вторник, 30 января 2018 05:11

"Самое страшное для переселенцев - это отсутствие надежды на собственное жилье"

43-летний Сергей Бахтин с сыновьями 13-летним Данилой и 15-летним Никитой и матерью Натальей, 67 лет, переехал из Луганска в Фастов на Киевщине. Сыновей отобрал у жены.

- Похитил детей у женщины, которая безбожно пила. Пришел к ее дому, а дети в одних трусах ходят. Боялись маму. У младшего остался на лбу шрам от табуретки, которой воспитывала его, - рассказывает Сергей Бахтин. - Бывшая опомнилась через неделю. Начала требовать ребят, вызвала полицию. Но правоохранительные органы стали на мою сторону. На заседании опекунского совета дети рассказали, как мать ночью водила их на кладбище, брала с собой в сауны. Суд оставил их под мою опеку. Два года прожили вместе, а потом начались обстрелы.

С началом военных действий бросил 4-комнатную квартиру в центре Луганска, бизнес - установление отопления в домах. Забрал сбережения и с мамой инвалидом первой группы и сыновьями поехал в Киев. Каждый имел рюкзак с личными вещами. На вокзале позвонил волонтерам, которые помогли поселиться в санатории для матерей-одиночек недалеко от Житомира. Среди женщин был единственным отцом. Уже там подал справку о неуплате алиментов и лишил жену родительских прав.

В санатории жили год. Все время искал работу. В сети разместил резюме. Имею три образования - педагогическое, экономическое и аспирантуру по экономике предприятий. Никто не звонил.

Поехал в Киев. Снял первое объявление, которое попало на глаза. Так попал в службу такси. Все было хорошо, но начал уставать. В киевской больнице подтвердили диагноз рассеянный склероз, который поставили в Луганске за полгода до переезда. Сказали, есть поражение головного мозга. Сначала дали третью группу инвалидности, потом - вторую.

Из-за тяжелого графика на работе и постоянного недосыпания болезнь прогрессировала. Двоилось перед глазами, трясло тело, нарушалась координация. Пройдусь в магазин - и от усталости дрожат ноги, не слушаются. Также не могу держать мелкие предметы, потому что немеют руки и не чувствую их. Чашку еще возьму, а иглу с нитью - нет. Через полгода пришлось уволиться.

Арендуем жилье в Фастове близ Киева. Дети быстро адаптировались к новой школе. Младший Даня стал президентом по самоуправлению. Старший хочет поступать в техникум. Оба помогают в хозяйстве - убирают, стирают вещи, готовят. Решил, есть деньги или нет, но у сыновей будут хорошие воспоминания с детства. Пытаюсь экономить, чтобы на дни рождения повести их в кафе на мороженое, хотя бы раз в год оплатить билеты в кинотеатр.

Выживать удается на свою и мамину пенсии. Сначала жили в режиме усиленной экономии. Необходимые вещи покупали в секонд-хенде, брали лишь необходимые продукты. Постепенно ситуация немного улучшилась. Я познакомился с волонтерами из Киева. Они периодически привозят продукты, помогают с одеждой для детей. Недавно прислали посылку с обувью из Америки. На зиму не было вещей. Дети были одеты в поношенный секонд-хенд. Им стало стыдно ходить в школу. Одолжил деньги и купил теплые курточки. Волонтеры помогли отдать долг.

Изменилось отношение к сбережениям. Раньше всю прибыль вкладывала в бизнес. Речь шла о сотнях тысяч. Покупал оборудование для отопления домов. Думал, это лучший способ сохранить и приумножить деньги.

Это была ошибка. С началом войны продажи прекратились. Фирму разграбили, а товар вместе с воротами сдали на утиль. Теперь откладываю каждую копейку. В месяц выходит 300 гривен.

Страшнее всего для меня и других переселенцев - это отсутствие надежды на собственное жилье. Все заработки трачу на коммунальные и аренду. Конечно, есть программа "Доступное жилье", где государство компенсирует половину его стоимости. Но таким, как я - инвалиду с двумя детьми и мамой, никак не заработать ту сумму. Пытаюсь продать квартиру в Луганске. Снизил ее стоимость в четыре раза, но покупателей нет. Иногда снится прежняя жизнь. Если Луганск освободят - без колебаний вернусь.

Дочь видел раз в жизни

- Во второй раз вступил в брак с женщиной из Тбилиси. Познакомились в Киеве. После бракосочетания переехала ко мне в Луганск. Там прожили два года, - рассказывает Сергей Бахтин. - Жена каждые 90 дней должна была пересекать границу, по закону. Во время последней поездки в Грузию узнала о беременности. Осталась дома рожать. Я не возражал.

Когда на свет появилась дочь, летал навестить. Это единственный раз, когда видел ее. С началом войны стало не до того. Нужно было вывозить детей, потом где-то устраиваться. Поддерживаем дружеские отношения с ней и дочерью 6-летней Марией. Ежедневно общаемся по скайпу.

Сейчас вы читаете новость «"Самое страшное для переселенцев - это отсутствие надежды на собственное жилье"». Вас также могут заинтересовать свежие новости Украины и мировые на Gazeta.ua

Комментарии

1

Оставлять комментарии могут лишь авторизированные пользователи

Погода