Двойной фокус. Как смотреть на крымчан?

Есть два способа смотреть на любую тему: в бинокль и в перевернутый бинокль

Двойной фокус. Что отличает уехавших крымчан от оставшихся

Дрейф между проукраинскими крымчанами на материке и проукраинскими крымчанами на полуострове неизбежен. Все упирается в старую формулу про "цель", "средства" и то, оправдывает ли одно – другое. Есть два способа смотреть на любую тему: в бинокль и в перевернутый бинокль. В первом случае ты подмечаешь детали, нюансы и частности. В подобной схеме во главу угла ставится человеческая жизнь – ее интересы и права выходят на первое место при принятии решений. - Пишет Павел Казарин для Крым. Реалии

Второй способ – тот, что про перевернутый бинокль – меняет твою оптику. Ты начинаешь воспринимать происходящее как шахматную доску, мыслишь интересами "общественных групп" и "социальных страт", видишь картинку целиком и способен вписать эту картинку в контекст. В первом случае ты апеллируешь к человеку, его переживаниям и эмоциям. Во втором – оцениваешь сухую инструментальность того или иного шага. И именно в этом сегодня состоит разница между проукраинскими крымчанами на полуострове и проукраинскими крымчанами на материке. Первые смотрят в обычный бинокль. Вторые – в перевернутый.

Блокады Крыма – это лишь метод по превращению полуострова в "чемодан без ручки"

Для "материковых" стратегия возвращения Крыма упирается в простой факт: нынешняя архитектура российской власти не будет возвращаться к обсуждению темы полуострова. А потому необходимо усиливать кризис в российской экономике. Увеличивать затраты российского бюджета. Уменьшать объем накопленных золото-валютных резервов. Чтобы волна экономического кризиса прорвала плотину "политической стабильности" и привела к смене существующей вертикали. Чтобы единственной задачей нового руководства России стало обнуление всего того, что началось в 2014-м году.

И в рамках подобной задачи торговая или энергетическая блокады Крыма – это лишь метод по превращению полуострова в "чемодан без ручки". Этот подход безэмоционален настолько, насколько безэмоционален размен фигур на шахматной доске. Специфика перевернутого бинокля – в него невозможно разглядеть лица, частные истории, конкретные судьбы. Он цинично-прикладной, когда в разных частях уравнения идут лишь статистика и цифры. А для тех, кто продолжает жить в Крыму, ситуация нередко выглядит иначе. Потому что они остаются внутри системы. Формула про "цель", которая оправдывает "средства", воспринимается здесь куда осторожнее: для многих средства важны не меньше, чем цели. Просто потому, что "средства" – это, в том числе, их собственные судьбы.

Жители полуострова продолжают смотреть на ситуацию в бинокль

Нет ничего удивительного в том, что жители полуострова продолжают смотреть на ситуацию в бинокль. Тот самый, который увеличивает изображение в разы, позволяет фокусироваться на бытовых проблемах и повседневных тяготах. Собрать детей в школу, скопить на генератор, выжить на пенсии, не спровоцировать силовиков. Обстоятельства держат как якорная цепь: у кого-то старики, у кого-то дети. Ходишь по улицам, там люди, у людей лица. И вся твоя жизнь – мемуары не Жукова, а Бондарева. Лейтенантская проза. Когда вместо карты с фронтами и армиями – вполне конкретный быт.

И эта разница самоощущений будет только усиливаться – давать метастазы в самых неожиданных проявлениях. И дело тут не в персональных качествах и конкретных именах. Дело в двух видах оптики: одна сфокусирована на глобальном и методах его достижения. Другая погружена в повседневность и способна различать оттенки и нюансы. Обе оптики имеют право на существование. Обе имеют четкую внутреннюю логику. Обе являются естественным продолжением обстоятельств, в которых оказался носитель. Проблема лишь в том, что они не всегда хорошо уживаются вместе.

Copyright © 2016 RFE / RL, Inc. Перепечатывается с разрешения Радио Свободная Европа / Радио Свобода

Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее мышкой и нажмите комбинацию клавиш Alt+A

Комментарии

Оставлять комментарии могут лишь авторизированные пользователи

Наші автори
Александр Сосницкий Доброволец, предприниматель
Владимир Василенко Правовед-международник
Всеволод Кевлич Футбольный и теннисный эксперт
Мария Моисеева Медиа-продюсер украинской службы "Голоса Америки"
Елена Косенко Психолог
Погода