Тот, кто говорит правду, всегда проигрывает тому, кто лжет

Москва не продвигает "свое". Она разрушает "чужое"

Месяц назад Facebook, Apple и Twitter удалили страницы блогера Алекса Джонса. Официальная причина – разжигание ненависти.

Джонс вел конспирологический канал InfoWars, в котором рассказывал, что Мишель Обама - трансгендер, Аль-Кайеду спонсирует Джордж Сорос, вакцины вызывают аутизм, высадка на Луну была подделкой, а теракты 9/11 были организованы правительством, которое также располагает "погодным оружием" и управляет торнадо.

Характерно, что Джонс был завсегдатаем российского телеканала "Царьград ТВ". Его любил приглашать Александр Дугин, в передачах которого американский конспиролог хвалил российского президента и критиковал расследование о связях Трампа с Кремлем. Если бы Алекс Джонс был осторожнее с высказываниями в адрес мигрантов из мусульманских стран – его страницы продолжили бы существовать.

И это отличная история про то, как устроено медиапространство.

Торговцы паранойей и неврозами побеждают тех, кто торгует аргументами и рацио

Мир изменился. Технологии упростили коммуникацию. Контент растет по экспоненте. И оказалось, что торговцы паранойей и неврозами побеждают тех, кто торгует аргументами и рацио. Информационный рынок превратился в поле боя. Оказалось, что манипулировать представлением о реальности куда проще и дешевле, чем менять саму реальность. Одной из первых это поняла Москва.

В отличие от Советского Союза она не продвигает "свое". Она разрушает "чужое". По сути, Москва целенаправленно торпедирует чужие институты и доверие. Размывает концепт факта. Предлагает на выбор целый ворох отчаянной конспирологии. Подкармливает фриков и инвестирует в хаос. При этом все это накладывается на реальные трудности. В результате мы наблюдаем рост антимигрантских настроений. Спрос на изоляционизм. Торжество популистов.

Причем эта технология довольно беспроигрышна. По одной простой причине. Для нее не существует противоядия.

Вся военная история ХХ века – это борьба снаряда и брони. Мощность первого приводила к росту толщины второй. А брони в информационных войнах не существует в принципе. Потому что любая попытка ее создать чревата обвинениями в цензуре. Мы привыкли полагаться на довоенную этику левого либерализма. Когда все точки зрения имеют право на существование. Когда пространство идей вопринимается как рынок, который должен быть приведен в гармонию "невидимой рукой". Мы верим в концепты "рационального выбора" и "спроса на качество". Но в том и штука, что эти правила перестают работать. В том числе и потому, что на рынке появились штрейкбрехеры. Те игроки, которые не пытаются играть по правилам.

Вся военная история ХХ века – это борьба снаряда и брони. Мощность первого приводила к росту толщины второй. А брони в информационных войнах не существует

Призывы к честной конкуренции с агрессором за умы и сердца смотрятся довольно наивно. Особенно если вспомнить, что суммарный бюджет российской госпропаганды превышает миллиард долларов. Давиды побеждают Голиафов по большей части в притчах. А в реальности становятся гумусом под ногами неразборчивых в средствах левиафанов.

Проблема в том, что дискуссии о противоядии попросту не существует. Может ли открытое общество оставаться открытым в условиях агрессии со стороны закрытого? Где грань между пропагандой и журналистикой? Должна ли наступать ответственность за фейки и манипуляции?

В публичных дебатах существует важное правило. Тот, кто говорит правду, всегда проигрывает тому, кто лжет. Потому что первый ограничен рамками этой самой правды. А второй не ограничен ничем. В том числе, если это дебаты о нас самих.

Оригинал

Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее мышкой и нажмите комбинацию клавиш Alt+A

Комментарии

Оставлять комментарии могут лишь авторизированные пользователи

Наші автори
Александр Полищук Военный дипломат, аналитик Фонда "Майдан иностранных дел"
Андрей Таицкий Преподаватель английского языка. Работает во Вьетнаме
Сергtй Тарута Народный депутат, лидер партии "Основа"
Вероника Мудрая Председатель общественной организации "Белая Лента"
Иван Семесюк Художник, писатель, музыкант
Погода