Ексклюзивы
вторник, 19 декабря 2017 06:10

"У государства нет идей, что делать с финучреждением дальше. Оно, как чемодан без ручки"

 

Год назад национализировали Приватбанк

Год назад Приватбанк перешел в собственность государства. Решение о национализации приняли вечером 18 декабря 2016 года на заседании Совета национальной безопасности и обороны. Объявили утром на следующий день.

— Мы приняли это решение, чтобы обеспечить стабильность банковской системы и защитить деньги людей, — сказал премьер-министр Владимир Гройсман, 39 лет. — Ситуация с Приватбанком могла иметь негативные последствия для финансовой системы Украины. Разрыв между резервами и кредитным риском банка состоянием на декабрь достиг 150 миллиардов гривен. Это поставило под угрозу дальнейшее обслуживание клиентов. Мы защитили 20 миллионов клиентов банка.

"Кабмин решил, что весь год вел себя хорошо, и подарил Приватбанк себе на Николая", — шутили в соцсетях украинцы.

— За год Приватбанк сохранил костяк клиентов — физических лиц и предпринимателей. Он остается самым удобным банком, который работает с малым и средним бизнесом. Состоялся отток крупного корпоративного бизнеса, который был связан с прежними владельцами, — говорит финансовый аналитик 43-летний Алексей Кущ.

Какие позиции сейчас занимает Приватбанк?

— Банк держится за счет технологий, которые были внедрены предыдущими владельцами. Так может длиться еще несколько лет. Потом начнется упадок, возникнут проблемы с системой "Приват 24". Государство — плохой владелец. Оно за год ничего не сделало для развития Приватбанка. Стабильность этого финучреждения может обеспечиваться лишь за счет финансовых вливаний со стороны государства. Речь идет о десятках миллиардов гривен, которые нужно вкладывать не один год.

Национализация — это был оправданный шаг?

— Нет, банк на тот момент не был на грани банкротства. Он нормально работал, был платежеспособен.

Государству нужно было привлечь качественный международный аудит. Поскольку осуществленный до национализации не признается Нацбанком. Не учтены определенные проблемные моменты. Проведенный после национализации аудит — тоже неправильный. К нему есть вопросы у прежних владельцев. Нужно было совместно с ними расписать график выхода из кризиса и привлечь эффективный менеджмент на конкурсной основе. Тогда государство потратило бы 20–30 миллиардов гривен, а не 90.

Деньги, которые потратили на Приватбанк, можно было направить на качественную медицинскую реформу и старт страховой медицины. Все население обеспечить медицинскими страховыми полисами.

Почему за год так и не появилась стратегия относительно Приватбанка?

— Сначала звучали разные предположения относительно его работы. Говорили, что будет специализироваться на ипотечных кредитах. Или на кредитах для предпринимателей. Даже предлагали объединить с Ощадбанком. Сейчас у государства нет идей, что делать с финучреждением дальше. Оно, как чемодан без ручки.

При каких условиях можно продать этот банк?

— После национализации Приватбанка половина банковской системы оказалась под контролем государства. Такого не должно быть. Наша банковская система стала неэффективна, неконкурентоспособна и не может выполнять свои базовые функции. Продажа Приватбанка зависит от роста экономики. Если он будет, через два-три года это возможно. А сейчас — это фантастика. В нынешних условиях его нельзя продать. Государство обречено нести этот груз.

А ликвидация возможна?

— Да, если повторится масштабный банковский кризис. Будет обесцениваться гривня, будет отток депозитов, массовая паника. Тогда государству дешевле ликвидировать банк. Убытки при этом будут составлять более 100 миллиардов гривен.

Еще предлагали разделить его на несколько финучреждений.

— Это нереально с точки зрения здравого смысла. О распределении говорят те чиновники, которые хотят наложить руку на платежную систему этого банка. То есть отдать государству банк с депозитами, кредитами населения. А себе забрать систему "Приват 24" и инфраструктуру.

Возвращение Приватбанка предыдущим владельцам возможно?

— Такая возможность была до июля 2017 года. Потом ситуация зашла в тупик. Прежние владельцы не предоставили новый залог, не подписали соглашение о реструктуризации кредитного портфеля. Также из банка ушел Александр Шлапак, которого назначили руководителем после национализации. Он был тем человеком, который мог договориться с владельцами и государством.

Что делать с государственными банками в Украине?

— У государства нет стратегии относительно них. Проще тратить миллиарды гривен, чем что-то делать. Стоит объединить Ощадбанк с Укрпочтой. В результате получим мощный почтово-банковский сервис. Если еще добавить услуги страхования, можно создать привлекательное предложение для иностранных инвесторов. И выгодно продать такое учреждение. Потому что почтово-банковский сервис имеет большой спрос за рубежом.

Укрэксимбанк можно частично продать крупным международным организациям, таким как Банк реконструкции и развития, Мировой банк. Специализировать лишь на обслуживании экспортно-импортных операций.

Относительно Приватбанка, то нужно определить его основную специализацию. Провести реструктуризацию и очистку активов. Начать переговоры с прежними владельцами. Хотя я говорил, что там точка невозврата уже пройдена.

Почему государству неинтересно проводить такие реформы?

— Реформой должны заниматься чиновники, которые работают далеко не на зарплату. Для них реформа и эффективная банковская система будет значить отрубить самим себе руки. Никто этого не сделает.

Если государство начнет продавать банки, какой первым?

— Легче всего найти покупателя для Укрэксимбанка. Тяжелее всего — для Приватбанка.

Сейчас вы читаете новость «"У государства нет идей, что делать с финучреждением дальше. Оно, как чемодан без ручки"». Вас также могут заинтересовать свежие новости Украины и мировые на Gazeta.ua

Комментарии

Оставлять комментарии могут лишь авторизированные пользователи

Погода