115 политзаключенных. Крым – надгробный камень на могиле российского правосудия

Беззаконие началось отнюдь не с Навального, а с оккупации полуострова

Крымская правозащитница Лиля Гемеджи назвала на пресс-конференции "7 лет беззакония. Что происходит с политзаключенными Крыма и Донбасса" страшную цифру 115. 115 политических заключенных Крыма. По большому счету это 115 человек, которые находятся в заключении только за то, что с уважением относятся к нормам международного права и считают оккупированный Россией Крым тем, чем он является на самом деле, – территорией Украины. А уж все остальное – подверстанные под эту убежденность обвинения, которые зачастую не имеют ничего общего с реальностью. И тем не менее по этим обвинениям выносятся приговоры, оказываются в заключении люди, остаются без родителей дети…

И в России, и на Западе сегодня проявляют пристальное внимание к беззаконию, связанному с именем оппозиционного политика Алексея Навального. Европейский Cоюз уже ввел новые санкции против представителей российского руководства, ответственных за преследование оппозиционера, и это отнюдь не конец попыток повлиять на Кремль. Но российское беззаконие, уверен, началось, конечно же, отнюдь не с Навального. Оно началось с оккупации Крыма, - пишет Виталий Портников для "Крым.Реалии".

С оккупацией Крыма начала формироваться совершенно новая система правосудия, которая игнорирует собственные правовые нормы – и нормы международного права

Мне могут сказать, что и до этого российские суды не отличались особой объективностью – достаточно вспомнить дело ЮКОСа, с которым связан знаменитый термин "басманного правосудия". Однако с оккупацией Крыма начала формироваться совершенно новая система правосудия, которая игнорирует собственные правовые нормы – и нормы международного права.

Судите сами. Именно после оккупации Крыма стали возможны процессы, на которых выносили приговоры за действия, совершенные в период, когда Крым находился в составе Украины даже по действующему российскому законодательству. Стала привычной практика тайных процессов, давления на адвокатов, систематического использования силового воздействия – и это не в условиях военных действий, как, например, в Чечне, а в самое что ни на есть "мирное" время. Конечно, такую модель "судопроизводства" проще всего было использовать именно на оккупированной, а потом аннексированной территории – но постепенно она стала охватывать и собственно Россию.

Ну и самое главное – именно после оккупации и аннексии Крыма российское руководство, похоже, поняло, что не сможет одновременно нарушать международное право и исполнять решения международных судов. Так, вероятно, появилась идея примата российского права над международным, которую протащили через референдум о конституционных изменениях, а сейчас применили на практике, когда ЕСПЧ потребовал от России немедленного освобождения Алексея Навального. И при этом игнорируется конституционная норма, согласно которой решение о том, исполнять или нет указание ЕСПЧ, должен принять именно Конституционный суд. Но разве тот же Конституционный суд сам не стал на путь игнорирования Основного закона, когда в 2014 году одобрил "присоединение" к России региона соседнего государства – хотя никакой правовой возможности для этого не имел? Это и есть, уверен, постепенная, но неуклонная деградация права.

Так что Крым – действительно не бутерброд. Похоже, Крым – это надгробный камень на могиле того, что еще оставалось от российского правосудия до аннексии полуострова.

Copyright © 2021 RFE/RL, Inc. Перепечатывается с разрешения Радио Свободная Европа/Радио Свобода

Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее мышкой и нажмите комбинацию клавиш Alt+A
Комментировать
Поделиться:

Комментарии

Оставлять комментарии могут лишь авторизированные пользователи

Наші автори
Павел Кухта Руководитель по политическим вопросам Киевской школы экономики
Вадим Денисенко Исполнительный директор UIF
Юлия Дукач Аналитик проекта по дезинфомониторингу Texty.org.ua
Дмитрий Ярош Командующий Украинской добровольческой армии
Виктор Лещинский Президент Национального экспертно-строительного альянса Украины