Ексклюзивы
среда, 28 июля 2010 18:06

"Беспощадно громите панов и кулаков"

"Отношение галицкого украинского населения к большевикам благосклонно. Оно уверено в том, что большевики являются верными союзниками самостоятельной Советской Украины, которая единственная освободит их от польского ига и других несчастий", — отчитывалась канцелярия Министерства внутренних дел Украинской Народной Республики после вступления в Галичину Красной армии в середине июля 1920-го.

Конница Буденного гнала на запад польскую армию. А заодно и союзные ей военные части УНР. Из 52 уездов Галичины "красные" захватили полностью 14, а четыре частично — приблизительно треть территории края. Высший орган власти для новой советской республики — Галицкий революционный комитет (Галревком) — создали в Харькове еще за неделю до того. Возглавил его украинский большевик 32-летний Владимир Затонский.

26 июля большевики получили Тернополь. А через шесть дней, 1 августа, в этом городе Галревком провозгласил создание Галицкой Социалистической Советской Республики. Среди первых декретов новой власти — о национализации земли и 8-часовом рабочем дне. Официальными языками советской Галичины утвердили украинский, польский и идиш.

"Сообщите как можно подробнее, что делаете для того, чтоб поднять галицких крестьян, — телеграфировал из Москвы Ленин Затонскому. — Вооружение послано вам! Достаточно ли? Беспощадно громите панов и кулаков, чтобы батраки, а также массы крестьян почувствовали резкие перемены в свою пользу". В ответ глава Галревкома отчитывался, что уже "были случаи открытой борьбы безлошадных с кулаками".

На Галчека висела большая красная вывеска с названием комиссии. А с обеих сторон ее были нарисованы глаз и ухо: мол, здесь все видят и все слышат

Но дальше этого не пошло, потому что крестьяне не понимали, почему новая власть, вместо наведения порядка и покоя, призывает к какой-то борьбе. На фоне отступившего польского войска красноармейцы были убогими и ободранными. Поэтому галичан сильно удивляло, что блестящее польское войско отступает перед такими оборванцами. В конце концов галицкие крестьяне по большей части заняли выжидательно-нейтральную позицию. Так что отчет УНРовской канцелярии был несколько пессимистичным.

Для борьбы с контрреволюцией и бандитизмом в новой советской республике появилась Галицкая чрезвычайная комиссия — аналог российской ЧК. Ее называли ГалЧеКа, или Ганка. Расположилась в здании, где когда-то был тернопольский суд. Над входной дверью висела большая красная вывеска с названием комиссии. А с обеих сторон ее были нарисованы глаз и ухо: мол, ГалЧеКа все видит и все слышит.

При создании органов власти на местах Галревком испытывал кадровый голод: Коммунистическая партия Восточной Галичины насчитывала лишь 478 членов и кандидатов в них. Поэтому работать в советских учреждениях на принципах трудовой повинности запрягли местную интеллигенцию. Эти свежеиспеченные советские правительственные чиновники должны были ходить и на субботники. Очевидец вспоминал, как в Теребовле — теперь райцентр на Тернопольщине — "каждую субботу все канцелярные рабочие были должны заметать березовыми метлами улицы города, распевая при том разные песни, как доказательство, что они осчастливлены новой властью".

Относительно будущего советской Галичины у местных большевиков существовало три варианта. "Поляки и жиды хотели видеть ее в составе советской Польши, — вспоминал бывший старшина Красной украинской галицкой армии Никифор Гирняк. — Галицкие украинцы-коммунисты мечтали о создании из Галичины советской Швайцарии, то есть автономной республики без национального облика. По мнению этих коммунистов, Галичина как страна, которая лежит между Востоком и Западом, должна была быть оплотом Коммунистического Интернационала".

Национальное крыло в КПСГ было против этого плана, выступало за присоединение к Советской Украине. 10 августа Затонский сообщал в Москву, что "в Галичине абсолютно никто не интересуется вопросом ее самостоятельности и тому подобным (правда, что мы находимся в сугубо украинских районах). Как-то все уверены, что Галичина просто присоединится к Советской Украине, считают это полностью естественным".

Галревком конфисковал помещицкие и монастырские земли, но распределять их между безземельными крестьянами не спешил. Для начала позволил им собрать урожай с барских земель, но половину нужно было отдать как налог. Крестьян обязали сдавать продукты в государственные магазины по фиксированным ценам и запретили торговать на базаре. В ответ те спрятали продукты — Галицкой ССР грозил пищевой кризис. В начале осени Галревком уже подумывал о внедрении в ГалССР привычной для остальной Совдепии " продразверстки". Но не успел: началось контрнаступление польско-украинских войск.

Последнее впечатление от власти "красных" в Галичине — массово реквизировали коней и телеги у крестьян при отступлении. 21 сентября 1920 года последние большевистские части отступили за Збруч, а уже 23-го Затонский распустил Галревком.

Галицкие красноармейцы стали киевскими милиционерами

Большевизм в Галичине начал распространяться с тех пор, как в начале 1918-го стали возвращаться из России пленные солдаты австро-венгерской армии. В плену многие из них поддались большевистской пропаганде. Осенью 1919 года ЦК КП(б) У постановило создать оргбюро Коммунистической партии Восточной Галичины (с 1923-го — Коммунистическая партия Западной Украины) во главе с бывшим пленным — большевиком-галичанином Василием Порайко.

Первая большевистская организация из пленных украинцев-галичан появилась в Туркестане во второй половине 1918-го. В следующем году 18 "галичан- туркестанцев" вернулись в Украину. Впоследствии они стали самыми верными соратниками Затонского. Он даже отчитывался Ленину, каким "чрезвычайно ценным материалом для советского строительства являются галичане из Сибири и Туркестана".

16 августа 1920-го Галревком объявил "мобилизацию галичан, независимо от их национальной принадлежности, которые проживают на территории Украины и России, в таком же возрасте, который мобилизировали правительства обеих тех республик. Галичане, которые живут на территории Украины, отправляются непосредственно в распоряжение военного отдела Галревкома".

Впоследствии, 7 сентября, в Москве постановили формировать из галичан специальные части. Однако до октября 1920-го, когда война закончилась, этот план не успели реализовать. В 1921–1922 годах большинство солдат Галицкого красноармейского полка демобилизировались и вернулись домой. Около сотни оставшихся "красных галичан" были переданы в состав киевской милиции.

Сейчас вы читаете новость «"Беспощадно громите панов и кулаков"». Вас также могут заинтересовать свежие новости Украины и мировые на Gazeta.ua

Комментарии

Оставлять комментарии могут лишь авторизированные пользователи

Голосов: 203
Голосование Готовите ли "тревожный чемодан" в случае возможного нападения России на Украину?
  • Да, уже собрали нужные вещи
  • Соберу, когда угроза будет более очевидной
  • Нет, это нагнетание паники
  • Мне безразлично
Просмотреть