Кому звонить, когда убивает полиция?

Нужен общественный контроль для того, чтобы отслеживать кейсы нарушения правоохранителями прав человека и совершенных ими преступлений

Уже больше недели мир следит за массовыми протестами в США из-за убийства полицейским чернокожего мужчины при задержании. Украинское общество активно участвует в обсуждении этого кейса и митингов. Но police brutality или полицейская жестокость существует не только в США, но и в нашей стране. И сейчас есть возможность сосредоточиться на этой проблеме в Украине.

Изнасилование в отделении полиции в Кагарлыке стало широко известным по всей стране. Впрочем, есть много других случаев насилия со стороны полиции, о которых так много пишут в СМИ. А еще больше, о которых вообще никто не говорит - в первую очередь, из-за страха. Ведь, когда против тебя совершает преступление человек, который должен бы тебя защищать, вариантов остается немного: защищать себя самостоятельно или молчать, чтобы "не стало хуже". Хотя по большому счету даже этого выбора нет, потому что хуже уже стало и будет становиться хуже и хуже до тех пор, пока мы не решимся говорить об этом вслух.

Все мы много раз слышали истории, или даже были их непосредственными участниками, когда полицейские откровенно говорили, что "ваш украденный телефон/кошелек/машину не найти, забудьте". Отказывались принимать заявление о преступлении или вообще отказывали писать ее. Наша коллега вместе с соседками как-то обратилась в полицию из-за мужчины, который в бинокль постоянно заглядывает к ним в окна. Выходит без одежды на балкон и смотрит на них. Что сделали полицейские в участке? Посмеялись им в лицо.

Ни один из сотрудников не остановил своих коллег-насильников

Но это не самое худшее, что может случиться в отделении полиции. Мы знаем, что там могут изнасиловать и побить, как это произошло в Кагарлыке. Где, кстати, ни один из сотрудников не остановил своих коллег-насильников, которые кроме всего также стреляли из пистолета над головой жертвы. Согласитесь, не услышать выстрелы в соседнем кабинете просто невозможно. В отделении полиции также могут унижать, раздевать и угрожать несовершеннолетним, как это произошло на днях в Ивано-Франковске. Где двух парней, одному из которых 17 лет, полицейские раздевали, били и пытались заставить подписать какие-то документы.

К сожалению, перечень случаев, когда правоохранители совершают преступления превышают свои полномочия, довольно большой (даже несмотря на то, что эту информацию пытаются от нас скрыть). В отличие от списка осужденных и наказанных за эти преступления.

31 июля 2018 года на Катю Гандзюк ждали у подъезда ее дома, чтобы вылить на нее литр серной кислоты. За четыре дня полиция сообщила, что стрелявший задержан и якобы им является Николай Новиков. Мужчина утверждал, что имеет железное алиби. Друзья Кати и журналисты провели собственное расследование и выяснили, что Новиков в день нападения был в 90 километрах от Херсона. Они требовали проводить настоящее расследование, а не назначать козла отпущения. За три недели мужчину выпустили из СИЗО и закрыли против него дело. Задержали настоящих причастных к жестокому нападению. За почти два года ни один полицейский не понес ответственность за саботаж расследования и задержания невиновного человека.

Прошло более года - полицейский до сих пор не наказан

В феврале 2019-го полицейский ногами бил задержанного лежащего парня, после акции, организованной "Кто заказал Катю Гандзюк"?. Избиение сопровождалось криком "Ложись Бандера". Событие стало резонансным и, благодаря этому, оперуполномоченного Василия Мельникова даже арестовал суд. Но ненадолго. За несколько дней полицейский вышел под залог в 115 тысяч гривен, который внес... Илья Кива. Прошло более года - полицейский до сих пор не наказан.

31 мая 2019 года пьяные полицейские прострелили голову 5-летнему Кириллу Тлявову, который за несколько дней скончался в больнице. Первые два дня расследование проводила полиция - собирали доказательства, допрашивали свидетелей, а только тогда дело передали в ГБР. Могли ли коллеги тех, кто стрелял, уничтожить или передать не все доказательства? Вопрос остается открытым. За год виновные до сих пор не наказаны, а двое из трех подозреваемых даже вышли из СИЗО под залог.

В октябре прошлого года широкий резонанс получила ужасная ситуация, которая сложилась в одесском приюте "Рассвет", где издевались над детьми. Дети рассказали, что их регулярно били и унижали воспитатели приюта, сотрудники частной охранной фирмы и полицейские. Журналисты Слидство.Инфо выяснили, что к издевательствам над детьми могут быть причастны как минимум три правоохранители. Впрочем, пока ГБР сообщили о подозрении только одному. Сама же полиция в результате "служебного расследования" уволила только этого полицейского, а в отношении других двух "доказательств не нашли". Воспитанники приюта рассказали, что их даже не допросили.

За пять лет при полиции, например, так и не создали Совет общественного контроля

Все эти ужасные истории становятся возможными из-за круговой поруки внутри правоохранительных органов и отсутствия возможности у граждан контролировать их. За пять лет при полиции, например, так и не создали Совет общественного контроля, якобы из-за того, что такой существует при МВД. Хотя, безусловно, это совершенно разные вещи: формирование политики, которой должно заниматься министерство, и работа полиции, которая направлена ​​на противодействие преступности и обеспечение охраны прав и свобод граждан.

Общественный контроль необходим для того, чтобы отслеживать кейсы нарушения правоохранителями прав человека и совершенных ими преступлений. Например, в США этому направлении уделяется большое внимание как со стороны государства, так и со стороны гражданского общества. Генеральный прокурор постоянно собирает данные о таких кейсах и имеет ежегодный отчет на основе этих материалов. В Канаде с такими данными также работают неправительственные организации, отслеживающию динамику, разрабатывают политики для улучшения ситуации и что очень важно - придают огласке проблемы.

У нас руководство полиции максимально дистанцируется от общественности и контроля за действиями полиции. Все принято решать в закрытых кабинетах без лишних глаз и ушей. А обществу пытаются показывать только то, что "разрешено". Эта система требует изменений, в первую очередь - открытости. Нам нужен контролирующий орган с настоящими, а не фиктивными полномочиями, куда попасть можно будет только через публичный и прозрачный конкурс.

Но пока все так, как есть - кому звонить, когда убивает полиция?

Оригинал

Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее мышкой и нажмите комбинацию клавиш Alt+A
Комментировать
Поделиться:

Комментарии

Оставлять комментарии могут лишь авторизированные пользователи

Наші автори
Евгения Кузнецова Писательница
Антон Сененко Cтарший научный сотрудник Института физики НАН Украины
Андрей Веселовский Дипломат, бывший представитель Украины в Европейском Союзе
Елена Подолян Психотерапевт, директор ОО "Форпост"
Мирослава Барчук Журналист