Вашингтон, Брюссель и Москва проводят спецоперацию в Молдове и Украине

Перед перспективой превращения в российские сателлиты в новой форме

После того, как пророссийской Социалистической партии Молдовы и оппозиционной коалиции АСUM удалось избрать новое руководство парламента и утвердить правительство страны, в республике установилось фактическое двоевластие.

Правительство во главе с одним из лидеров Демократической партии Павлом Филипом не признает правомочности парламентских решений, ссылаясь на постановления Конституционного суда Молдовы, в день принятия парламентских решений работавшего в режиме взбесившегося принтера. Более того, Конституционный суд, как он уже это делал не раз, отстранил от власти президента-социалиста Игоря Додона и наделил полномочиями главы государства премьер-министра. А премьер-министр назначил внеочередные парламентские выборы на 6 сентября. Разумеется, ни сам Додон, ни социалисты, ни блок оппозиционеров этого указа не признают. Но и к власти прийти не могут, так как силовые структуры продолжают подчиняться их оппонентам из Демократической партии, а входы во все ведомства прочно перекрыты сторонниками этой партии, - пишет Виталий Портников для издания "Буквы".

Олигарх Влад Плахотнюк контролирует все властные институции – включая, Конституционный суд, силовые структуры, ведущие медиа, местные органы власти

Чтобы понять суть происходящего в Молдове, необходимо обратиться к декларации о "захваченном государстве", которое парламент принял после формирования новой власти. Оппоненты демократов считают, что Молдову захватил лидер этой партии, олигарх (впрочем, по молдавским меркам олигарх, по украинским даже не крупный бизнесмен) Влад Плахотнюк. Что именно Плахотнюк контролирует все властные институции Молдовы – включая, разумеется, Конституционный суд. Силовые структуры. Ведущие медиа. Местные органы власти. И что молдавского государства не существует, а есть только власть Плахотнюка, которую нужно демонтировать.

И эти утверждения соответствуют фактическому положению дел. Однако и качество оппонентов Плахотнюка оставляет большие сомнения в том, что они способны что-то демонтировать – скорее, построить на руинах режима демократов другой олигархический режим.

Ведущей фигурой в борьбе с Плахотнюком внезапно стал президент страны Игорь Додон, один из самых преданных сторонников Владимира Путина на постсоветском пространстве. Парадокс ситуации состоит в том, что как самостоятельная политическая фигура Додон появился в молдавской политике исключительно благодаря Плахотнюку.

Додон прямо представляет в Молдове интересы российских олигархических кланов и не скрывает этого

Додон был одним из ближайших соратников третьего президента Молдовы, лидера коммунистов Владимира Воронина. Но когда у демократической коалиции не было голосов для избрания в парламенте президента страны – и ситуация должна была привести к досрочным парламентским выборам – Додон вместе с небольшой группой соратников (среди них и новый спикер парламента Зинаида Гречаная) объявил себя не коммунистом, а…социалистом и поддержал предложенную коалицией кандидатуру юриста Николае Тимофти. И уже после этого акта предательства, в результате приведшего к краху влияния клана Воронина, на Додона обратили внимание в Москве, резонно рассудив, что профессиональный предатель будет полезнее упрямого коммунистического босса.

На записях переговоров с Плахотнюком Додон в присутствии российских чиновников рассказывает о финансировании из России и требует согласия с федерализацией Молдовы

Так что теперь Додон прямо представляет в Молдове интересы российских олигархических кланов и не скрывает этого. На вынужденно обнародованных записях переговоров с Плахотнюком Додон в присутствии российских чиновников рассказывает о финансировании из России и требует согласия с федерализацией Молдовы.

Возможно, чуть дальше от олигархии блок ACUM, но это тоже вопрос. Блок разделен на две партии, лидера одной из них Андрея Нэстасе постоянно подозревают в особых отношениях с известными молдавскими бизнесменами – братьями Виктором и Виорелом Цопа, которых Плахотнюк фактически выдавил из страны. К Майе Санду, руководительнице второй партии демократического блока, претензий относительно сотрудничества с олигархами практически не было. Однако что она может сделать в одиночестве?

Плахотнюка в Москве воспринимают как личного врага

После последних парламентских выборов в Молдове страна оказалась в самой настоящей патовой ситуации. Правительство могло быть сформировано только блоком из двух партий, которые смогли бы сотрудничать между собой. Однако блок ACUM еще до выборов категорически отказался от союза с демократами и социалистами, а социалисты отказывались от союза с демократами, так как Плахотнюка в Москве воспринимают как личного врага. Так в бесплодных попытках договориться прошло почти три месяца, которые необходимы для начала работы парламента.

Произошло невообразимое. В Кишинев в одночасье приехали Брэд Фреден из Госдепа США, вице-премьер РФ Дмитрий Козак и еврокомиссар Йоханнес Хан

И тут произошло невообразимое. В Кишинев в одночасье приехали директор офиса Восточной Европы Госдепа США Брэд Фреден, вице-премьер РФ Дмитрий Козак и комиссар ЕС по вопросам расширения и политики добрососедства Йоханнес Хан. Визитеры провели встречи со всеми участниками политического процесса, хоть и утверждали, разумеется, что их приезд никак не связан ни с выборами, ни с формированием новой коалиции. Однако именно после их переговоров в Кишиневе появилась реальная возможность для договоренностей между социалистами и ACUM.

Только после возвращения Додона из России – откуда же еще! – социалисты дали согласие на коалицию с оппозиционерами

При этом было ясно, что участников новой коалиции высокие договаривающиеся стороны в буквальном смысле слова ломают через колено – настолько велика взаимная неприязнь, я бы даже сказал, ненависть между теми, кто хочет избавить Молдову от власти Влада Плахотнюка. Вначале о своем согласии с требованиями социалистов по формированию коалиции заявила всего лишь часть блока ACUM, которую возглавляет Майя Санду. На следующий день, и то после визита самой Санду, согласились избрать спикера-социалиста в партии Андрея Нэстасе. После этого социалисты, вместо того, чтобы порадоваться согласию потенциальных союзников, заявили, что те выдвигают не согласованные между собой условия, а значит, объединение с ними невозможно, а президент Додон вновь заявил о возможности проведения досрочных парламентских выборов. И только после возвращения Додона из России – откуда же еще! – социалисты дали согласие на коалицию с оппозиционерами.

И вот тогда-то на арену вышел контролируемый Владом Плахотнюком Конституционный суд и заявил, что время депутатов истекло! Так что когда депутаты на следующий день собрались в парламенте для избрания спикера и правительства, с точки зрения старой власти они уже были не легитимны – что и подтверждал сайт Конституционного суда, успевавший объявить вне закона даже те решения, которые еще не были приняты. При этом все время рядом с депутатами в парламенте находились руководители посольств России, США и представительства Еврокомиссии.

Каким образом разрешится политическая ситуация в Молдове, сказать пока что очень трудно. Но важно заметить другое. Первое – что участники политического процесса не способны ни к каким самостоятельным договоренностям между собой, и внешние игроки буквально заставили – причем грубо заставили – договориться между собой буквально в последний момент. Потому что если бы те же социалисты и ACUM могли найти взаимопонимание хотя бы на неделю раньше, они не оставили бы Плахотнюку и его соратникам ну буквально никаких шансов, никакой Конституционный суд им не помог бы. Но нет, для достижения компромисса понадобился целый российский вице-премьер и целый европейский комиссар – и то, после этого Додона пришлось дожимать прямо на территории России, во время Петербургского экономического форума.

Американцы, европейцы и россияне способны абсолютно спокойно, не морща носа, договариваться между собой в ситуации, когда речь идет о нестабильности на постсоветском пространстве

Второе – и это самое главное – что, оказывается, американцы, европейцы и россияне способны абсолютно спокойно, не морща носа, договариваться между собой в ситуации, когда речь идет о нестабильности на постсоветском пространстве. При этом американцев и европейцев как-то не сильно беспокоит то, что вице-премьер Дмитрий Козак – автор провалившегося плана, подразумевавшего федерализацию Молдовы и закрепление ее в российской сфере влияния, вновь привез в Кишинев фактически такой же план и просто искал партнеров по его осуществлению.

Неважно, ориентируется эта страна на Восток или на Запад – важно, что государства как такового нет и его для начала нужно восстановить. Это именно та совместная спецоперация, которая сейчас осуществляется в Республике Молдова. И та, которая осуществляется в Украине – если кто еще не понял

Нам необходимо понять, каковы же условия для достижения таких договоренностей по линии Вашингтон – Москва – Брюссель. И на самом деле условие одно: понимание того, что ты имеешь дело с несостоявшимся государством, институции которого работают исключительно на олигархические интересы. И что совершенно неважно, ориентируется эта страна на Восток или на Запад – важно, что государства как такового нет и его для начала нужно восстановить. Это именно та совместная спецоперация, которая сейчас осуществляется в Республике Молдова.

И именно та совместная спецоперация, которая осуществляется сейчас в Украине – если кто еще не понял. Просто наше государство не выглядит для его жителей таким безнадежным экспериментом, как Молдова. Но может выглядеть так для внешних игроков. Не говоря уже о том, что у нас задача упрощается тем, что нет одного держателя акций и провести процесс перезагрузки власти под внешним контролем куда проще – и не нужно даже посылать высокопоставленных чиновников.

Наш процесс "избавления от олигарха у власти" имел исключительно электоральный характер. В роли украинского Плахотнюка выступал Петр Порошенко, в роли украинского Додона – Владимир Зеленский

Наш процесс "избавления от олигарха у власти" имел исключительно электоральный характер. В роли украинского Плахотнюка выступал Петр Порошенко, в роли украинского Додона – Владимир Зеленский. Впрочем, понятно, что Порошенко не имел и десятой доли контроля над ситуацией в Украине по сравнению с тем контролем, который сосредоточил в своих руках Плахотнюк. А значит, процесс деолигархизации только начинается.

В ближайшие месяцы внешние игроки постараются отодвинуть от принятия решений Игоря Коломойского путем уголовного преследования и Дмитрия Фирташа путем экстрадиции. Электоральные расклады могут минимизировать политическое влияние Ахметова и Пинчука

В ближайшие месяцы внешние игроки постараются отодвинуть от принятия решений Игоря Коломойского путем активизации уголовного преследования и Дмитрия Фирташа путем экстрадиции. Электоральные расклады могут минимизировать политическое влияние Ахметова и Пинчука. А в парламенте вместо коалиции традиционных партий, ориентированных на олигархов, возникнет коалиция каких-нибудь "новых сил". После этого будет достигнут прорыв в Минских соглашениях и осуществлен план Козака уже для Украины – то есть федерализация страны под плотным внешним контролем Москвы, Вашингтона и (меньше) европейцев. Украина и Молдова – если планы полностью воплотятся в жизнь – на долгие десятилетия превратятся в "серую зону" с неопределенным будущим, бессмысленным настоящим и исковерканным прошлым. Зато все будет стабильно: ни войны, ни конфликта с Россией и Западом, даже коррупция будет контролироваться внешними игроками вместе с антикоррупционными структурами.

Если планы сорвутся, обе страны могут погрязнуть в гражданском противостоянии и расколоться окончательно. Элементы такого раскола уже есть в Молдове, где одни города и регионы (включая автономный регион Гагаузия) поддерживают новую власть, а другие – старую. Понятно, что когда начнется процесс замирения с агрессором и федерализации Украины, это может привести к схожим последствиям. Пройти между капелек не удастся просто потому, что управленческая элита обеих стран скомпрометирована, в ближайшее время внешними игроками будет делегитимизирована, и решения будут приниматься людьми, просто не способными понять последствия своих действий и вынужденными довериться внешним игрокам. И в Молдове, и в Украине эти процессы уже запущены, и остановить их практически невозможно.

В обеих странах единственный игрок, который еще может спасти даже не государства – их нет – а перспективы государственности, – это народ

В обеих странах единственный игрок, который еще может спасти даже не государства – их нет – а перспективы государственности, – это народ. Но пока мы не знаем, насколько устали молдаване и украинцы за годы противостояний, олигархического разграбления своих стран и крушения надежд, и хватит ли у них элементарной интуиции, которая подскажет им: они находятся перед перспективой новой утраты государственности и превращения – в новой форме – в российские сателлиты при молчаливом и действенном согласии Запада.

Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее мышкой и нажмите комбинацию клавиш Alt+A
Комментировать
Поделиться:

Комментарии

1

Оставлять комментарии могут лишь авторизированные пользователи

Наші автори
Наталья Лелюх Врач акушер-гинеколог
Остап Ярыш Журналист украинской службы "Голоса Америки"
Наталья Дьячкова Директор юридической компании "Скарга"
Александр Лиев Председатель Ассоциации индустрии гостеприимства Украины
Погода