреевича — и не хочу. Чувствую, как тяжело и дискомфортно ему сейчас. А посмотрю на Кучму — еще больше не хочу! — засмеялся он.

1973 — родился в Мельнице-Подольской Тернопольской области
1984 — родился брат Александр
1990 — поступил в Черновицкий университет, на исторический факультет; был дважды исключен "без права восстановления" — за общественную деятельность. Председатель Буковинского студенческого вече
1993 — переезд в Киев
1996 — женился на Елене Гансяк, родился сын Максим
2000 — вошел в совет комитета "За правду!"
2004
— создал гражданскую кампанию "Пора"
2005 — советник президента Украины

Сейчас вы читаете новость «Владислав Каськив: "Дед называл меня "Владзюней"». Вас также могут заинтересовать свежие новости Украины и мировые на Gazeta.ua

Комментарии

Оставлять комментарии могут лишь авторизированные пользователи