Тарас Кузьо
Профессор Национального университета "Киево-Могилянская академия"
02.08.2016
792
1

Что мешает искоренить коррупцию в Украине?

Два народные восстания, оранжевая революция и Евромайдан, не смогли разрушить структурные основы украинской коррупции, и сегодня государство более коррумпировано, чем было в 2004 году

После успешных слушаний в американском Сенате Мари Йованович готовится стать новым послом США в Украине, заменив на этом посту Джеффри Пайєтта, который откровенно высказывался о неудачные попытки президента Петра Порошенко побороть коррупцию в стране.

Йованович в последний раз работала в Украине в качестве заместителя главы миссии США в 2001-2004 годах – в последние четыре года президентства Леонида Кучмы. С того времени страна пережила две демократические революции, три кредитные программы помощи МВФ, аннексию и вторжение России, а также рост патриотических чувств среди населения.

Впрочем с 2004 года – последнего в президентской каденции Кучмы – по сегодня так и не претерпел изменений высокий уровень коррупции в Украине. Пять лет пост-оранжевого президентства Виктора Ющенко и более чем два года пост-євромайданного Петра Порошенко не смогли уменьшить уровень коррупции в стране. Три четверти украинцев убеждены, что страна движется в неправильном направлении.

Согласно рейтингам Transparency International (ТІ), за этот период уровень коррупции снизился однажды – в 2005 году, когда премьером была Юлия Тимошенко. Среди ее инициатив были национализация предприятий, незаконно приобретенных олигархами, закрытие свободных экономических зон, которые стали черными дырами для уклонения от уплаты таможенных пошлин и налогов, и борьба с коррупцией на таможне. Антикоррупционной политике Тимошенко во время двух ее правительств в 2005 и 2007-2010 годах мешали президент Ющенко и секретарь Совета нацбезопасности и обороны Порошенко. Когда Ющенко покинул президентский офис, уровень коррупции был выше (Украина занимала тогда 134-е место в рейтинге), чем в 2004 году (122-е место), когда завершилась президентская каденция Кучмы, а с ней и десятилетия "дикого капитализма".

Рейтинг ТІ за 2015 год свидетельствует, что в Украине уровень коррупции выше (130-е место), чем у пяти членов Евразийского экономического союза: Армения (95-е), Беларусь (107-е), Россия (119-е), Казахстан (123-е) и Кыргызстан (123-е). Среди 15 бывших советских республик только три центральноазиатские государства имеют выше уровень коррупции, чем Украина. Грузия и Молдова, которые также заключили Соглашение об ассоциации с ЕС, занимают высшие места в рейтинге, чем Украина – 48-е и 103-е, соответственно.

Позиция Украины в рейтинге экономической свободы, составляемом Heritage Foundation, также не изменилась после Евромайдана. Украина и дальше остается страной с самым низким уровнем экономической свободы в Европе и с отсутствием верховенства права. Понятно, что этот рейтинг отпугивает потенциальных зарубежных инвесторов.

Ничто не отражает нежелание украинской власти бороться с коррупцией лучше, чем тот факт, что Украина коррумпированей, чем пять стран-членов путинского ЕЭС. Риторика украинских лидеров относительно европейской интеграции не превратилась в конкретные действия по борьбе с коррупцией.

Существуют четыре фактора, которые способствуют сохранению глубоко укоренившихся структурных препятствий, мешающих борьбе с коррупцией.

Во-первых, отсутствие политической воли. Ни один из пяти украинских президентов не использовал возможностей своего поста. Президент, в частности, контролирует два важные для борьбы с коррупцией института – Генеральную прокуратуру и Службу безопасности.

Столкнувшись с глубокой экономической рецессией, пограничными конфликтами с Россией и Румынией, сепаратизмом в Крыму, а также необходимостью создавать новые институты и проводить выборы, Леонид Кравчук и Леонид Кучма не находили времени и желания бороться с коррупцией.

Во времена Кучмы распределение бывших советских активов принесло выгоду политическим союзникам президента, которые впоследствии стали олигархами и сегодня контролируют 70% украинской экономики.

Ющенко, вместо этого, отдал контроль над ГПУ представителям донецкого клана и провел свой президентский срок, говоря об украинской истории, получая пожертвования от олигархов на собственные карманные проекты.

Коррупция достигла своего апогея во время Виктора Януковича, который превратил Украину в мафиозное государство. Президентский срок Порошенко засвидетельствовал возвращение дружественной к олигархам эпохи Кучмы и Ющенко.

Единственный способ нейтрализовать влияние этого фактора состоит в избрании президента с политической волей побороть коррупцию. Однако таким никогда не станет олигарх типа Порошенко.

Вторым фактором является ГПУ, которую Украина унаследовала от СССР и которая является эквивалентом Федеральной прокуратуры США и Королевской прокурорской службы Великобритании. Западные государства и международные организации, такие как ЕС, МВФ и Европейский банк реконструкции и развития, пытались побудить Украину к реформе ГПУ, а Венецианская комиссия Совета Европы предоставляла рекомендации относительно западных моделей такого реформирования. США потратили миллионы долларов на западных советников для ГПУ во времена президентства Джорджа Буша-младшего.

Все было зря. Украинские прокуроры, напоминающие сотрудников советской, а не европейской институции, крайне неэффективны в расследовании преступлений высокопоставленных политиков и чиновников, однако очень эффективны в защите коррумпированных представителей элиты.

Порошенко стал единственным олигархом, чьи доходы выросли после 2014 года – однако не потому, что украинцы потребляют больше шоколада во время войны, а благодаря тому, что он гарантировал неприкосновенность ключевым фигурам режима Януковича

Посол США Джеффри Пайєтт недавно отметил: "Меня огорчает, что никого не наказали за убийства на Майдане. Никого не посадили за хищения государственных средств во времена президентства Януковича. Я думаю, что наибольшей проблемой является отсутствие верховенства права и борьбы с коррупцией".

И ГПУ, и СБУ находились под контролем президента и согласно бывшей президентской Конституцией, и согласно нынешней парламентской. Поэтому все украинские президенты, в том числе Порошенко, использовали их как собственную преторианскую гвардию для заключения кулуарных соглашений о неприкосновенности с олигархами и нечистыми на руку чиновниками, за которые они получали финансовые и экономические преимущества.

Порошенко стал единственным олигархом, чьи доходы выросли после 2014 года – однако не потому, что украинцы потребляют больше шоколада во время войны, а благодаря тому, что он гарантировал неприкосновенность ключевым фигурам режима Януковича.

Этого удалось достичь благодаря нескольким основным шагам: 1) гарантии того, что их имена появятся в списке разыскиваемых лиц Интерпола; 2) судебным решениям, которые помещали их под домашний арест вместо содержания в СИЗО; 3) предупреждением этих лиц об угрозе ареста, которые позволяли им бежать из Украины; 4) снятию арестов с их незаконно приобретенного имущества; 5) неспособности парламента лишить их депутатской неприкосновенности.

Реформировать ГПУ невозможно, поэтому необходимо заменить ее новым прокурорским органом, независимым от президента

Реформировать ГПУ невозможно, поэтому необходимо заменить ее новым прокурорским органом, независимым от президента. Следует также предоставить больше полномочий новому Национальному антикоррупционному бюро, которое должно нанимать экспертов с западным образованием в сфере права и криминологии.

Третий фактор заключается в слабости политических партий в Украине – проблеме всего постсоветского пространства. В течение последних двадцати лет западные фонды и правительства инвестировали немало средств в развитие украинских партий, однако это не принесло ощутимых результатов. Сегодня украинская партийная система выглядит хуже, чем в 1990-х годах, и более контролируема олигархами.

Из шести политических сил, прошедших в парламент по результатам внеочередных парламентских выборов в октябре 2014 года, только "Батькивщина" является настоящей партией, которая существует уже почти два десятилетия и которую не контролируют олигархи. Еще одна – "Самопомощь", которую возглавляет мэр Львова Андрей Садовый – может со временем также стать настоящей партией. Остальные четыре политсилы были избирательными проектами олигархов, созданными накануне выборов.

Если политическая воля бороться с коррупцией важна на уровне президента, то же касается и партий, которые избирают в парламент. Сейчас украинские олигархи создают проекты, привлекательные для разных сегментов избирателей, чтобы контролировать парламент. Вместе с кулуарными соглашениями, которые заключает президент, это препятствует "деолигархизации" Украины и эффективной борьбе с коррупцией в высших эшелонах власти. Пока олигархи контролируют парламент, 80% украинцев будут продолжать негативно относиться к нему.

Западные правительства и фонды должны изменить свои подходы к партийному строительству в Украине. Им следует поддерживать уже устоявшиеся проевропейские партии и новые политические силы, однако не сотрудничать с олигархическими избирательными проектами.

Четвертым фактором является поощрение коррупции в Украине со стороны Запада. ЕС и Совет Европы поддерживают антикоррупционные программы в Украине и Евразии, однако в то же время страны-члены ЕС принимают у себя миллиарды долларов, нажитых с помощью коррупции. Любимыми местами для хранения награбленных средств из Украины и России является Лондон, Французская Ривьера, Монако, Лихтенштейн, Вена, а также крупнейший центр отмывания средств – Кипр. Можно добавить оффшорные зоны: Панаму, Британские Виргинские Острова и Белиз.

Публикация в сети тысяч так называемых "панамских" документов затронула и Украину. Среди них были документы, которые указывали на то, что Порошенко положил деньги на счета в оффшорах летом 2014-го – в разгар войны Украины с Россией. Украинские журналисты расследовали связи президента с оффшорными территориями и обнаружили, что он использовал их с конца 1990-х.

Среди фигурантов "панамских" документов были и связанные с Порошенко лица – топ-менеджеры его шоколадной компании Roshen Сергей Зайцев и Вячеслав Москалевский, а также бывший бизнес-партнер Олег Гладковский (до 2014-го он носил фамилию Свинарчук). При этом Гладковский убежден, что его бизнес и связи с офшорами никаким образом не конфликтуют с его должностью первого заместителя секретаря СНБО.

Принимая у себя грязные деньги, западные страны косвенно поощряют коррупцию в Украине. Выведение миллиардов за рубеж подрывает государственные финансы Украины и провоцирует периодические бюджетные кризиса.

С 1991 года Украина получила 9 программ кредитной помощи МВФ. За этот же период, подсчитал американский аналитический центр Global Financial Integrity, ежегодно из нее в офшоры выводили 11,676 млрд долл. Одной рукой Запад оказывает Украине финансовую помощь, а другой – принимает оттуда нелегальные средства.

Западные государства и международные организации могут помочь Украине преодолеть коррупцию, закрыв оффшорные зоны и усилив контроль за крупными суммами денег, которые поступают на счета стран Европы

Западные государства и международные организации могут помочь попыткам Украины преодолеть коррупцию, закрыв все оффшорные зоны и усилив контроль за крупными суммами денег, которые поступают на счета стран Западной Европы. Сегодня сохраняется абсурдная ситуация, когда отдельные путешественники не могут пересекать границу с более чем 10 тыс. евро, в то время как олигархам и коррумпированным чиновникам позволяют переводить в другие страны миллиарды долларов.

Два народные восстания, оранжевая революция и Евромайдан, не смогли разрушить структурные основы украинской коррупции, и сегодня государство более коррумпирована, чем была в 2004 году. Западным государствам следует сосредоточить внимание на четырех проанализированных выше препятствиях на пути искоренения украинской коррупции, чтобы в конечном итоге уничтожить ее фундамент.

Тарас Кузьо, специально для Gazeta.ua

Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее мышкой и нажмите комбинацию клавиш Alt+A
Комментировать
Поделиться:

Комментарии

1

Оставлять комментарии могут лишь авторизированные пользователи

Наші автори
Антон Мороз Специалист по социальной работе ОО "Форпост"
Ираклий Джанашия Эксперт по вопросам национальной безопасности и обороны Украины в UIF
Наталья Лелюх Врач акушер-гинеколог
Остап Ярыш Журналист украинской службы "Голоса Америки"
Наталья Дьячкова Директор юридической компании "Скарга"
Погода