Где сейчас тот, кто убил Славу Веремия?

Убийцам не стоит расслабляться

Новую мемориальную доску на доме по Большой Житомирской, 8, я впервые увидел лишь вчера. Может, она там уже давно висит, не знаю. Это не главное – главное, что эта доска установлена в память Славика Веремия, который погиб возле 19 февраля 2014 года, став одним из первых, кого убили в те страшные дни. Кого потом, не найдя и не наказав убийц, назвали Небесной сотней.

Со Славиком я впервые встретился за десять лет до его гибели. Он пришел устраиваться на работу в газету, в которой я тогда работал. Я сказал ему то, что и всем, – напишите что-либо для газеты, чтобы можно было оценить ваши способности. Это было утром, а под конец дня ко мне пришла женщина, которая назвалась его матерью. Она просила принять сына на работу. Он у меня способный и умный, - говорила мама Славика, - лишь имеет привычку постоянно влезать туда, куда не нужно. Долго вместе с ним мы не работали – работа журналиста не обуславливает стабильность. Только изредка с ним встречались на спортивных площадках, играя в "футбол выходного дня".

Он у меня способный и умный, - говорила мама Славика, - лишь имеет привычку постоянно влезать туда, куда не нужно

Теперь Слава Веремий смотрит на меня из мраморной доски на стене дома в центре Киева, где написано, что он – Герой Украины. Посмертно. В день своей гибели он сделал то же, что делал всегда, - полез туда, куда не нужно. А мог бы и не подставляться под пули "беркутов" в тот страшный вечер. Мог бы, как миллионы его соотечественников, сидеть в тот вечер у телевизора и хохотать из шуток действующего в настоящее время президента, который тогда этого Майдана и не заметил. Возможно, стал бы теперь "новым лицом" и оказался в кресле депутата, министра или прокурора. Он бы подошел – молодой, честный, ничем не замаранный.

Но это все лирика. Меня другое интересует. Где теперь тот, кто убил в тот февральский вечер Славу Веремия? Тот, кто стрелял в беззащитного журналиста, зная, что ему за это ничего не будет? Я знаю лишь одно – убийца не ошибся. Ни он, ни другие убийцы вместе с теми, кто отдавал им команды, не найдене и вряд ли когда-то будут найдены. Об этом все знают, но не осмеливаются сказать. Так же как не осмеливаются назвать врагами всех этих портновых, медведчуков, рабиновичей, которые уже ничего не боятся!

Не осмеливаются назвать врагами всех этих портновых, медведчуков, рабиновичей, которые уже ничего не боятся!

Те, кто не безразличен, кому всегда есть ко всему дело, кто лезет туда, куда не нужно, всегда были в меньшинстве. А те, кто за их спинами пролазил во власть, всегда успешно оттесняли героев, чтобы впоследствии объединиться с теми, против кого эти герои шли на смерть. А затем между прочим, паяснически давали этим героям посмертные награды и называли их именами улицы.

Думаю, что убийца Веремия теперь где-то недалеко. Возможно, прошёл переаттестацию и продолжает службу, охраняя нынешнюю власть. Возможно, сегодня он был среди тех нескольких тысяч вооруженных полицаев и нацгвардийцев, которые охраняли по периметру парк, где Зеленский проводил пресс-конференцию, обещая еще раз поговорить с Путиным.

Так неужели нас таки меньше? Неужели перевелись такие, кому не безразлично, кто готов, если что, опять рискнуть жизнью и полезть туда, куда не нужно? Уверен, что такие среди нас есть. И много. И потому убийцам, которых так и не нашли и не наказали ни при Порошенко, ни при Зеленском, не стоит расслабляться.

Николай Несенюк, для Gazeta.ua

Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее мышкой и нажмите комбинацию клавиш Alt+A
Комментировать
Поделиться:

Комментарии

Оставлять комментарии могут лишь авторизированные пользователи

Наші автори
Андрей Римарук Ветеран, работник фонда "Повернись живим"
Остап Украинец Писатель, переводчик
Максим Кияк Эксперт Совета внешней политики "Украинская призма"
Тарас Чмут Председатель правления "Украинского милитарного центра"
Надежда Романенко Руководитель проекта по дезинфомониторингу Texty.org.ua
Погода