После "Боинга". Чего ждать от адвокатов Москвы в Европе?

Главный вопрос после публикации отчета следственной группы по "Боингу" – что дальше?

С одной стороны, расследование продлится еще два года – это время, судя по всему, потратят на верификацию списка из 100 подозреваемых. С другой – европейская процедура принятия решений требует консенсуса и времени – и ничего резкого и поспешного в арсенале ЕС обычно не найдешь.

Но, тем не менее, главный вопрос упирается в то, услышат ли теперь в Европе голоса тех политиков, которые до недавнего времени предпочитали выполнять роль публичных адвокатов Москвы, - пишет Павел Казарин для "Крым. Реалии".

Скорее всего, да. Возможно они будут тише. Возможно – не столь массовыми. Но идея возврата к тому формату отношений с Москвой, что царил до Крыма, никуда не денется. По тем же причинам, которые сформулировал политолог Иван Преображенский. А именно – Сирия и рынок.

По словам эксперта, Европа тешит себя иллюзиями, что Москва может быть эффективным посредником в урегулировании сирийского кризиса, который грозит для ЕС наплывом беженцев и необходимостью участия в военной операции. Собственно, участие Москвы в сирийской операции, среди прочего, и была обусловлена попыткой выйти из посткрымской изоляции, вернув себя за тот стол, за которым заседает "мировое политбюро" – те игроки, одно только соседство с которыми дарит ощущение собственной значимости.

Другое дело, что Москве выгодно сохранение себя в этом статусе в течение максимально долгого времени. Соответственно, выгодно сохранение нынешней ситуации в Сирии, которая отражена в описании "ни мира, ни войны". Ведь именно этот статус-кво закрепляет за Кремлем роль посредника, который может и дальше играть в военно-политическую дипломатию.

Вторая причина связана с российским рынком. Ведь до недавнего времени, вся экономика России описывалась формулой "продаем нефть и газ, а на вырученные деньги покупаем на западе все остальное".

Многим европейским игрокам хотелось бы снова оказаться в довоенной реальности, когда российский рынок был идеальным потребителем, что много покупает и стабильно платит деньги. Тот факт, что эта реальность ушла в прошлое вместе с высокими ценами на нефть – не разрушил иллюзию. И поэтому мы будем неоднократно наблюдать, как тема снятия санкций с РФ будет звучать из уст не только политических маргиналов, но еще и достаточно авторитетных европейских чиновников и политиков.

Отношение изменится только тогда, когда европейцы посчитают, что Москва в Сирии не является союзником ЕС

Отношение изменится только тогда, когда европейцы посчитают, что Москва в Сирии не является союзником ЕС. И тогда, когда надежды на покупательную способность российского потребителя растают.

Но до тех пор Крым и Донбасс останутся на повестке дня лишь тех стран, дипломатические ведомства которых втянули в нынешнюю войну. Или тех, чьи граждане стали жертвами этой войны – как, например, пассажиры "Боинга", уничтоженного ракетой из российского "Бука".

А все потому, что инерцию общественной и внутриэлитной мысли не стоит недооценивать. Чужая война – всегда чужая. Своя ойкумена редко простирается за пределы национальных границ.

Не верите? Вспомните август 2008-го.

Copyright © 2016 RFE / RL, Inc. Перепечатывается с разрешения Радио Свободная Европа/ Радио Свобода

Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее мышкой и нажмите комбинацию клавиш Alt+A

Комментарии

1

Оставлять комментарии могут лишь авторизированные пользователи

Наші автори
Александр Сосницкий Доброволец, предприниматель
Владимир Василенко Правовед-международник
Всеволод Кевлич Футбольный и теннисный эксперт
Мария Моисеева Медиа-продюсер украинской службы "Голоса Америки"
Елена Косенко Психолог
Погода