Экономические риски имеем совсем не там, где их ищут

Все может рухнуть из-за отсутствия сотрудничества с МВФ

Если включить телеканалы, то может показаться, что мы на пороге экономического кризиса. Все политологи твердят, что экономика падает, бюджет пустой и скоро мы все умрем. А что на самом деле?

На самом деле экономика растет. То, что падает — это промышленное производство. Если бы мы сейчас жили в ХІХ веке, и у нас падало промышленное производство, то да, это было бы предтечей кризиса и "зубожіння". Но теперь ХХІ век. И в ХХІ веке сфера услуг, например, гораздо важнее, чем промышленное производство. И чем современнее экономика, тем менее важно для нее промышленное производство. Тем важнее сектор услуг. Ведь сейчас сотня айтишников дает добавленной стоимости больше, чем десяток тысяч сотрудников металлургического завода. И, при этом, не вредит экологии.

Сотня айтишников дает добавленной стоимости больше, чем десяток тысяч сотрудников металлургического завода

Хорошо ли, что падает промышленное производство в Украине? Нет. Это неприятно. Но не смертельно. Это не мешает экономике расти. Рост ВВП в 2019 году был выше 3%, таким же, плюс минус, он ожидается и в 2020 году. Растет сектор услуг, растет строительство, растет торговля. Почему падает промышленное производство в Украине? Основной драйвер падения — металлургия. Там действительно тяжелая ситуация. А осень стала худшим периодом для сектора лет за 20.

Причина — мировая конъюнктура. Резко упали цены на мировом рынке, резко упал спрос, что и ударило в том числе по украинским производителям. Причем, металлурги оказались зажаты в тиски. С одной стороны низкие цены на металл, с другой — высокие цены на руду, основное сырье. В итоге производство временно стало вообще не рентабельным и многие его или остановили или существенно сократили. Результат мы видим в динамике промышленного производства. Почему сложилась такая ситуация на мировом рынке? Причина в торговых войнах, которые затеял Трамп. Они ударили по мировой экономике. И та ударила по металлургии.

Металлурги оказались зажаты в тиски. С одной стороны низкие цены на металл, с другой — высокие цены на руду, основное сырье

Вторая причина падения промпроизводства — теплая зима. Это звучит парадоксально, но это так. И не надо считать, что автор сошел с ума или что он последователь Греты Тунберг. Просто теплая зима приводит к тому, что меньше надо топить и меньше производить электричества. Меньше топить — меньше производишь тепла. И как результат — падают показатели промпроизводства. Парадоксально, но факт. То, что хорошо для экономики в целом, то, что приводит к падению цен на газ, плохо для показателя промышленного производства. Но надо ли грустить по этому поводу?

Третья причина — дыра в бюджете, от которой мы все умрем. Действительно, план по доходам бюджета не был выполнен в прошлом году и не выполняется уже в 2020 году. Говорит ли это о том, что у нас в экономике проблемы? Нет. Потому что причиной такого падения является более сильный курс гривны, чем закладывался в бюджете. Одним из основных наполнителей бюджета является таможня. Теперь она стала давать просто меньше, чем ей записали.

И да, таможня не стала работать хуже, это очередной миф. Таможня отстает от плана, просто потому, что стоимость импортных товаров в гривне снижается по мере того, как растет курс гривны. Потому что цена в долларах. Гривня сильнее, значит импорт дешевле. А значит, и налог с этого импорта меньше. В результате, у нас есть минус для бюджета. Этот тот минус, который в реальности очень радует потребителей, которые видят это в цене импортных товаров. И мы видим, что инфляция снизилась до 4%. Рекордно низкий показатель. Но да, это плохо для бюджета.

Инфляция снизилась до 4%. Рекордно низкий показатель. Но да, это плохо для бюджета

Означает ли это коллапс экономики? Нет. Означает ли это рост дефицита бюджета и как результат, стремительное наращивание долга? Опять нет. Потому что правительство не наращивает долг, а сокращает расходы. Это в той или иной форме происходило последние 3 года, потому что как постоянно курс гривны был сильнее ожиданий. Просто сейчас разница была больше обычного. Но, МВФ жестко отслеживает, чтобы мы жили по средствам и не наращивали дефицит.

Означает ли это, что над всей Украиной чистое небо и нет экономических рисков? Нет, не означает. Просто они совершенно не там, где их ищут на телеканалах.

И риск этот находится в зоне нашего сотрудничества с МВФ и угроз, которые могут возникнуть. В 2020 году Украину ждет период рекордных погашений внешнего долга. Для этого критически важно иметь доступ к внешнему финансированию. То есть доступ к новым кредитам. Стране важно выпускать новые облигации, как внутри страны, так и вне ее. И эту возможность для Украины обеспечивает сотрудничество с МВФ. Которое постоянно оттягивается. Пока что инвесторы пребывают в таком прекрасном настроении, что способны временно игнорировать любые плохие новости. Речь идет о настроении на мировых финансовых рынках. Которые сейчас пребывают на исторических максимумах. Там царит супероптимизм. В этот период инвесторы готовы закрывать глаза на риски и видят мир через розовые очки. Но этот период не длится вечно. Никогда.

В 2020 году Украину ждет период рекордных погашений внешнего долга. Для этого критически важно иметь доступ к внешнему финансированию

Пока инвесторы игнорируют негативные сигналы из Украины. Как, например, ситуацию вокруг МВФ. На этой неделе украинский парламент опять проявил себя как сборище анонимных импотентов и пошел по длинной процедуре голосования рынка земли, которая предусматривает голосование по очереди каждой из поданных спам-правок. В итоге, само голосование продлится где-то до апреля.

Что это означает? Что до апреля парламент не сможет голосовать ничего другого. А значит не пройдет и "антиколомойский" законопроект. Который, теоретически, должен был идти в повестке дня до рынка земли, но был изменен неравнодушными депутатами до неузнаваемости и вообще не попал в зал. В результате, первое чтение этого закона будет как минимум в апреле. И во-первых, за это время в украинских судах может произойти что угодно. Во-вторых, это означает, что пока не будет ни программы МВФ, ни поддержки ЕС или Мирового Банка. Учитывая тягу к майским праздникам, даже если рынок земли будет проголосован в апреле, то второе чтение "антиколомойского" закона появится не раньше мая-июня. И только после этого может быть вынесен вопрос на правление МВФ. И значит, мы получим программу не раньше середины лета, а может быть и в сентябре. И это на фоне того, что изначально рынки ожидали ее в сентябре 2019 года.

Пока на рынках эйфория, украинская экономика может этого и не почувствовать

Пока на рынках эйфория, украинская экономика может этого и не почувствовать. Но стоит настроениям измениться, стоит какой-то критической массе инвесторов задуматься — и тут поезд может развернуться и полететь в другую сторону. И что будет этим взмахом крыла бабочки предсказать невозможно. Она может прилететь из Верховного Суда Украины, а может из любой точки земного шара. И будет большой бада-бум.

Оригинал

Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее мышкой и нажмите комбинацию клавиш Alt+A
Комментировать
Поделиться:

Комментарии

Оставлять комментарии могут лишь авторизированные пользователи

Наші автори
Анна Сотникова Стилист-парикмахер, колорист, трихолог
Василий Танкевич Боксерский обозреватель
Сергей Грабовский Публицист, историк
Роман Синицын Волонтер
Олег Сенцов Режиссер, сценарист, писатель
Погода