В борьбе двух идеологий ХХІ века победит третья

Обществу необходим либерально-патриотический консенсус. Но люди хотят радикальности

В 1930-1940-е годы в мире столкнулись крайний национализм (фашизм и нацизм) и крайний коммунизм (сталинизм). Оба считали своим врагом либеральную "инклюзивность" - и оба думали, что с "беспозвоночным" либерализмом покончено раз и навсегда. Но так получилось, что именно либеральная идея прав человека оказалась главной победительницей Второй мировой. И остались левый и правый тоталитаризмы на время дискредитированы.

В 1940-1970-х годах в Европе царил социально-либеральный синтез. Национализм считался главным врагом (ибо привел к нацизму и фашизму), и основные идеологические победители во Второй мировой образовали союз. Так возникла Европа социально-либерального синтеза: социал-демократии и welfare state. Даже консерватизм становился медленно немного либеральным и немного социалистическим.

Консерватизм оправился в 1970-х годах, когда кризис welfare state и самодискредитация советского коммунизма начали вытеснять левую идею с идеологического уравнения. Поэтому с конца 1970-х до конца 1990-х в мире вместо социально-либерального консенсуса воцарился либерально-консервативный консенсус. От Тэтчер и Рейгана - до 9/11. Символ этой эпохи - фукуямовский "конец истории", который соединяет либеральную идею с гегельянской (консервативной) апокалиптикой.

С начала 2000-х этот либерально-консервативный консенсус начал распадаться. Сегодня мы видим плоды этого распада: радикальный либерализм, сдвинулся влево, в догматизированные и непримиримые версии прекрасного идеала прав человека и прав меньшинств - и радикальный консерватизм, который либеральную идею отвергает в принципе. Эта волна докатывается и до Украины. И когда я и мои коллеги говорят о необходимости "либерально-патриотического консенсуса" в обществе, мы понимаем, что мы - белые вороны. Потому что люди хотят радикальности.

XXI век может не быть ни веком индивидуальных прав, ни веком групповой идентичности

Но борьба идеологий происходит по закону борьбы за гегемонию, которую давно описал покойный Валлерстайн. В борьбе двух побеждает третий. И в современной борьбе ультралиберализма и ультраконсерватизма победит кто-то третий. Вполне возможно, это будет новая социальная идея - потому что в мире все больших неровностей она давно назрела. Вполне возможно, это будет новая экологическая идея. И также вполне возможно, что оппозицию между индивидом и группой она сотрет как ненужную. XXI век может не быть ни веком индивидуальных прав, ни веком групповой идентичности.

А вот каким именно он будет - это и есть самое интересное.

Текст является постом автора в Facebook и не написан специально для Gazeta.ua. Перепечатывается с разрешения автора.

Оригинал

Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее мышкой и нажмите комбинацию клавиш Alt+A
Комментировать
Поделиться:

Комментарии

Оставлять комментарии могут лишь авторизированные пользователи

Наші автори
Евгения Кузнецова Писательница
Антон Сененко Cтарший научный сотрудник Института физики НАН Украины
Андрей Веселовский Дипломат, бывший представитель Украины в Европейском Союзе
Елена Подолян Психотерапевт, директор ОО "Форпост"
Мирослава Барчук Журналист