Ексклюзивы
пятница, 23 августа 2019 05:00

"В ране завелись черви, но никто меня не лечил"

 

"Он вышел на площадь Богдана Хмельницкого, к Софии Киевской. Впереди его коварно ждут давно отлитые пули, снаряды и бомбы. А здесь юного провинциала зачаровывает невиданное чудо. Может, в тот момент он и стал писателем. Став им, мог уже через несколько дней спустя погибнуть, так и не успев написать ни строчки", - пишет литературовед Михаил Слабошпицкий о писателе Павле Загребельном в книге "По гамбургскому счету " в 2004 году.

16-летний Павел в июне 1941-го просился на фронт, но его не взяли. Отправили в военное училище в Киеве учиться на артиллериста. С приближением немецких войск он участвовал в обороне украинской столицы. Смог вырваться из окружения и отступить в Конотоп на Сумщине.

"Танки шли на нашу "сорокапятку" (противотанковая 45-миллиметровая пушка. - ГПУ), оставляя после себя черные следы на зеленой отаве. Возле пушки все было разбито. Снаряд, посланный одним из танков, разорвался возле наводчика, и теперь тот лежал, отброшенный далеко в сторону, неподвижный, бледный, поджав ноги, как ребенок. Командир орудия еще стонал, но его стон с каждой секундой становился тише. Все остальные тоже были убиты", - вспоминал Павел Загребельный в "Думе о бессмертном" бой, в котором получил ранения в грудь и осколок в глаз.

Его самолетом доставляют в Саратов. После выздоровления причисляют в Харьковское артучилище, которое перевели в Среднеазиатский военный округ. Заканчивает его в марте 1942-го.

Направляют командиром на Брянский фронт. Там в бою получает осколочные ранения обеих ног. Его подбирают немецкие солдаты, несут на плаще к своим. Эшелоном отправляют в Орел, где на месте бывшей тюрьмы устроили большой лагерь для пленных.

"Оказался в бараке для больных и раненых, - писал позже Павел Загребельный. - Отобрали одежду и выдали гитлеровскую униформу, перекрашенную в темно-зеленый, почти черный цвет. Вместо сапог выдали гольцшуги - деревянные туфли. На одежде белой краской нарисовали "80" – отметку "советского офицера". На шею повесили четырехугольный металлический номер".

Держат в грязной камере, где рядами стоят двухэтажные деревянные кровати. Матрасы и подушки набиты бумагой от книг и газет.

"В ране завелись черви, но никто меня не лечил. Санитар-коллаборационист приходил в камеру только раздавать таблетки, - рассказывал Павел Загребельный в интервью. - Кто мог передвигаться, бросались на лекарства. Лежачие просили:" Дайте мне синенькую"," А мне желтенькую".

Переводят в литовский город Кальвария. Там казнят каждого десятого. Пленных строят, и автоматчики пересчитывают их. Хватают и передают тройке палачей. Загребельный - восьмой.

"Десятого я не знал, но его лицо запомнилось навсегда, - рассказывал сыну Михаилу. - Смотрит оно на меня сквозь полувековую даль, как лицо родного человека. С тех пор для меня любая очередь страшна и отвратительна".

С приближением фронта перевозят в лагерь на территорию Германии. Выменивает свой трехдневный паек хлеба на словарь и изучает немецкий. Увидев это, нацист-майор предлагает принять участие в пари. Если пленный ответит на три вопроса - получит 20 пачек сигарет. Если нет - 20 суток карцера. Интересуется, какое наибольшее число можно записать с помощью двух цифр, какое море не имеет берегов и где похоронено сердце Кутузова. Павел Загребельный отвечает правильно, и удивленный военный признает поражение, дает сигареты. Украинец раздает их товарищам.

Заключенные работают на каменоломне. В лагере Павел Загребельный больше всего дружит с лейтенантом химслужбы Ильей Майданским. Освящает его в казака Кондрата Майданникова. Имя берет из романа "Поднятая целина" русского писателя Михаила Шолохова. Друг так и регистрируется в комендатуре лагеря. Вместе планируют побег.

"Осенью 1945 года отец бежит из плена и присоединяется к отрядам французских партизан, а затем попадает в расположение войск США, - вспоминал Михаил Загребельный. - Те направляют его в специальный лагерь в Париже".

Владимир Яворивский в некрологе Павлу Загребельному отмечал, что именно американские войска сыграли главную роль в освобождении пленных, среди которых был будущий писатель.

В автобиографической повести "Дума о бессмертном" Павел Загребельный писал: "Заключенные захватили барак и взяли вахтеров вместе с фельдфебелем в плен. Вышли из барака и выстроились в колонну по четыре. По сторонам, натянув солдатские шинели, стали те, у кого были винтовки. Издалека никто бы даже не подумал, что это идут люди, которые вырвались на волю".

Оставляет Германию ненадолго. Возвращается и становится офицером связи Советской военной миссии в Британской оккупационной зоне.

Сейчас вы читаете новость «"В ране завелись черви, но никто меня не лечил"». Вас также могут заинтересовать свежие новости Украины и мировые на Gazeta.ua

Комментарии

Оставлять комментарии могут лишь авторизированные пользователи

Голосов: 5325
Голосование Почему президент Зеленский согласился на "формулу Штайнмайера"?
  • Хочет быстрых побед для себя и не понимает последствий для страны
  • Делает это из-за давления европейских партнеров
  • Поддался России
  • Это измена и нет, нечего обсуждать
  • Еще не все пропало, ситуацию можно исправить
  • Ваш вариант в комментариях
Просмотреть
Погода