Ексклюзивы
пятница, 28 сентября 2012 07:00

"Муж сменил пять камер. В первой было 38 задержанных"

29-летний Сергей Бевз, депутат Васильковского горсовета, год сидит в столичном Лукьяновском СИЗО. Его и семь активистов организации "Патриот Украины" в прошлом году 23 августа обвинили в подготовке теракта ко Дню Независимости. В офисе организации в городе Васильков на Киевщине работники Службы безопасности изъяли самодельное "взрывное" устройство и будто бы 50 листовок с угрозами взорвать памятник Ленину. Семья говорит, Сергея преследуют за то, что он инициировал в Василькове закрытие наркопритонов и игорных заведений.

Родители Сергея Бевза зовут домой на столичный Виноградарь. В двухкомнатной квартире евроремонт. Посреди гостиной на полу разбросаны игрушки — плюшевый буратино, три медведя, пес и мартышка. 2-летний Ярема Бевз возится на коврике. Чтобы встретиться всей семьей, жена Сергея 28-летняя Христина с сыном пришла к свекрам.

Малыш шмыгает.

— Яремка сейчас болеет, простудился, — говорит Христина. Она — миниатюрная, у нее черные волосы по пояс. Летнее голубое платье в крупный цветок. Плечи обнажены.

Свекровь 59-летняя Лариса Бевз обнимает невестку. Она — бывший экономист, работала в управлении культуры Оболонской райгосадминистрации в Киеве. Сейчас на пенсии.

— Мама Сергея боялась, что он приведет какую-то девушку в берцах. Потому что сам он все носил милитари. А я в юбке и сапожках была, — говорит Христина. Выпрямившись сидит на стуле. Держит на коленях альбом со свадебными фотографиями. — Был 2006 год. Меня пригласили ребята из "Свободы" на собрание, формировали ячейки после выборов 2004-го. Там я увидела Сергея. Села рядом. Взял мой телефон. Я обратила на него внимание — у него были длинные казацкие усы. Мне не понравилось, потом заставила их сбрить. Встречались год. Потом поставил мне условие: на Новый год если не скажешь "да", расходимся. Я согласилась, потому что боялась потерять его.

Глава семьи Василий Григорьевич садится за компьютер. На плазменном экране телевизора показывает фото. На одном — Ярема в пижамных штанишках и синих носках стоит возле большой клетчатой сумки. Она набита продуктами. Малыш пакует туда коробку с маковыми рулетами. Сумка ему по пояс.

— Это Ярема помогает собирать передачу папе, — говорит Василий Бевз, 61 год. Он экономист, работает на одном из столичных предприятий. — Когда видит чужих пап, аж напрягается. Мы ему говорим, что папы сейчас нет, но он будто бы что-то постоянно Яремке передает. Купили велосипед: "Это папа тебе подарил", — возле кресла стоит трехколесный сине-желтый велосипед с розовыми колесами.

— Когда родился сын, Сергей посадил три дубка. Один засох, а два растут. Приносила ему в СИЗО фото тех дубков, — говорит Христина.

Ярема по очереди подходит к журналисткам. Каждой крепко ударяет кулаком по колену. Бабушка говорит, что это мы ему понравились.

Давно Сергей не видел сына? Приводили Ярему на свидание?

— Только фото приносили. Он смотрит и все отдает назад. Не хочет, чтобы их кто-то брал в руки при шмонах. Недавно Ярема нарисовал для папы рисунок, — показывает белый лист с разноцветным каракулем. — Сверху мы поставили его ножку и ручку, обвели. Но передать нарисованное не позволили, потому что на обороте были образцы печатных шрифтов. Охранник говорит: "Тут у вас какие-то шифры". Муж изучал дизайн, эксперементировал с шрифтами.

— Яремка, кто это? — дедушка показывает фото на мониторе компьютера. На снимке круглолицый здоровяк с оселедцем. Тот отвечает: "Папа".

— На прошлой неделе ходила пикетировать Нацсовет по вопросам телевидения в поддержку канала "ТВі". Не было с кем оставить сына, пришлось брать с собой. После этого у Яремы появилось два новых слова: "Позор!" и "Свободу ТВі!". У него это звучит, как "Свободу тилиляй!" — говорит Христина.

Кто-то помогает вам оплачивать адвокатов? Может, общественные организации?

— Старший сын Александр поддерживает, он финансист, имеет частную фирму. Дважды в месяц передаем в СИЗО по 30 килограммов еды. Оплачиваем их квартиру. Христина с внуком пока что перебрались к своим родителям. Боится оставаться в квартире после обыска, — говорит Лариса Бевз.

— Квартиру обыскивали 24 августа прошлого года, с десяти вечера до двух ночи, — рассказывает невестка. — Я отказывалась открывать двери, потому что следователь долго не показывал постановление об обыске. Работники СБУ начали угрожать, что выломят их. Вызывали отряд "Альфа". Пришли крепкие ребята в шлемах, с автоматами Калашникова. Сергея привели в наручниках. Мы ни на шаг не отходили от людей, которые проводили обыск. Жена другого "патриотовца" Игоря Мосийчука позвонила мне и сказала, что им в водопроводную трубу в туалете подбросили восемь зарядов. А у Владимира Шпары в детской комнате неожиданно "обнаружили" тротиловую шашку, пистолет "Зорак" и 13 зарядов.

В последний раз навещали Сергея 10 дней назад. Я или отец бываем у него приблизительно раз в неделю.

Ларису Алексеевну на свидания берете?

— Муж и Христина имеют статус общественных защитников. Мне судья отказал. А через стекло общаться с сыном я не смогу. Буду плакать.  Поэтому на свидания я не хожу, — говорит мать.

— Сергей сменил пять камер, — рассказывает Христина. — В самой первой было 38 задержанных. Страдал, потому что не мог помыться — неделями в баню не удавалось попасть. Сейчас он сидит в камере на четыре человека. У них там есть теплая вода и унитаз. Отец передал шланг, чтобы могли купаться. Похудел очень. Раньше носил оселедец. Я его несколько лет подравнивала. В СИЗО, чтобы не было придирок, побрился.

Ярема плачет, хочет спать. Хозяйка приглашает на кухню, заваривает черный и зеленый чай. В гостиной Василий Бевз в это время становится на стул. Достает с антресоли двухтомник Дмитрия Донцова и книжку "Сотворення світу" Ивана Франко. Говорит, что передавал их сыну в СИЗО.

Он много читает?

— Закончил "Белую гвардию" Булгакова, Василия Иванишина приносили — "Державність нації". Донцова избранные произведения ему передали из "Трезуба" имени Степана Бандеры. Прочитал Стругацких, "Холодний Яр" Юрия Горлис-Горского и "Черного Ворона" Василия Шкляра. Первое, что он попросил принести, — "Кобзарь". Когда был в большой камере, не успел дочитать "Золотого теленка" Ильфа и Петрова. Открыл однажды, а там половины страниц нет. У ребят закончилась бумага на самокрутки, и они полкнижки скурили.

Еду, которую готовят для задержанных в СИЗО, употребляет?

— Того, что там дают, они не едят. У мужа аллергия. Печень. Он постоянно пьет антиаллергены. Раз был отравился, не знаю чем. На судебном заседании увидела, что он зеленый, щеки запавшие, похудел на 10 килограммов. Передаем туда все, что не портится, — печенье "Мария", сухари с изюмом, шоколадки, каши типа "Мивины", — сухие. Чай пьет только карпатский травяной.

Подружился с кем-то из сокамерников?

— Там нет возможности с кем-то долго приятельствовать. Людей постоянно переводят в новые камеры. Рулетка, чтобы не было заговоров, — говорит отец.

— Раз к ним поселили немца. Его обвинили в торговле женщинами и сутенерстве. Сергей говорит: "Человек такого уровня, что невозможно сказать, что он сутенер". Сын подарил ему "Черного Ворона". Немец обрадовался: "Эта книжка входит в список литературы, которую хочу прочитать". Так был счастлив, чуть в ладоши не хлопал. Зимой все ходили в теплых носках, закутанные в одеяла. А немец выходил на прогулку во дворик в шортах и рубашке. Под его влиянием сын начал учить немецкий язык.

Сейчас с Сергеем сидит бывший замминистра экологии Богдан Преснер. Подкармливает мышей в камере, хотя они раз ему перегрызли всю одежду в сумке. Кормит крыс на прогулке. Ему дали девять лет за взятку. Ожидает этапирования в колонию.

На часах — полночь. Прощаемся.

— В прошлом году сын говорил нам, что до Нового года дело "васильковских террористов" рассыплется. Теперь мы на честность украинских судей уже не надеемся. Единственная надежда на Европейский суд.

Сергей Бевз возглавлял Васильковский комбинат коммунальных услуг, был верстальщиком газеты "Вечерний Васильков". По образованию — экономист, увлекается историей. Следующее заседание Киево-Святошинского районного суда состоится 1 октября. Членов "Патриота Украины" обвиняют по статье "терроризм". Правозащитник Евгений Захаров говорит, им может грозить до 5-7 лет лишения свободы.

Телевизор работает с восьми утра до двух ночи

Задержанным запрещено передавать сырой картофель и рис, потому что из них можно гнать самогон. В камере Сергея есть телевизор, вентилятор и фильтр для очистки воды. Их передали родственники задержанных. Заключенные варят кашу кипятильником.

Сергей носит спортивную одежду — штаны, регланы, шорты, кроссовки. Шлепанцы не обувает, боится подхватить грибок. У него аллергия на плесень, сырость и пух. Администрация позволила передать синтетическое одеяло и подушку, а матрас — нет.

— Больше всего его бесит, что телевизор не выключается с восьми утра до двух ночи. Целый день стрельба, сериалы. Мы купили силиконовые беруши. Он затыкает ими уши, смотрит только новости, — говорит отец Василий Бевз.

 

Сейчас вы читаете новость «"Муж сменил пять камер. В первой было 38 задержанных"». Вас также могут заинтересовать свежие новости Украины и мировые на Gazeta.ua

Комментарии

20

Оставлять комментарии могут лишь авторизированные пользователи