Как не стать жертвой бессмысленных дискуссий в соцсетях

7 коварных приемов собеседников

Идеалистичное обещание "Фейсбука" и других социальных медиа о том, что они станут площадкой обмена идей и конструктивного диалога в значительной степени не оправдывается. Наоборот, именно они становятся эффективным элементом радикализации и обособление людей во все более узкие группы по взглядам и убеждениям.

Кто-то делает это намеренно и профессионально – как российские фабрики троллей или исламистские пропагандистские видео. Но значительная часть негатива идет от простых пользователей, частично из-за применения приемов аргументации, которые в принципе не могут дать положительного эффекта, - пишет Татьяна Ворожко для "Голоса Америки".

Аргумент в виде рисунка или мема.

Одним из деструктивных методов аргументации являются рисунки со словами, мемы, в Украине их еще называют фотожабы. Можно, конечно, сравнивать внутреннюю и внешнюю политику президентов Дональда Трампа и Барака Обамы: обсуждать их принципы, решения по вопросам персонала или различные подходы к иммиграционной политике. А можно разместить мэм, на котором Дональд Трамп – в кожанке на мотоцикле, а Обама – на трехколесном велосипеде. Якобы это является каким-то доказательством: "вот Обама глупый, кем это надо быть, чтобы во взрослом возрасте сесть на велосипед?!". Здесь важно не забывать, что фотожабы являются исключительно проявлением креатива их создателей и ничем другим. Правда, нельзя не отметить, что некоторые мемы – настоящее современное искусство, но какими бы остроумными они ни были, их нельзя воспринимать как аргумент.

Переход на личности.

"Золотой стандарт" аргументации: критика внешности или иных характеристик оппонента. Не знаете, как ответить на аргумент женщины? А она толстая и некрасивая. Некоторые люди, наверное, верят, что если человека унижать и оскорблять, он поймет, как он ничтожен, откажется от своих ценностей и убеждений и согласится с их точкой зрения.

"Золотой стандарт" аргументации: критика внешности или иных характеристик оппонента

Сюда же относится и такой гадкий прием, как предложение "Мне вас жаль", якобы оппонент является таким недоразвитым индивидуумом, что объяснить ему или ей ничего нельзя – только пожалеть.

В той же время комментарии – даже отрицательные – являются показателем, как внимания к сообщению, так и свободного общества.

Навешивание ярлыков.

Когда оппонент излагает некую идею, немало собеседников к содержанию и не думают прислушиваться. Они решают, к какой малопривлекательной категории это отнести или в какой идеологический ящик положить.

Например, человек выступает за оплачиваемый отпуск по уходу за ребенком (в Соединенных Штатах только государственные учреждения и предприятия с более чем 50-ю работниками обязаны предоставлять три месяца отпуска за свой счет). Вместо того, чтобы спросить, как это будет оплачиваться, кто будет заменять маму на работе, пока она дома с ребенком, и как это повлияет на экономику в целом – а на это могут найтись вполне адекватные ответы – такие люди спешат с ярлыком. Это – социализм, говорят они, а от оплачиваемого отпуска по уходу за ребенком – один шаг до сталинских лагерей и венесуэльского экономического коллапса.

Приписывание коварных мотивов.

Кажется, немало пользователей социальных медиа даже предположить не могут, что кто-то может поделиться идеей только потому, что считает ее полезной, а собственное мнение – интересным.

Типичный пример в США – дебаты о доступе к оружию. Думаю, что абсолютное большинство сторонников ограничения доступа к оружию имеют очень простой и понятный мотив: они не хотят, чтобы их, их детей, или других людей расстрелял какой-то обиженный на жизнь маньяк. Но их оппоненты ищут другие, коварные мотивы: якобы люди хотят ограничить право на владение оружием, чтобы отобрать пистолет у конкретного Стива или просто горячо ненавидят вторую поправку к Конституции.

И наоборот. Какими бы ни были мотивы противников ограничения доступа к оружию, не думаю, что среди них есть любовь к массовым расстрелам.

Мой любимый: объяснять любую позицию женщины, с которой не согласен, тем, что "у нее мужа нормального нет", будто бы наличие или отсутствие "мужа нормального" руководит всей умственной деятельностью женщин

Ну и мой любимый: объяснять любую позицию женщины, с которой не согласен, тем, что "у нее мужа нормального нет", будто бы наличие или отсутствие "мужа нормального" руководит всей умственной деятельностью женщин.

Оспаривание права других выражать свои мысли или поднимать определенные темы.

Кажется, многие не предполагают, что любой человек имеет право обратиться к любой проблеме и в тех рамках, в которых он для себя определил. И здесь два направления атаки: почему именно он об этом говорит и почему говорит об этом, а не об этом.Напишет кто-то о своей поездке в Таиланд, впечатлениях от жизни в Америке или посещении местной больницы и тут же пошли возражения: "А чего это они об этом пишут? Я уже 15 лет живу в США и ничего еще не написал".

Другая линия атаки выглядит прямо противоположной, но на самом деле имеет те же корни. А почему вы об этом говорите, а об этом не говорите? Под каждой статьей о женском обрезании обязательно будут читатели, возмущенные тем, что в ней не говорится о мужском обрезании, а почти под каждой статьей о насилии против женщин со стороны их партнеров, найдутся те, кто напомнит, что, бывает, и от женщин мужчинам прилетает.

"Красота" этого приема в том, что не нужно писать собственные критические статьи о мужском обрезании или создавать общественные организации в защиту мужчин от домашнего насилия. Можно просто не давать другим поднимать темы, которые их волнуют. Если автор осветит насилие в семье в отношении и мужчин, и женщин, то можно напомнить о детях, родителях, других родственниках и домашних животных. Если и это вспомнят – а как же мафия? О мафии не упомянули! Поскольку осветить тему насилия в контексте всей человеческой цивилизации невозможно, то, по этой логике, нельзя писать или говорить о насилии одной категории людей над другой.

Если автор осветит насилие в семье в отношении и мужчин, и женщин, то можно напомнить о детях, родителях, других родственниках и домашних животных

Принуждение оппонентов отвечать за слова и действия радикальных представителей их "лагеря".

Другой широко используемый прием – доведение аргумента или позиции другого человека до абсурда – как от нежелания или неспособности понять, так и сознательно подставляя вместо реальной позиции человека позицию максимально радикализованную. Вот честно, не все люди, которые считают, что права рабочих должны быть лучше защищены, являются коммунистами.

Как говорил Джордж Буш: "споры слишком легко превращаются во враждебность. Несогласие – в дегуманизацию. Слишком часто мы судим другие группы по их худшими представителями, а себя – по нашим лучшим намерениям".

Восприятие любого сообщения как персонального "наезда".

Пусть в тексте говорится об отдельной социальной группе, проблеме, затрагивающей определенную категорию или группу людей, или личный опыт автора, многие читатели воспринимают так, будто речь идет лично о них. А у них было иначе, а значит – это неправда, делают они вывод.

Часто вижу, когда люди даже отрицают или обесценивают персональный опыт других, у них было не так. Вот описала женщина свой травматичный опыт родов. А у кого-то его не было! И об этом якобы обязательно надо заявить, даже если другой человек – мужчина.

По сравнению с фейками, призванными возбудить людей и подтолкнуть их к насилию, или использованием, без ведома владельца, большого массива персональной информации – недобросовестная аргументация не выглядит такой уж большой проблемой. Но это то, над чем мы лично имеем полный контроль. Мы можем распознавать эти приемы и не втягиваться в бессмысленные дискуссии и сами воздерживаться от их использования.

Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее мышкой и нажмите комбинацию клавиш Alt+A
Комментировать
Поделиться:

Комментарии

Оставлять комментарии могут лишь авторизированные пользователи

Наші автори
Евгения Кузнецова Писательница
Антон Сененко Cтарший научный сотрудник Института физики НАН Украины
Андрей Веселовский Дипломат, бывший представитель Украины в Европейском Союзе
Елена Подолян Психотерапевт, директор ОО "Форпост"
Мирослава Барчук Журналист