Ексклюзивы
среда, 05 апреля 2006 17:03

"Куда-то ехать уже поздно"

Автор: фото: Евгений Колесник
  Народная артистка СССР Татьяна Таякина проводит репетицию с учениками Киевского хореографического училища
Народная артистка СССР Татьяна Таякина проводит репетицию с учениками Киевского хореографического училища

55-летняя балерина Татьяна Таякина сначала отказалась от интервью.

— У меня все в прошлом, — ответила по телефону по-русски. Но впоследствии передумала. И вот мы в Киевском государственном хореографическом училище. Здесь бывшая прима-балерина Национальной оперы в настоящее время работает директором.

Вы такая худенькая. Соблюдаете диету? — спрашиваю госпожа Татьяну, пока мы идем в кабинет.

— Ежедневные нагрузки сохраняют форму. Да и не злоупотребляю сладким.

В ее кабинете везде цветы. На табуретке возле пианино — лейка с водой. Стол заставлен игрушечными мишками и собачками.

— Это подарки детей, — объясняет.

Таякина символизирует целую эпоху в украинском балете. Когда она выступала в аргентинском театре "Колон", примой там была легендарная Анна Павлова, второй — Майя Плисецкая. Татьяна Таякина была одной из немногих балерин, которых советская власть выпускала за границу.

— Я была успешной балериной, танцевавшей заглавные партии, — объясняет. — С делегацией посылали КГБиста. Они и не скрывали, кем являются. Они были культурными, красивыми людьми. Я не чувствовала, что за мной следят. Ходила по магазинам, в кино, театры.

Мы рассматриваем на стенах ее фото из спектаклей.

Мне никогда не портили платья, не прятали пуанты

— Я любила почти все роли, — говорит госпожа Татьяна. — Сначала соглашалась на все. Одилия-Одетта, Аврора, Мавка, Жизель... Позже как прима-балерина уже могла выбирать. Стала отказываться от того, что не подходило мне внешне. Например, мне не подходила Эгина в "Спартаке", Зарема в "Бахчисарайском фонтане", "Кармен-сюита".

Балерина оставила сцену в 38 лет.

— Я могла бы еще несколько лет танцевать, — признается. — Но получалось уже немного не так, как раньше.

Трудно было?

— Меня поддерживал муж. Дарил зеленые орхидеи и книги. Раньше, — добавляет, — я собирала книги о художниках. Первую купила в магазине "Мистецтво" за копейки. Сейчас у меня, наверное, тысяча таких книг. Потом Валера подарил стиральную машинку. До тех пор я стирала руками.

Вы жалели себя, уйдя со сцены?

— Я достигла всего, чего хотела. Проявлять жалость в балете — вредно. Однажды я три месяца готовилась к премьере "Баядерки". Об этом спектакле мечтала полжизни! На последней репетиции у меня соскочила коленная чашечка. Я шла по сцене и вдруг упала. На премьеру я пришла в гипсе и смотрела, как мою партию танцует другая. Я это выдержала.

Татьяна Таякина часто ездит в Японию.

— Там работал мой муж — Валерий Ковтун, в балетной студии "Очи интернешнл балет". Я приезжала к нему каждое лето. Останавливалась в апартаментах босса студии. А когда Валера умер от энцефалита... я... все равно езжу. Учу маленьких японцев классическому танцу.

Чем отличаются японские дети от украинских?

— Там не спрашивают: "Зачем? Кому это нужно?". Все выполняют молча. За рубежом нет государственных училищ. Поэтому японцы не избалованы. У них все занятия — платные, и проходят два-три раза в неделю. Кстати, — добавляет балерина, — этим и лучше наша школа: здесь занимаются ежедневно.

Помните себя в возрасте ваших учеников?

— Меня отдали в балет в 10 лет. Мама работала продавщицей в магазине подписных изданий. Папа был водителем. Ребенка не с кем было оставить, потому меня отдали во Дворец пионеров. Девушки ходили в красивых платьицах, в коридоре повторяли па. Я попросилась в балетный класс.

И как?

— Сперва занимались по два часа. А когда нагрузки были увеличены, думала, оставлю. Но у меня такой характер: должна доказать, что могу лучше. Танцевала даже ночью. А на вступительном экзамене в хореографическое училище маме сказали, что у меня торчат колени. Поэтому приняли условно, на полгода. Колени втянулись, и я осталась.

Хочешь поссорить семейную пару, поставь ее танцевать

У вас там были соперницы?

— Со мной учились народные артисты Людмила Сморгачева и Николай Прядченко. Мы не были друзьями. Но и врагами не были.

Никогда вам не делали пакостей?

— Мне никогда не портили платья, не прятали пуанты. Сплетничали — да. Но когда у тебя нет врагов, ты ничего в этой жизни не стоишь. Я знала, что мне завидуют. Это чувствуется — по взгляду, по разговору. Люди сдержанны, не говорят комплиментов. Зачастую с этими же людьми приходилос танцевать. Но представление закончилось — и разошлись в разные стороны. Я не дружила с артистами балета.

Но у вас есть друзья?

— Мой добрый друг — облицовщик фасадов. Мы знакомы более 20 лет. А лучшим другом был супруг. Валера был старше на шесть лет. Когда он начал работать в театре, я ходила на все представления. А затем и меня взяли. Нас поставили в дуэте. Говорят, хочешь поссорить семейную пару, поставь ее танцевать. Каждый начинает доказывать, что он главный. У нас все было не так.

Быстро поженились?

— Встречались два года. А затем я сказала: "Валера, пошли в загс". Переселились в его однокомнатную, потом — в пятикомнатную на Малоподвальной. И до сих пор там живем... после Валериной смерти... Некоторое время после его смерти я закрылась и никуда не выходила. Но со мной был сын Кирилл. Он привык, что мы с мужем — его опора. Когда Валера умер, опорой для Кирилла должна была стать я. Сейчас Кирилл женат, имеет двоих детей. Мы живем вместе.

Присматриваете за внуками?

— О, нет, — качает головой. — На это нет времени. Зато готовлю всем еду — варю борщ, жарю грибы, запекаю мясо. Готовлю тыквенную кашу: отдельно отвариваю тыкву и рис, а затем смешиваю со сгущенкой. Вкуснятина! А еще разрезаю яблоки пополам, вырезаю середку, кладу ложечку меда и запекаю — муж такое очень любил.

Мой лучший друг — облицовщик фасадов

Расскажите о Кирилле.

— Мы его насильственно привели в училище. "Балетные" родители не могут помочь ребенку в математике или физике — только в балете. А он все время носился с дворовыми котами, собаками и читал исторические книги. Но мы были заняты собой, и ребенок рос обделенным вниманием. Кирилл молча ходил в балетное училище, закончил на "отлично". Но если бы оценку ему ставила я, была бы "тройка".

Он не обижается на вас?

— Поздно обижаться. Он танцует в детском музыкальном театре. И преподает в училище дуэтный танец.

Я спрашиваю, не предлагали ли ей работу за рубежом.

— Не раз, — отвечает. — И если раньше я никуда не поехала, сейчас тем более поздно. Да и дом люблю. Лучшие выходные — дома, у телевизора со сканвордами.

И книгами, очевидно?

— О, да. Но не читаю ничего, связанного с балетом.

1969 — артистка балета Национальной оперы
1977 — лауреат Французской академии танцев имени Анны Павловой
1980 — народная артистка СССР
1982 — закончила ГИТИС
1989 — директор Киевского хореографического училища
2005 — на 61-ом году жизни умер муж, народный артист СССР Валерий Ковтун
Имеет сына Кирилла и двух внуков

Сейчас вы читаете новость «"Куда-то ехать уже поздно"». Вас также могут заинтересовать свежие новости Украины и мировые на Gazeta.ua

Комментарии

Оставлять комментарии могут лишь авторизированные пользователи

Голосов: 272
Голосование Какое спортивное событие года вам запомнилось больше всего?
  • 1) финал футбольной Лиги чемпионов в Киеве
  • 2) Кубок мира по футболу
  • 3) победа украинского боксёра Александра Усика над россиянином Муратом Гассиевым в Москве
  • 4) выигрыш сборной Украины по футболу группового турнира Лиги Наций
  • 5) победа Элины Свитолиной на Итоговом турнире по теннису
Просмотреть
Погода