Ексклюзивы
пятница, 04 апреля 2008 14:58

Расстрел

Автор: рисунок: Владимир КАЗАНЕВСКИЙ
 

"Нет, — сказал Солдат. — Не закрывайте мне глаза".

Сержант какое-то мгновение смотрел на него с нахальным удивлением и снова попытался завязать ему глаза черным платком. Однако Солдат непослушно наклонял голову.

— Нет, — возражал он тихо. — Я хочу это видеть.

— Какого хре на? Не вертись!

Солдат и так не мог двигаться — только крутить шеей. Удивленный Сержант медленно опустил руку с платком. Капитан стоял немного поодаль, под серой стеной, спиной к ним. Один из новобранцев как раз натирал ему ботинки. Сержант отрапортовал:

— Он не позволяет завязать себе глаза.

Капитан даже не повернулся, лишь немного поднял голову и сказал, обращаясь к стене:

— Как это не позволяет?

— Говорит, что хочет это видеть.

— А зачем вы вообще дискутируете? Вы тут на отдыхе, что ли?

Сержант опять попытался завязать Солдату платок, а когда тот уклонился, заехал ему по лицу.

— Не слышал? — сказал поучительно он. — Я не на отдыхе.

Удар озадачил Солдата.

— Речь шла о том, — начал Солдат, открыв глаза после удара и сплюнув на землю, — речь шла о том, что вы меня расстреляете, а не о том, что перед тем меня побьете. Это огромная разница.

Приблизился Капитан.

— Чего вы хотите?

— Я хочу видеть, как вы будете стрелять в меня, — ответил Солдат. — И больше ничего.

— Может, у вас возникли еще какие-нибудь идеи? Может, еще хотите увидеть, как вас хоронят? Почему они каждый раз хотят видеть все больше? — обратился он к Сержанту.

— Я тоже не люблю, когда мне завязывают глаза, — словно шутя ответил Сержант. — Но это совсем другое.

— Сержант, а когда вам в последний раз завязывали глаза?

— Уже не вспомню. Давно, еще когда мы игрались в жмурки.

— И вам это не нравилось?

— Какие-то нехорошие ощущения были, — сказал Сержант.

— Но я имею право, — вмешался Солдат. — Я имею право видеть, пока вижу. Это право дано мне человеческим достоинством. Чтобы я видел, что со мной делают.

— Уставом запрещено, — сказал Капитан и развел руками. — Это война.

Мягким, медленным шагом Капитан вернулся на прежнее место под стену.

— Хочешь нарваться? — отозвался Сержант и, схватив Солдата за волосы, но не слишком грубо, притянул к себе его голову. — Прекрати вертеться, наконец!

— Ты! — сказал Солдат. — Убирайся... куда подальше.

— С каких это пор мы на "ты"! — крикнул Сержант, обернувшись в сторону Капитана. — Вот еще! — после чего обернулся. — Не нарывайся, дурак, — прибавил он примирительн о.

— И я бы вам советовал не нарываться, — добавил Капитан.

— Речь шла о пуле в лоб и ни о чем больше, — упорствовал Солдат.

— Так ты ее и получишь, — сказал Сержант, — будь уверен.

— Но я это хочу видеть. Считайте, что это мое последнее желание.

Капитан остановился.

— Который час? — спросил он.

— Без пятнадцати шесть, — ответил Сержант.

Капитан пожал плечами.

— Да ладно. Пусть уж смотрит.

Когда услышишь щелканье, это будет лишь подготовка оружия. Можно успеть посчитать до трех, а если поторопишься, то даже и до пяти

До стены было еще несколько шагов. Осужденный видел солдат, которые стояли вокруг, а под ногами чувствовал утренний холод камней. Он ни о чем не думал.

— Сколько тебе лет? — спросил Сержант, когда они остановились под стеной.

— Я тебе отвечу — двадцать шесть.

— Стоит запомнить, — сказал горько Сержант.

Солдат мягко улыбнулся. Как в Библии.

— Можно я сяду? — спросил он.

— Ему можно сесть? — завопил Сержант в сторону Капитана, который разговаривал с подчиненными.

Офицер обернулся, немного подождал, чтобы лучше понять вопрос.

— Пусть сядет, — крикнул он снисходительно.

— Устал, сынок? — спросил Сержант, когда Солдат присел на камнях.

— Ты о чем? Разве не видишь?

— О, прости, я не хотел тебя обидеть, — сказал Сержант. — Я только подумал, странно было бы, если бы ты сейчас был уставший. Ведь не от чего. У тебя еще есть каких-то семь минут, из которых пять ты можешь спокойно посидеть.

Темная вода блестела между камнями, и в ней, будто в зеркале, виделось дрожание воздуха. С востока, над стеной, быстро светлело, и из рассеивающейся темноты выплывали тучи. Но Солдата это не интересовало. На мокром камне присел замерзший паук. Он присмотрелся к пауку. Тонкие, летние военные брюки быстро намокли. Поэтому он вскочил на прямые ноги, словно удивляясь, насколько легко это ему удалось. Он все еще смотрел на камень, легко склонив голову.

— Что ты там увидел? — спросил Сержант.

— Паука, — ответил Солдат.

— Он только просыпается, — прибавил с удовольствием Сержант. — Вот видишь, никогда не поздно научиться чему-то новому.

— Ты не мог бы заткнуться и отстать от меня наконец, — глухо отозвался Солдат.

— У меня уже в печенках сидят твои морали, — сказал Сержант. — Если тебя уж так все интересует, то скажу тебе напослед ок, что когда услышишь щелканье, это будет лишь подготовка оружия. Можно успеть посчитать до трех, а если поторопишься, то даже и до пяти. Говорят, все начинают считать.

— Да пошел ты! — выкрикнул Солдат.

— Сержант, — закричал Капитан, — оставьте его в покое в последние минуты. Потерпите и вы еще несколько секунд.

Солдаты подошли ближе и отвели осужденного под стену. Это был скорее обломок обычной стены, чем фрагмент стены. Серый и пустой. Солдат втиснулся в стену почти всем телом, лицом к военным. Капитан стоял возле солдат и на фоне вытянутых ружей наблюдал за человеком, которого таким странным образом, глядя ему прямо в глаза, нужно было убить. Из кармана мундира он достал приговор и зачитал его.

Над низкой стеной уже яснело небо. Солдат смотрел перед собой, и неизвестно было, почему он так всматривается. Он услышал щелканье. Краешком глаза он также видел Капитана. Солдат поднял руку на высоту плеч. Он это так себе представлял и хотел убедиться, удастся ли ему. В необычной тишине казалось, что с тихим плеском задвигалось отражение туч в воде между камнями. Небо белело, становилось почти молочным, и он сразу же почувствовал, что вместе с той тишиной его пронизывает ледяной холод, который полностью входит в него вместе с утратой ощущения реальности.

— Аминь, — проговорил Сержант.

Капитан, обессилев, сидел на земле.

— Вам нужно было лучше... — Начал было он. Потом заметил, что Сержант не обращает на него ни малейшего внимания, поэтому он не закончил того, что хотел сказать.

Читайте також
Сейчас вы читаете новость «Расстрел». Вас также могут заинтересовать свежие новости Украины и мировые на Gazeta.ua

Комментарии

Оставлять комментарии могут лишь авторизированные пользователи

Голосов: 173
Голосование Как оцениваете судебную систему после приговора Стерненко?
  • Судебной системы в Украине не существует. Есть телефонное право президента
  • Убийца и похититель людей Степаненко получил то, что заслужил
  • Украинская судебная система - это Портнов
  • Кто такой Стерненко?
  • Мне все равно. Я уехал из страны, или планирую это сделать
Просмотреть