Ексклюзивы
вторник, 14 мая 2019 06:06

"Массовый зритель хочет, чтобы его обманывали"

 

— При Януковиче мне дважды прямым текстом говорили, что Дом кино придется отдать. Отвечал: "Плохо знаете кинематографистов. Мы кипиш устроим на весь мир, — говорит заместитель председателя Союза кинематографистов Сергей Трымбач, 68 лет. Два срока кинокритик возглавлял организацию.

С Сергеем Васильевичем встречаемся в трехэтажном Доме кино. Здание Союз возвел за собственные средства в 1974-ом

— А сегодня построить одну комнату себе вряд ли сможем позволить, — Трымбач идет по пустому коридору к своему кабинету. — Раньше Союз имел производство. Бюро пропаганды на одних только фотооткрытках с актерами зарабатывало миллионы. Издавали журнал "Новости киноэкрана". Тираж — 400 тысяч. Выпускали линейки, календари, пластинки с музыкой к фильмам.

Сегодня нам нужно 50-60 миллионов гривен на ремонт, аппаратуру, новые коммуникации. У нас этих денег нет.

Три-четыре года тому назад я был в польском Союзе кинематографистов. Они не знают, куда деньги девать. Потому что Союз превратили в орган управления авторскими правами. И сами имеют, и кинематографисты. За год мировой классик Анджей Вайда получал тогда 300 тысяч евро авторского вознаграждения ежегодно. А что получает наш классик Роман Балаян? Не с чем сравнивать. Еще чиновники запретили его фильмы с Олегом Табаковым. Тот сказал глупость о Крыме, об Украине. Но это же фильм Балаяна, человека с четкой проукраинской позицией.

Как появился украинский Союз кинематографистов?

— Союз в СССР хотели создать еще в 1930-х. Потом — после войны. Но в партии были против. Союзы художников, писателей, композиторов были. Потому что эти художники работают сами, как крестьянин-единоличник. Таких надо собрать в колхоз — союз. И тогда ими можно управлять. А кинематографисты и так работают в колхозе — каждый день ходят на работу, на киностудию.

В середине 1950-х директором "Мосфильма" стал режиссер Иван Пырьев. Его самый известный фильм — "Кубанские казаки". Пырьева называли "Иваном Грозным". Все разбегались, когда шел по студии, потому что мог своей палкой шарахнуть. Без проблем общался с аппаратом ЦК КПСС. Он и еще несколько кинозубров пробили идею создания Всесоюзного Союза. А с ней вместе — и нашего.

Когда вы попали в Союз?

- Вступил в 1986 году. До этого не мог, потому что проштрафился. В авторитетном московском журнале "Искусство кино" напечатали мое интервью с Иваном Миколайчуком. А дальше - большую статью об украинском поэтическом кино. Оно было фактически под запретом. И я стал "неблагонадежным". Союз даже обратился в редакцию "Искусство кино" с настойчивой просьбой больше не печатать Трымбача. Должны были как-то реагировать.

Уже через две недели после вступления я поехал в Москву в Дом творчества. Почувствовал, сколько дает Союз. Я плачу 5 рублей в год взносов, а тут такие поездки, хотя бы.

Была перестройка. Нам показывали западные фильмы. Философ Валентин Толстых провозглашал на выступлении, что "коммунистическая власть — это изверги". И событие за событием. Я вышел оттуда на третий день, покачиваясь. Такой мозговой штурм много давал для развития.

Почему жизнь в Доме кино стала вялой по сравнению с советскими временами?

- При СССР одной из фишек Дома кино были закрытые просмотры зарубежных фильмов, не имевших шансов выйти в советский прокат. На показах могли быть только члены Союза. Еще кого-то каждый мог привести с собой. И приводили — нередко парикмахеров, продавцов магазинов. По блату. Тогда за деньги мало что решалось. Услуга за услугу. Скажем, член Союза или работник Дома кино приглашает сотрудника Центрального гастронома. Зато через два дня он ему звонил и говорил: "мне, пожалуйста, килограммчик вырезки". Или ты меня — в Дом кино, а я тебе — модную стрижку.

Попасть на закрытый показ было престижно. На следующий день на работе уважительно говорили: "Вчера был в Доме кино, Феллини смотрел". А рядом сидели Лариса Кадочникова, Раиса Недашкивская. Ажиотаж был такой, что сюда пролезали через окна, туалеты, крышу.

На рубеже 1980-1990-х кинематографисты решили, что публика любит правду. Хотя массовый зритель хочет, чтобы его обманывали. Он целый день тяжко трудится, вечером включает телевизор, а его носом тычут в чьи-то проблемы. К тому же пошла большая волна иностранных фильмов. Фантастических, сказочных, приключенческих. Смотрели их в видеосалонах. Кинотеатры начали приходить в упадок. На этой волне Дом кино стал терять свою магию.

Также в 1989-м кинематографисты добились ликвидации Госкино под флагом борьбы с цензурой. Быстро поняли, что ошиблись. В 1991 году Госкино под названием Госфильмофонд возобновили. Его возглавил кинорежиссер Юрий Ильенко. Через два месяца Союз уже повел борьбу с Ильенко.

Почему?

— Эмоции захлестывали. Ильенко представил кандидатуру нового директора киностудии Довженко, бизнесмена. Мол, именно такой способен реформировать студию. Я того кандидата знал. И знал его режиссер Роман Балаян. Мы начали говорить, что он авантюрист. Ильенко согласился, а через два часа подписал приказ о назначении. Все кончилось пшиком. Новый директор ничего не сделал. Зато война с Ильенко уничтожила Госфильмофонд.

В 1992-м его ликвидировали. Картины практически перестали финансировать. В кино появилась дыра, потерялась связь поколений.

Изменения начались при Януковиче. Кто-то вложил в голову его младшего сына Виктора: будешь заниматься кино — повысишь свой имидж.

Если в последний год правления Виктора Ющенко в бюджете было 5 миллионов гривен на кино, то при Януковиче — 170 миллионов. Сейчас — миллиард.

И наконец, украинское кино начало получали Шевченковскую премию. Уже три года подряд. Хотя за историю награды несколько раз давали.

Сейчас вы читаете новость «"Массовый зритель хочет, чтобы его обманывали"». Вас также могут заинтересовать свежие новости Украины и мировые на Gazeta.ua

Комментарии

Оставлять комментарии могут лишь авторизированные пользователи

Голосов: 901
Голосование Поверили ли вы в Шевченко-тренера после матчей против Сербии и Люксембурга?
  • 1) да, команда под его руководством прогрессирует
  • 2) нет, как не было веры, так она и не появилась
Просмотреть
Погода