У нас нет выбора, кроме как дать отпор или согласиться на присоединение к России

Тактика Кремля не новая. Ее придумал не Путин

Обострение, которое мы сегодня наблюдаем на российско-украинском фронте – продолжение давления Кремля на украинского президента Владимира Зеленского.

Точно также, как сам Зеленский и его окружение "проверяют" на устойчивость украинское общество, выдвигают самые противоречивые инициативы, которые, по мнению украинского президента должны "умиротворить" Путина, Путин проверяет на устойчивость самого Зеленского. И если политические "сигналы" не доходят, переходят к силовым сигналам, - пишет Виталий Портников для Еspreso.tv.

Путин проверяет на устойчивость Зеленского

Ничего нового в такой тактике Кремля нет. И придумал ее не Путин. Когда в 1992 году к власти в Грузии после военного переворота и свержения "националиста" Звиада Гамсахурдиа пришел Эдуард Шеварднадзе – бывший член политбюро ЦК КПСС и министр иностранных дел СССР, у этого опытного партийного чиновника не было никаких сомнений, что он договорится с другим выдвиженцем советской номенклатуры – президентом России Борисом Ельциным. Шеварднадзе просто не понял, что времена изменились и Грузинской ССР уже нет. В результате Грузия не просто не смогла восстановить контроль над Абхазией и Южной Осетией, но и пережила тяжелое военное поражение и изгнание грузин из Абхазии. В 2008 году преемник Шеварднадзе Михаил Саакашвили не смог правильно расшифровать намерения тогдашнего российского руководства и Грузия пережила новое поражение, потерю территорий, изгнание грузин из Южной Осетии и уничтожение грузинских сел. В 2014 году Петр Порошенко мог не понимать готовности Кремля задействовать регулярную армию на Донбассе – и в результате мы получили Новоазовск, Иловайск, Дебальцево.

Россия хочет восстановить контроль над территориями, которые она считает утраченными. Ей не нужен ми

Между тем, ситуация становится совершенно очевидной, если смотреть на нее из Москвы, а не из столиц бывших российских колоний. Россия хочет восстановить контроль над территориями, которые она считает утраченными. Ей не нужен мир. Ей нужен контроль. Поэтому она будет атаковать, а не договариваться. Атаковать, пока ее не остановят – с помощью собственной армии или западного давления. Но договариваться с людьми, которые не воспринимаются в Москве в качестве полноценных партнеров, а воспринимаются в качестве руководителей мятежных провинций, никто не собирается. Разве что на время – чтобы им не пришло в голову готовиться к российскому нападению. Никаких других целей участники переговоров с российской стороны не имеют – только оттянуть время, дать возможность российской армии и флоту подготовиться, а мятежникам не дать возможность укреплять собственную армию и мобилизовать собственное общество для отпора захватчику. И у украинцев нет никакого исторического выбора, кроме как давать этот отпор или согласиться на присоединение своей страны к России. Даже и не рассчитывайте на что-то еще.

Если Зеленский и его сторонники этого еще не поняли, то очень скоро поймут. Вопрос только в том, какую территорию к этому моменту будет контролировать Киев и в какое количество убитых, раненых и покинувших свои дома нам это понимание обойдется.

Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее мышкой и нажмите комбинацию клавиш Alt+A
Комментировать
Поделиться:

Комментарии

Оставлять комментарии могут лишь авторизированные пользователи

Наші автори
Анна Сотникова Стилист-парикмахер, колорист, трихолог
Василий Танкевич Боксерский обозреватель
Сергей Грабовский Публицист, историк
Роман Синицын Волонтер
Олег Сенцов Режиссер, сценарист, писатель
Погода