Крым: между цивилизацией и тьмой

Наконец-то "настоящим русским" в Крыму рассказали о том, что написано в контракте мелким шрифтом

История с крымским новогодним соцопросом – тайна, покрытая мраком. Причем в прямом смысле этого слова. Сомнения вызывает дата проведения данного "социологического исследования" - чуть ли не в ночь с 31-го на 1-е. Сложно заподозрить "настоящих русских" в том, что они предпочтут новогоднюю пьянку научным исследованиям. Отсюда и скепсис.

Серьезным поводом для недоверия могут служить и результаты. 93% крымчан предпочли жизнь во тьме украинскому свету. Надо сказать, что сомневаются в озвученных цифрах не только сторонники украинского Крыма, но и заправские "крымнашисты". Так, на "Эхе Москвы" был опубликован текст крымского блогера, который утверждал, что по его наблюдениям ненависть к украинскому свету достигает в Крыму 98-99%. Поэтому заявленные 93% - есть ничем иным, как надругательством над загадочной русской душой в особо извращенной форме.

Сложно заподозрить "настоящих русских" в том, что они предпочтут новогоднюю пьянку научным исследованиям

В данном случае нет поводов не верить пророссийскому автору. Ведь если, скажем, вору посчастливится умыкнуть вполне себе неплохой айфон и, уже впоследствии выяснить, что корпус у него поврежден и половина функций не работает, - то каждый из нас понимает какова будет реакция. Ворованное – это же не купленное. Обидно, конечно, но можно и потерпеть. В любом случае – прибыль. Для тех, кто выбирал и выбирает между Украиной и Россией, Крым, свет - вещи второстепенные. "Главное, что пользуемся и никто нам не указ".

Зачем вообще российскому руководству был нужен этот соцопрос? Версия о том, что Владимир Путин решил полностью переложить ответственность за ухудшающуюся экономическую и техногенную обстановку в Крыму на самих крымчан поддерживается обеими сторонами экспертов. Да, решил. Да, переложить. Насильник всегда обвиняет жертву, а террорист – заложников. Даже если взятые им в плен люди страдают "стокгольмским синдромом" и готовы грудью прикрывать его от справедливого наказания. Вопрос выбора ролей. Он выбрал ими прикрыться, а они - с ним сотрудничать.

В психологии выбор – одно из самых фундаментальных свойств личности. Делая взрослый осознанный выбор, человек всегда отталкивается от понимания себя. Перед тем, как выбрать "направо или налево", "красная или синяя таблетка" необходимо осознавать степень своей ответственности, иметь представление о своих границах и пользоваться логикой, опытом – как своим, так и чужим. Выбор важен уже тем, что, делая его личность начинает дорожить им, как результатом собственного умственного усилия, как своим правом на самого себя. Кремлю важно, чтобы крымчане стали дорожить своим ухудшающимся положением, видя в нем отражение свободно принятого решения.

Кремлю важно, чтобы крымчане стали дорожить своим ухудшающимся положением

Крымская новейшая история изобилует всевозможными выборами и их последствиями. Можно сколько угодно спорить о том, сколько процентов крымчан проголосовало на том злосчастном референдуме и каковы были реальные результаты, но именно сделанный тогда выбор -"Украина, или Россия", определяет сегодня личное отношение каждого, проживающего в Крыму к тому, что происходит на полуострове.

Для того, чтобы понять, что скрывается за "добровольно-принудительным выбором" жизни во тьме, давайте посмотрим на новогодний соцопрос, так, как смотрит психолог - как на свершившийся факт. Для психики, нет никакой разницы в том, произошло ли событие на самом деле, или было придумано. Событие, то как о нем говорит человек, как он его переживает – это лакмус, который приоткрывает скрытые бессознательные процессы, выпускает подавленное наружу - а значит, приводит личность к осознанию, к взрослению.

Факт опубликования данных опроса неоспорим. Россия, как страна, несущая ответственность за состояние дел на оккупированной территории, заявила что 93% крымчан готовы потерпеть без света, воды, отопления за право называться "настоящими русскими". Поэтому, вести переговоры с украинской стороной о возобновлении поставок электричества в Крым, оккупационная власть не намерена. Мол, "раз уж крымчане согласились "терпеть", то кто мы такие, чтобы спорить с их волей"?

Первое, на что стоит обратить внимание – это на формулировку "потерпеть". Есть в ней некая доля неизбежности, покорности судьбе. Реакция самих крымчан: отсутствие акций протеста с требование подписать контракт с украинской стороной, равно как и народных гуляний, массовых празднований в кокошниках и с балалайкой наперевес, по случаю "Деды воевали - а мы загниваем!", "Ребята, не Москва ль за нами? Потерпим-ж под Москвой!", наводит внимательного наблюдателя на мысль, что речь идет именно о покорности, о вполне осознанной обреченности на предстоящие лишения. Не похоже на осознанный взрослый выбор. Не так ли? Скорее – детское послушание.

"Крымский референдум" - это типичное соблазнение, когда взрослый приманивает ребенка конфетой

Вторым очень примечательным моментом является посыл от центральных российских властей о том, что, выбирая Россию, крымчане выбирают нужду и отсутствие элементарных достижений цивилизации. Сама по себе эта констатация – уже неплохо. Она, наконец-то, приводит искаженную предреферендумным угаром картину мира в соответствие с реальностью. А осознание реальности - путь к пониманию себя.

Изначально крымский референдум подавался как добровольный выбор крымчан в пользу богатой, экономически стабильной и идеологически близкой пра-родины некого "народа Крыма". Крымчане, махая флажками, смотрели на происходящее, как на осуществившуюся мечту о российских пенсиях и зарплатах. Им обещали – они верили. Тоже не вполне взрослая позиция. "Крымский референдум" - это типичное соблазнение, когда взрослый приманивает ребенка конфетой. Сделанный тогда выбор нельзя назвать взрослым и осознанным уже потому, что зрелое решение касается исключительно самого человека и не затрагивает границ других. Референдум же под прикрытием оккупационного контингента - "гоп-стоп" посредством "заточки под ребро".

Люди, пытавшиеся в тот момент объяснить землякам, что, выбрав Россию, они окажутся в "серой зоне" наподобие Абхазии, Осетии, Приднестровья, что в незаконном территориальном образовании невозможно жить, развиваться, были для ликующих "крымнашистов" вроде городских сумасшедших. Никакие апелляции к закону, к международному праву, к преступному характеру всего происходящего не действовали тогда на ликующие толпы. Они были уверены, что имеют полное право на выбор страны, хотя бы потому, что им очень хотелось его сделать. И вот через 2 года – "потерпеть". Ну что ж, наконец-то "настоящим русским" рассказали о том, что написано в контракте мелким шрифтом. И им представилась возможность, как в культовом фильме "Матрица": "Подтвердить еще раз сделанный когда-то выбор. Особенно, если уже известно из чего пришлось выбирать".

Теперь есть возможность долгими темными зимними вечерами поразмышлять над вопросом: "А ради чего терпеть-то?"

Третьим и, пожалуй, самом главным, что несет в себе спущенный сверху "крымский соцопрос", является появившийся перед жителями Крыма реальный шанс на осознание своего места в окружающей реальности. Теперь есть возможность долгими темными зимними вечерами поразмышлять над вопросом: "А ради чего терпеть-то?". Ради величия далекой империи? Ради триумфального парада за тысячи километров от непосредственного места мучений? Ради одного имени, которое будет вписано в анналы российской истории? (Если в мире после всего произошедшего останется Россия и ее история).

Невозможно предугадать ответы на вопросы, которые касаются непосредственно человека и его жизни. Как невозможно знать какова будет его реакция, если он поймет, что лично платит за "позерство" вождя. Поднимется ли в простом крымском "нашисте" чувство гордости за себя и своих близких, когда очередной диктатор на очередном застолье поднимет тост "За велико-терпение крымского народа"?

Теперь истинным представителям "народа Крыма" предстоит, утверждая, что "Крым – это Россия", "Крым – это Москва", серьезно задуматься о своей роли в авантюре, затеянной метрополией. О той жертве, которую они лично готовы принести на алтарь внезапно свалившегося на их головы Отечества. А значит, им придется стать именно россиянами, для которых захват сакрального Крыма важнее его процветания.

Людям, связывающим себя с Крымом, придется выбрать кто они: крымчане, или все же россияне? Это и будет началом их взросления

Теперь, после того как ВЦИОМ имени Путина выбрал для жителей Крыма вместо комфорта и неги неторопливой жизни "в провинции у моря" - бедность, разруху и терпение колонистов, обживающих для далекой империи "дикие рубежи", крымчанам придется определяться что для них важнее: Крым, как их Родина, разрушающаяся в изоляции, или Россия - та далекая, пусть и не чужая для многих из них страна, которая относится к когда-то их Крыму не иначе, как к "территории терпимости"?

Людям, связывающим себя с Крымом, придется выбрать кто они: крымчане, или все же россияне? Это и будет началом их взросления. Потому что именно этот выбор находится в границах их личной ответственности. Выбор между Крымом и Россией, между цивилизацией и тьмой.

Текст публикуется с разрешения автора

Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее мышкой и нажмите комбинацию клавиш Alt+A

Комментарии

2

Оставлять комментарии могут лишь авторизированные пользователи

Наші автори
Егор Стадный Директор аналитического центра CEDOS
Александр Полищук Военный дипломат, аналитик Фонда "Майдан иностранных дел"
Андрей Таицкий Преподаватель английского языка. Работает во Вьетнаме
Сергtй Тарута Народный депутат, лидер партии "Основа"
Вероника Мудрая Председатель общественной организации "Белая Лента"
Погода