вторник, 11 апреля 2017 20:23

В России мечтают, чтобы украинцы и поляки враждовали - польский правозащитник

Сейчас лучшие 30 лет польско-украинских отношений за последние четыре века, говорит в интервью Gazeta.ua президент Фонда международной солидарности Кшиштоф Становски.

Польские активисты и журналисты жалуются на проблемы в сфере СМИ. Польше угрожает российский сценарий с "зачищенным" медийным полем?

Чувствуется мировой кризис средств массовой информации. Медиа стали политизированными. Это показали последние выборы в США. Теперь там больше комментариев, чем информации. Факты стали лишь приложением. Люди верят больше социальным медиа, чем профессиональным журналистам.

С другой стороны, в Польше есть свои национальные особенности. В 1980-е за связь с самиздатом давали минимум три года тюрьмы. За то, что кто-то писал в подпольные издания или распространял их. Не было ни Facebook, ни интернета. Однако еженедельно тысяча подпольных изданий видела мир. Каждое местечко имело свою маленькую газету. Это был один из способов сопротивления манипуляциям. Также все понимали, что телевидение говорит неправду. Поэтому во время выпуска новостей люди выходили на улицы гулять с детьми и собаками.

Автор: Вільне. ІНФО
  Кшиштоф Становски - президент Фонда международной солидарности. Был один из лидеров польского профсоюзного движения «Солидарность». После его победы возглавлял фонд "Образование для демократии". Построил сеть международных образовательных проектов, которые учили демократическим принципам активистов Восточной Европы, а также Монголии и Узбекистана. Часто бывал в Крыму, помогая крымским татарам строить свои первые школы. Работал в польском правительстве – вице-министром национального образования в 2007-2010 годах и вице-министром иностранных дел в 2010-2012-ом.
Кшиштоф Становски - президент Фонда международной солидарности. Был один из лидеров польского профсоюзного движения «Солидарность». После его победы возглавлял фонд "Образование для демократии". Построил сеть международных образовательных проектов, которые учили демократическим принципам активистов Восточной Европы, а также Монголии и Узбекистана. Часто бывал в Крыму, помогая крымским татарам строить свои первые школы. Работал в польском правительстве – вице-министром национального образования в 2007-2010 годах и вице-министром иностранных дел в 2010-2012-ом.

То есть сейчас свободе слова ничто не угрожает?

В Польше, если хочешь независимой информации, найдешь ее. Есть много источников. Кроме контролируемого правительством общественного телевидения и радио, имеем местную прессу. Есть медиа различных политических направлений, немало блогов, телеканалов.

От России отличаемся очень важной деталью: знаем, как пользоваться пультом управления. У нас, если не доверяют информации, - просто переключают на другой канал.

Некоторые телепрограммы из-за нехватки доверия потеряли сотни тысяч зрителей. В России такого нет. Не потому, что нет каналов. Они есть. Только нигде возможностями пульта не пользуются, кроме Калининграда. В бывшем Кенигсберге немного другая ментальность.

В последнее время в Польше звучало немало недружественных к Украине заявлений. В фильме "Волынь" украинский народ изобразили бездушными убийцами. Лидер правящей партии Ярослав Качиньский заявил, что "со Степаном Бандерой Украина в ЕС не войдет". Как это воспринимать?

У нас сейчас лучшие 30 лет польско-украинских отношений за последние четыре века. В Польше все, кроме безумных экстремистов, были и остаются уверенными, что украинцы достойны иметь свое государство. Это большая несправедливость, что его раньше не было.

Понимаем, что иметь государство - это так, как иметь ресторан. Чтобы дела у него шли хорошо, надо нанять повара, официанта, бухгалтера. Специалистов не всегда легко найти.

Когда в Польше сменилась власть и начали реформы, надо было найти не только кандидата на президента, а того, кто бы руководил тюрьмами.

Ведь реформы - это не только про образование, культуру или свободу слова. Это и про налоговую систему, полицию и все остальное. Поляки уверены, что украинцы профессионально готовы иметь бизнес, который называется государством.

В последние 400 лет в нашей части мира можно было стать национальным героем двумя способами. Первый - убить много соседей. Второй - чтобы соседи убили тебя

В последние 400 лет в нашей части мира можно было стать национальным героем двумя способами. Первый - убить много соседей. Второй - чтобы соседи убили тебя. Такими были польско-украинские, польско-немецкие, польско-шведские взаимоотношения.

Мы в Польше поняли, что это не очень интересное предложение для наших детей. История важна, но не хотим быть ее заложниками. И будем делать все, чтобы построить будущее по-другому.

А были другие варианты?

Да. Во Второй мировой войне СССР заморозил два конфликта: хорвато-сербский и польско-украинский. Они были очень похожи. Эти страны получили независимость. И что? На Балканах конфликт вернулся на следующий день: соседи начали резать друг друга (в 1991–2001 годах в регионе произошла череда вооруженных конфликтов. Главным образом между сербами, которые стремились сохранить государство Югославию, и народами, которые добивались независимости от нее - хорватами, боснийцами, словенцами и албанцами. А также между хорватами и боснийцами в Боснии и Герцеговине и между македонцами и албанцами - в Республике Македония. – Gazeta.ua). А вот украинцы с поляками оказались достаточно мудры. При этом противоречивых точек оставалось много: сотня причин, из-за которых можно было вернуться к драке.

Имеете в виду Перемышль, Галицию, Волынь?

Перемышль, Галицию, Волынь, Холмщину, акцию "Висла" - да что хотите! Вопросов сотня тысяч. Но есть люди, которые понимают, что не все было плохо. Они пытаются заботиться об общих для нас традициях.

В войне, которую называют польско-советской (вооруженный конфликт на территории бывшей Российской империи с одной стороны между Польшей и Украинской Народной Республикой и советской Россией, Белоруссией, Украиной - с другой, в апреле-октябре 1920 года. – Gazeta.ua), имеем и украинских героев. Вообще, ее стоит называть польско-украинско-советской. С одной стороны там была Польша и Украина, а с другой - Советы. Комендантом, оборонявшим Замостье, был Марко Безручко - украинский офицер.

Да, есть такие случаи, как фильм "Волынь". Корректен ли он - повод для долгих споров. Но хотите услышать подобные истории с другой стороны? Как украинцы делали что-то некорректно? Они есть, и я не хочу об этом говорить.

В последние годы эти истории почему-то стали более громкими.

Это также вытекает из кризиса СМИ. Вы были в Польше? Общались с местными? Говорили, что вы украинцы? Вы чувствовали себя некомфортно хоть раз? Нет.

В последние годы есть много провокаций. И в Польше, и в Украине. К сожалению, они будут продолжаться и мы должны быть к этому готовы.

Идет война. Есть люди в мире, мечтающие, чтобы украинцы и поляки начали враждовать.

За два года в результате российских провокаций уничтожили восемь украинских кладбищ, несколько польских памятников. Украина является примером того, как надо вести себя в таких ситуациях. На следующий день после уничтожения польского памятника в Гуте Пеняцкой на Львовщине власть сказала, что это - криминал. Так не должно быть. Реакция польского правительства должна быть такой, как это показала Украина. К сожалению, ее не было. Но отреагировало общество.

Мы не должны забывать, что с украинской, и с польской стороны живут те, кто пострадал вследствие прошлых конфликтов. "Волынь", акция "Висла". Не можем говорить, что этих событий не было. Но считать, кто больше пострадал – не выход.

Но некоторые польские политики не демонстрируют подобной терпимости к оценке прошлого. Спекулируют тем же образом Бандеры, например.

Разве в Украине нет таких политиков? Или не хватает популистов? Они везде есть. К счастью, в последние 30 лет было больше поляков и украинцев, которые верят, что нужна не война, а открытые границы. Например, украинские школы в Перемышле и польские - во Львове. Речь идет об обмене молодежью, совместных проектах, общих героях. Также о молитвах над могилами тех, кто не дожил до времен, когда для поляка украинец – брат, и наоборот.

Нужны открытые границы. Например, украинские школы в Перемышле и польские - во Львове

Какие из украинских реформ для вас наиболее заметны и важны?

Важнейшие - децентрализация и демонополизация. Также – образовательная. От них зависит, какой будет Украина через 10, 20, 50 лет. Быстрее будет заметен результат от реформы децентрализации. Чтобы отремонтировать дорогу, крышу или туалет в школе, не надо много времени. Достаточно дать качественный закон и инструменты. Эффекты уже видны. Частично в городах, где ввели общественные бюджеты. Однако заметны результаты в провинции, где есть комбинированные общины. Там люди видят, что имеют возможность участвовать в принятии важных решений. Они понимают, что от них зависит будущее их детей и Украины в целом.

Сейчас вы читаете новость «В России мечтают, чтобы украинцы и поляки враждовали - польский правозащитник». Вас также могут заинтересовать свежие новости Украины и мировые на Gazeta.ua

Комментарии

3

Оставлять комментарии могут лишь авторизированные пользователи

Голосов: 19229
Голосование Почему именно сейчас Петр Порошенко заговорил о вступлении в НАТО?
  • Хочет поднять свой рейтинг, потому что тема популярна в обществе
  • Отвлекает украинцев от реальных проблем в стране
  • Пытается таким образом получить поддержку мира
  • Это просто очередное заявление, не стоит никакого внимания
  • Ваш вариант в комментариях
Просмотреть