Россияне пытаются по-грязному сыграть на трагедии Бабьего Яра

Российский режиссер в национальном памятном пространстве – это нонсенс во время российско-украинской войны

В вопросе "Бабьего Яра" несколько проблем уже на старте были решены неправильно. Мемориальный комплекс вокруг преступлений других режимов на территории современной Украины должен рассматриваться в государственно русле. Киев не несет ни моральной, ни исторической, ни другой ответственности за трагические события, которые там происходили. Но ответственный за донесение правды и исторической памяти об этом. Поэтому это должна быть не частная инициатива, а государственная. И ее решение - это уровень Совета национальной безопасности и обороны.

Второй аспект - в плоскости нацбезопасности и морали. Как там вообще появился режиссер Илья Хржановский? И проблема не в нем. А в том, что российский режиссер в национальном памятном пространстве - это нонсенс во время российско-украинской войны.

Еще одна плоскость - нельзя выделять из многонациональной трагедии один вектор, отталкивая другие. Это трагедия не одного сообщества, а коллективная братская могила. Здесь нет варианта мартиролога: "давайте меряться количеством жертв" или "давайте будем вбрасывать деньги в почтение только определенной категории погибших".

Хржановский вроде хотел разоблачать советскую систему, но его методы работы - это и есть сталинизм

Также есть историческая и политическая стороны - большое количество лжи вокруг трагедии. Перемешаны правда с пропагандой, много спекуляций. Хржановский предлагает эксперименты на посетителях, чтобы возбудить в них определенный эмоциональный фон. Извините, это не его съемочная площадка. Он перепутал, как говорится, горох с капустой. Может хоть 100 раз снимать фильмы. Но это нельзя переносить на "Бабий Яр". Кроме того, есть дискуссия относительно использования людей в непонятном социальном эксперименте. Эти дети из приюта - это некий дурдом (в кинопроекте "Дау" Хржановский для сцен с экспериментами над детьми взял младенцев из харьковского приюта. - Gazeta.ua). Даже Пазолини, который снимал поедание говна, был более правдивый. Хржановский вроде хотел разоблачать советскую систему, но его методы работы - это и есть сталинизм. Когда "цель оправдывает средства". Если я хочу показать, например, преступления гестапо, мне же не надо издеваться над людьми, чтобы зритель поверил, что эти пытки - болезненны.

Нельзя память переводить в гибридную смесь игровой психологии и экспериментов на грани добра и зла над посетителями. Я не иду в Дахау или Освенцим для того, чтобы меня погрузили в пытки и истязания. Поэтому странно, чтобы "Бабий Яр" вдруг превратился в экспериментальную площадку. В других местах массовых преступлений такие идеи выглядели бы кощунственно. А у нас должно быть приемлемо?

Не понимаю, почему наблюдательный совет отказался уволлить Хржановского. Но для меня показательный пример, когда люди знают, где заканчивается историческая память и мораль. Бывший главный историк мемориального центра, голландец Карел Беркгоф, вышел из проекта из-за несогласия с концепцией Хржановского.

А вот как Хржановский там появился - вопрос. Если бы не скандал с "Дау", мы не знали бы, что происходят такие закрытые игрища. Есть много людей, которые могли бы возглавить процесс создания комплекса, а государство должно было бы быть главным координатором. Есть исполнительная правительственная структура - Институт национальной памяти. Нынешняя ситуация - результат бездействия. Подмена политически-исторической государственной памяти какими-то псевдопроцедурамы приводит к таким вещам. Надо иметь видение, стратегию, политику национальной памяти. И только после того процедуры.

Исторической памятью сейчас воюют. Москали - все время

В сегодняшнем мире гибридных агрессии и лжи, фейков и постправды история является категорией политической, военной и нацбезопасности. Исторической памятью сейчас воюют. Москали - все время. У них все на этом построено. В этом случае тоже пытаются по-грязному сыграть на трагедии. Проецируя ее на современное государство Украина.

Гражданское общество должно давить на власть, чтобы взяла вопрос под свой контроль. Это ее прямая обязанность. Когда это будет государственное дело, можно говорить и о концепции, и о средствах. Каждый шаг должен быть выверен, чтобы не оказался аморальным для определенного сообщества. Потому что это суперчувствительная струна - и государство обязано быть главным арбитром. Больше никто туда не должен лезть. Ни хржановские, ни российские олигархи.

Но мы имеем очень много примеров, когда никакой реакции от власти нет. Потому что когда эта команда не знает, что делать - делают вид, что этого нет. Это их классическая практика.

Больше о ситуации вокруг Мемориального центра Холокоста "Бабий Яр" читайте в журнале "Країна".

Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее мышкой и нажмите комбинацию клавиш Alt+A
Комментировать
Поделиться:

Комментарии

Оставлять комментарии могут лишь авторизированные пользователи

Наші автори
Дмитрий Ярош Командующий Украинской добровольческой армии
Виктор Лещинский Президент Национального экспертно-строительного альянса Украины
Олег Романчук Публицист
Владимир Ярославский Шеф и управляющий партнёр ресторана "Lucky"
Ольга Айвазовская Председатель гражданской сети "Опора"