пятница, 21 марта 2014 05:50

"Если Донецк заберут, будет неприятно. Но, может, тогда будем иметь нормальную страну"
2

— Война в Крыму длится третью неделю. За это время через вышколы можно было бы прогнать тысячи людей. Наши военкоматы не способны к быстрой мобилизации, потому что годами только то и делали, что брали взятки. Записали добровольцев и сказали: ожидайте, мы позвоним. В такой ситуации ждать нельзя, — говорит киевский бизнесмен 45-летний Владислав Кириченко. Он — проводник Украинской резервной армии.

О создании УРА объявили 12 марта. В ее ряды записались несколько сотен добровольцев. О точном количестве не говорят. Тренируются в селе Капитановка Киево-Святошинского района на территории Общества содействия обороне Украины. Организации принадлежит лишь треть участка. Остальное приватизировали и открыли стрельбище "Снайпер".

— Если правительство и дальше будет преступно колебаться, начнем выполнять свой прямой конституционный долг — будем оказывать отпор агрессору самостоятельно, — с Владиславом разговариваем на территории ОСОУ возле тира. Его куртка расстегнута, на красной футболке видно портрет Че Гевары. — Умение стрелять — не главное, это лишь 10 процентов военных упражнений. Человек должен быть дисциплинированным, знать, что такое наказуемость и подчинение. Записываются на вышколы и в волонтеры люди от 20 до 67 лет. Большинство прошли самооборону Майдана, есть несколько сотников. Военный опыт имеют преимущественно мужчины после 40 лет, из младших в армии почти никто не был.

Действуем отдельно от самообороны и "Правого сектора". У нас есть отличия во взглядах. После заявления Дмитрия Яроша, что нужно взорвать газопровод, мне начали звонить друзья из Москвы. Говорили: "Вы там ох.? Ну, выиграете войну, мы уберемся из Крыма. А что вы будете делать с разрушенным газопроводом и остановленными на годы заводами?".

Владислав замечает пакет, который несет ветер. Хочет его догнать. Протягивает руку, чтобы схватить, но пакет резко поднимается вверх.

— Подпрыгивай, — громко смеется мужчина, который загребает листья возле тира.

Владислав ловит пакет и заворачивает его в кучу мусора.

— Большинство добровольцев имеют работу, живут в городах. Крестьяне в очереди на войну стоять не будут, как не стояли в очереди на Майдан. В селе Хмелева на Тернопольщине у нас агропроект с партнерами. Из местных на революцию никто не приехал, кроме директора агрофирмы. Сейчас наберу, спрошу, много ли людей от них поехало в военкомат.

Достает из кармана черный телефон "Нокиа".

— Любчик, привет! Скажи, кто-то из наших хмелевских на войну записался?

— Никто, — оворит по окончанию разговора.

На территории ОСО три помещения — тир, кухня и гостиница. Пять мужчин сгребают листья, складывают на кучи. Еще двое выносят из кухни разбитый шкаф.

— Три дня назад здесь был погром и горы мусора, — продолжает Владислав. — Уже навели порядок в гостинице. Возобновили электричество в нескольких комнатах, провели воду на кухню. Вскоре здесь смогут разместиться 200–300 человек.

Возле тира на чужие голоса начинает лаять немецкая овчарка. Стоит на привязи у деревянной будки. Через полминуты улегается под солнцем.

— Украинская армия 20 лет разваливалась и разворовывалась. Быстро подготовить людей можно разве что к народной войне. Она станет испытанием, которое все расставит на свои места. Станет понятно, какая страна нам нужна и какую часть мы можем удержать.

Я — донецкий в пятом поколении. Если Донецк заберут, будет неприятно. Но, может, тогда мы в конце концов будем иметь нормальную страну, боеспособную армию и хотя бы один настоящий университет. Почему в Донецке 10 тысяч людей не вышло на улицу и не наваляли той тысяче гопников? Наверное, донетчане не так сильно хотят жить в Украине и рисковать за это жизнью, как киевляне и галичане. Напротив, они нашу бронетехнику блокируют, стонут о том, что россияне — братья.

Заходим в помещение, в котором будет кухня. Пол покрыт слоем пыли, коммуникации отрезаны. Двое мужчин моют металлический стол. В углу стоит газовый баллон и плитка на две конфорки.

— Я учитель физики, — рассказывает 44-летний Павел Билоус из Каменца-Подольского. — Последние 22 года работаю воспитателем в пластунских лагерях. Не раз бывал в экстремальных ситуациях. Умею готовить не только на газовой плите, но и на открытом огне.

Павел с Владиславом берут ведра, идут по воду. Набирают ее в колодце в нескольких десятках метров от базы.

— Слава Украине! — по пути назад Владислав здоровается с краснощекой женщиной. — Это наш медик.

— Хоть и плохо, но на оного похожа, — Оксана поправляет камуфляжную безрукавку. Она в таких же штанах и футболке, на ногах черные военные ботинки.

— Последние три месяца работала в госпиталях на Майдане и Общественном госпитале УРА на Белинского. Говорят, погибших сотня, а в действительности их целый батальон наберется. Если начнется война, медики белый флаг не выбросят, лучше пойдут в криивки. Но пока мы не поднимем красно-черный, нам не видеть желто-голубого.

— Ребята, а кто вы такие и шо здесь делаете? — к Владиславу подходят трое мужчин. — Мы из самообороны, 11 сотни, приехали на "Снайпер" пострелять. Владелец попросил узнать, что здесь происходит.

Владислав объясняет об учениях Украинской резервной армии, достает из кармана членский билет ОСО.

— Документы на помещение у вас есть? Мы щас привезем сюда милицию и журналистов. Вы готовы все это на камеру повторить? — спрашивает полный гость в очках.

Владислав идет с мужчинами на стрельбище. Через несколько минут возвращается.

— Все устроилось. У владельца коммерческого стрельбища и главы ОСО хозяйственный конфликт, так он постоянно к нам людей подсылает. Боится, что мы банда, которая метит на его территорию.

В тире мужчина в камуфляже ложится на застеленный покрывалом пол. Стреляет из охотничьего карабина. Из пяти выстрелов четыре попадают в цель.

— Среди записанных в УРА каждый десятый — со своим легальным оружием, — продолжает Владислав. — Его используем для стрельб. ОСО почти 10 лет, как передало весь учебный арсенал оружия Минобороны. Стрелкового в Украине на складах — миллионы единиц. Можно вооружить любую народную армию.

С Владиславом здоровается мужчина лет 30. В УРА записался день назад.

— В Национальную гвардию не пойду, потому что не хочу подчиняться ментам, которые вчера стреляли в нас, — говорит новобранец. — И быть две недели на сборах не могу, потому что имею работу финдиректора в корпорации. Хочу школиться по выходным. Никогда оружие в руки не брал. Если бы не война, даже о таком не думал бы. Сегодня буду стрелять впервые. У меня две дочери. Хочу, чтобы жили в мирной стране.

— Рубежи здесь? — возле тира останавливается белая "Мазда". Сквозь опущенное стекло выглядывает парень с зализанными волосами. Рядом сидит девушка с силиконовыми губами.

— Пострелушки с девками там, — Владислав показывает на коммерческое стрельбище, где стреляют из собственного оружия. Платят 40 грн/ч. — Мы здесь готовимся к войне, а там мажоры длиной и ценой дул меряются. Вряд ли они пойдут воевать.

Лейтенантов готовили за три месяца

— Наша армия неукомплектована, — говорит проводник Украинской резервной армии Владислав Кириченко. — Сделать из нее войско на уровне российского — что-то из сферы фантастики. Снаряды и патроны не спасут. Должны показать готовность к массовому джихаду, что демонстрировали афганцы, чеченцы и сирийцы. Чтобы не дать врагу закрепиться на нашей территории, достаточно несколько десятков тысяч бойцов, готовых стрелять и умирать за Родину. Не думаю, что Путин готов платить за "мать городов русских" цену большую, чем за Грозный.

За несколько недель Министерство обороны может подготовить тысячи потенциальных партизан. В советской армии в 1941 году младших лейтенантов на войну готовили за три месяца, за две-четыре недели — бойца.

Сейчас вы читаете новость «"Если Донецк заберут, будет неприятно. Но, может, тогда будем иметь нормальную страну"». Вас также могут заинтересовать свежие новости Украины и мировые на Gazeta.ua

Комментарии

27

Оставлять комментарии могут лишь авторизированные пользователи

Голосов: 579
Голосование Куда планируете поехать после всех карантинов
  • К морю. В теплые края
  • В туристические города Европы
  • Буду путешествовать по Украине
  • Навещу родителей / родственников
  • Буду работать. На поездки нет денег
  • Мне карантин не мешал путешествовать
Просмотреть