Запад намекает Путину, что тот отвечает за прирученных боевиков

Минские соглашения и наложенные в связи с ними на РФ санкции соответствуют российским "стратегическим целям"

ДОНБАСС: ЗОНА ВЛИЯНИЯ, ЗОНА ОТВЕТСТВЕННОСТИ

Попытки России навязать миру свою трактовку Минских соглашений, а именно вынудить Украину внести изменения в Конституцию, сохранив при этом свое военное присутствие на Донбассе, похоже, не увенчались успехом. Германия и Франция сняли требования о внесении изменений в Конституцию Украины, которые касались предоставления "особого статуса" Донбассу. Об этом стало известно по итогам визита в Киев министров иностранных дел двух стран Франка-Вальтера Штайнмайера и Жан-Марка Эро. Таким образом, международная дипломатия провозгласила свой вердикт: сначала демилитаризация региона, а значит – вывод из Донбасса российских наемников и вооружения, и только потом – изменения в украинскую Конституцию.

То, что очевидно для мирового сообщества – не доходит до понимания людей, противопоставивших себя закону и праву. Конституция действует в зоне ответственности государства. Там, где присутствуют иностранные войска и вооруженные наемники, говорить о конституционных нормах просто бессмысленно. Что бы ни было сейчас принято украинским парламентом, без демилитаризации региона, оно так и останется "мертворожденным документом". - Утверждает блоггер Лариса Волошина в американском издании "7 дней".

Для Кремля зона влияния – это право безнаказанно переходить черту

Россия на Донбассе пытается решить несколько задач одновременно. Во-первых, использовать Донбасс как фактор дестабилизации ситуации в Украине. Во-вторых, снять санкции, которые наложены на Российскую Федерацию в связи с невыполнением Минских соглашений. А в-третьих, – и это самое главное – добиться признания со стороны международного сообщества того, что Украина и все постсоветское пространство находятся в зоне российского влияния.

Понимание зоны влияния у российского руководства и международного сообщества в данном случае совершенно разное. Для Кремля зона влияния – это право безнаказанно переходить черту: "На нашей территории мы делаем все, что хотим". В понимании цивилизованного мира зона влияния трактуется как зона ответственности государства за все, что происходит на данной территории. Разные трактовки Минских соглашений – это не только борьба за "зоны". Это борьба за смыслы.

Как это ни парадоксально, минские соглашения и наложенные в связи с ними на РФ санкции гораздо больше соответствуют российским "стратегическим целям", чем может показаться на первый взгляд. С точки зрения права, санкции – это абсолютно правовая процедура. Они накладываются на того, кто стал причиной нарушения права, кто несет ответственность за такое нарушение и на того, кто является гарантом соблюдения прав. Существует прямая связь между правом, зоной ответственности и санкциями. Так, к примеру, за правонарушение, совершенное ребенком (хулиганство, порча школьного имущества или другой проступок), санкции накладываются на его родителей или опекунов. С точки зрения права, санкции – это и есть признание зоны ответственности. В принципе, когда международное сообщество наложило на Россию санкции за происходящее на Донбассе, оно признало зону ее влияния. Впервые на постсоветском пространстве на РФ была наложена ответственность за конфликты в сопредельных государствах, которые она либо разжигает, либо мешает урегулировать.

В понедельник, 29 февраля, посол Великобритании в ООН Мэтью Рикрофт на заседании Совета Безопасности заявил, что "санкции против РФ будут действовать, пока она не отведет свое оружие и военнослужащих из Донбасса и не повлияет на боевиков для того, чтобы прекратить этот кризис и дальнейшие жертвы среди населения". Владимиру Путину уже непрозрачно намекают на то, что он "в ответе за тех, кого приручил". На Российскую Федерацию накладывается ответственность не только за действия российских военных и поставки вооружения, но и за боевиков, повлиять на которых вменяется ей в обязанность.

Будьте осторожны в своих желаниях, они иногда сбываются

Перед нами старая как мир ситуация: "Будьте осторожны в своих желаниях, они иногда сбываются". Пытаясь сохранить влияние на независимую Украину, путинский режим оказывается перед необходимостью нести ответственность за свои "стратегические планы". С самого начала российской агрессии в Украине Россия пыталась снять с себя ответственность за происходящее. Пряча своих военных за масками и срезанными шевронами, маскируя поставки вооружения под гуманитарные конвои, Россия действовала по принципу "не пойман – не вор". Пользуясь тем, что мир не может доказать прямого вторжения Российской Федерации на Донбасс, российское руководство пыталось избежать ответственности. Отсюда и недоумение по поводу санкций, и попытки снять их, без реальной "работы над ошибками".

Владимир Путин, как отмечают многие эксперты, пытается возродить некий гибрид Российской Империи и Советской "Империи зла". Штатные пропагандисты уверяют, что расширение территорий – это не только право империи, но и ее святая обязанность по сохранению самой себя. В тот момент, когда с помощью военного шантажа и многомиллионных пропагандистских кампаний у мира пытаются вырвать согласие на расширение российских границ, российских граждан и поклонников "русского мира" убеждают, что без расширения зоны влияния "Российская империя" падет. Говоря о падении Советского Союза, как о "крупнейшей геополитической катастрофе ХХ века", путинской пропаганде удалось убедить своих сторонников в том, что возрождение Советского Союза является крупнейшим триумфом, залогом для будущих побед. Возрождая Советский Союз, Кремль в первую очередь пытается возродить его методы и принципы, навязать их цивилизованному миру.

Советский Союз "владел" территориями и людьми, а не нес ответственность за них. Возможность безнаказанно лить кровь и ломать судьбы и есть та форма власти, к которой стремится современное российской руководство. Им мало России. Для того чтобы чувствовать себя влиятельными, им необходимо "влиять", то есть иметь от международного сообщества индульгенцию на правовой беспредел за границами России.

Когда сторонники "русского мира" и путинские пропагандисты пытаются убедить нас в том, что "у Запада нет средств, сил и желания остановить российскую агрессию", они недалеки от истины. Нет. Начинать третью мировую войну со страной-параноиком, потерявшейся во времени, никто не будет. Мир не воюет с Россией. Он настаивает на неприемлемости ее трактовки права. На украинском Донбассе советско-российским принципам "власти без ответственности" с помощью санкций противопоставляется принцип "ответственности власти".

Начинать третью мировую войну со страной-параноиком, потерявшейся во времени, никто не будет

Владимир Путин и кремлевская верхушка так и не поняли, что суть минских соглашений не в их трактовке, а в самом их наличии. Они определяют ответственного и меру его ответственности. Правила просты: кто барышню танцует, тот ее и кормит. Хотите влияния – несите ответственность. Не хотите нести ответственность – убирайтесь вон. Советского понимания власти мир уже не примет. Геополитический игрок, который не способен в силу экономических, политических факторов быть центром влияния в цивилизованном понимании этого слова, обречен деградировать и пасть. Такова современная действительность. Любые попытки действовать в XXI веке методами, которые уже привели одну империю к исчезновению, только ускорят неминуемый конец.

Сегодня на украинском Донбассе решается вопрос о том, какой быть Украине: государством – гарантом, или государством, которое позволяет на своей территории, в зоне своей ответственности, чиниться беззаконию, осуществятся "праву сильного"? Но одновременно, Донбасс ставит вопрос о том, каким быть миру? Согласится ли цивилизация соседствовать с монстром, живущим по варварскому праву силы, или станет тем центром влияния, который, уважая собственные принципы, следит за их незыблемым исполнением? Донбасс – это не место переговоров или договоров. Это даже не территория украинского кризиса, или российско-украинского вооруженного конфликта. Это то место, где решается прямо сейчас по каким принципам будет жить человечество в XXI веке.

Пока мировые лидеры склоняются к украинской трактовке минских соглашений. Сначала демилитаризация, вывод вражеских войск, подтверждение мониторинговыми группами отсутствия в регионе вооруженных бандформирований, и только потом – изменения в Конституцию, которые должны быть приняты после общеукраинского диалога. Пока Владимир Путин не готов согласиться с цивилизованным пониманием зоны влияния как зоны ответственности. Поэтому будет продолжать свои попытки дестабилизировать ситуацию. Украина является примером того, какую ужасную цену приходится платить за промедление в вопросе цивилизационного выбора.

Донбасс – это назидание всем нам. Мир на украинском Донбассе возможен только тогда, когда принципы цивилизованного мира победят варварство. Донбасс будет либо зоной действия международных норм и правил, а значит, будет находиться в зоне влияния цивилизованного сообщества, либо расширит зону российских принципов, возродив тем самым противостояние двух принципиально разных концепций.

Перепечатывается с разрешения редакции "7 дней"

Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее мышкой и нажмите комбинацию клавиш Alt+A

Комментарии

2

Оставлять комментарии могут лишь авторизированные пользователи

Наші автори
Александр Сосницкий Доброволец, предприниматель
Владимир Василенко Правовед-международник
Всеволод Кевлич Футбольный и теннисный эксперт
Мария Моисеева Медиа-продюсер украинской службы "Голоса Америки"
Елена Косенко Психолог
Погода