Меланома коварная. Рано и агрессивно метастазирует

О темной стороне жизни вашей кожи

Здесь впереди, говорят, лето. Точно знаю, что по разным причинам, море будет не у всех, а вот солнышко щедро будет светить каждому. И хотя об этом уже много говорили, но очень хочется напомнить, что темная королева онкологии - меланома, очень коварная стерва. Первоисточник опухоли может быть маленьким, хрупким и недоступным для рутинного осмотра в зеркале. Она очень рано и агрессивно метастазирует. И как настоящая королева требует заоблачных денег на лечение.

К факторам риска относят:

- Значительное и длительное пребывание на солнце. За агрессивностью самые страшные солнечные ожоги в детском и подростковом возрасте. Солярий, особенно в возрасте после 35 лет. А также постоянное пребывание на открытом солнце без защитных средств. Загорелый ребенок это, возможно, красиво, но ребенок в ожогах и с температурой, это не просто ожог, это риск не дожить до внуков.

За агрессивностью самые страшные солнечные ожоги в детском и подростковом возрасте

- Фенотип рыжих волос. Это люди со светлой кожей, которая легко краснеет на солнце, но не покрывается загаром. У таких людей красивая скандинавская внешность. Рыжие зеленоглазые весталки должны с двойным воодушевлением мазатся защитным кремом, потому что они в зоне риска именно по развитию меланом. Также рискуют люди, которые имеют плотные слитые веснушки и светлый цвет глаз (светло серые, голубые, зеленые, ореховые)

- Большое количество исследований показывает, что основной рисковой категорией являются белые мужчины с рыжими волосами старше 50 лет. Часто первая опухоль в них расположена на коже спины, куда они сами не заглядывают. Поэтому, если вы любите своего мужа, чаще смотрите не только на его ягодицы (как утверждают женские журналы), а чуть выше.

- Семейные случаи меланомы. Мы потеряли традиции следить за гениалогичнимы турбулентностями и интересуемся больше материальным наследием. Не менее важны - знание болезней семьи. Я об этом уже говорила, когда писала об истории колоректального рака, о наследственном раке молочной железы. Меланома также может создавать семейную историю, написанную в некрологах. Если в семье есть случаи меланомы, это волшебный пендель пойти к дерматологу, в клинику, которая имеет специальное оборудование по контролю за кожей. Исследовать все имеющиеся невусы (родинки), удалить те, что похожи на атипичные. И после этого не только облегченно выдохнуть, а записаться на плановый осмотр через год, чтобы следить за изменениями невусов, которые остались на теле.

От 10 до 20% меланом развиваются именно из атипичных родинок

- Наличие атипичных или диспластических невусов (родинок). По разным данным от 10 до 20% меланом развиваются именно из атипичных родинок. По данным метаанализа 25 и более невусов на теле одного человека - это автоматически высокий риск развития меланомы. Только еще раз напомню, что осмотр не вы делаете сами с помощью сложной системы зеркал и навыков йоге. Карту родинок делают специально обученные дерматологи с помощью специально разработанного оборудования.

- Лучевая терапия рака в детском возрасте. Или долговременная иммуносупрессии. Это не тот "ослабленный иммунитет", который вы успешно лечите протефлазидом (не в ночь будет упомянут) и страшно вспомогательным "рейном в пакетиках". Это долгий прием препаратов, подавляющих иммунные реакции, например - для того, чтобы пересаженная почка не ​​отторглась.

Так что на солнце только с защитой: голова - панама, тело - светлая легкая одежда с защитой рук и ног, глаза - очки, открытая кожа - солнцезащитный крем. А сметану, только к вареникам, а не на волдыри от солнечных ожогов.

Оригинал

Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее мышкой и нажмите комбинацию клавиш Alt+A
Комментировать
Поделиться:

Комментарии

Оставлять комментарии могут лишь авторизированные пользователи

Наші автори
Евгения Кузнецова Писательница
Антон Сененко Cтарший научный сотрудник Института физики НАН Украины
Андрей Веселовский Дипломат, бывший представитель Украины в Европейском Союзе
Елена Подолян Психотерапевт, директор ОО "Форпост"
Мирослава Барчук Журналист