После "Боинга". Чего ждать от адвокатов Москвы в Европе?

Главный вопрос после публикации отчета следственной группы по "Боингу" – что дальше?

С одной стороны, расследование продлится еще два года – это время, судя по всему, потратят на верификацию списка из 100 подозреваемых. С другой – европейская процедура принятия решений требует консенсуса и времени – и ничего резкого и поспешного в арсенале ЕС обычно не найдешь.

Но, тем не менее, главный вопрос упирается в то, услышат ли теперь в Европе голоса тех политиков, которые до недавнего времени предпочитали выполнять роль публичных адвокатов Москвы, - пишет Павел Казарин для "Крым. Реалии".

Скорее всего, да. Возможно они будут тише. Возможно – не столь массовыми. Но идея возврата к тому формату отношений с Москвой, что царил до Крыма, никуда не денется. По тем же причинам, которые сформулировал политолог Иван Преображенский. А именно – Сирия и рынок.

По словам эксперта, Европа тешит себя иллюзиями, что Москва может быть эффективным посредником в урегулировании сирийского кризиса, который грозит для ЕС наплывом беженцев и необходимостью участия в военной операции. Собственно, участие Москвы в сирийской операции, среди прочего, и была обусловлена попыткой выйти из посткрымской изоляции, вернув себя за тот стол, за которым заседает "мировое политбюро" – те игроки, одно только соседство с которыми дарит ощущение собственной значимости.

Другое дело, что Москве выгодно сохранение себя в этом статусе в течение максимально долгого времени. Соответственно, выгодно сохранение нынешней ситуации в Сирии, которая отражена в описании "ни мира, ни войны". Ведь именно этот статус-кво закрепляет за Кремлем роль посредника, который может и дальше играть в военно-политическую дипломатию.

Вторая причина связана с российским рынком. Ведь до недавнего времени, вся экономика России описывалась формулой "продаем нефть и газ, а на вырученные деньги покупаем на западе все остальное".

Многим европейским игрокам хотелось бы снова оказаться в довоенной реальности, когда российский рынок был идеальным потребителем, что много покупает и стабильно платит деньги. Тот факт, что эта реальность ушла в прошлое вместе с высокими ценами на нефть – не разрушил иллюзию. И поэтому мы будем неоднократно наблюдать, как тема снятия санкций с РФ будет звучать из уст не только политических маргиналов, но еще и достаточно авторитетных европейских чиновников и политиков.

Отношение изменится только тогда, когда европейцы посчитают, что Москва в Сирии не является союзником ЕС

Отношение изменится только тогда, когда европейцы посчитают, что Москва в Сирии не является союзником ЕС. И тогда, когда надежды на покупательную способность российского потребителя растают.

Но до тех пор Крым и Донбасс останутся на повестке дня лишь тех стран, дипломатические ведомства которых втянули в нынешнюю войну. Или тех, чьи граждане стали жертвами этой войны – как, например, пассажиры "Боинга", уничтоженного ракетой из российского "Бука".

А все потому, что инерцию общественной и внутриэлитной мысли не стоит недооценивать. Чужая война – всегда чужая. Своя ойкумена редко простирается за пределы национальных границ.

Не верите? Вспомните август 2008-го.

Copyright © 2016 RFE / RL, Inc. Перепечатывается с разрешения Радио Свободная Европа/ Радио Свобода

Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее мышкой и нажмите комбинацию клавиш Alt+A

Комментарии

1

Оставлять комментарии могут лишь авторизированные пользователи

Наші автори
Александр Полищук Военный дипломат, аналитик Фонда "Майдан иностранных дел"
Андрей Таицкий Преподаватель английского языка. Работает во Вьетнаме
Сергtй Тарута Народный депутат, лидер партии "Основа"
Вероника Мудрая Председатель общественной организации "Белая Лента"
Иван Семесюк Художник, писатель, музыкант
Погода