Аваков убеждает Зеленского, что военные – самая большая угроза для Зе-режима

В новой архитектуре власти изменилась иерархия силовиков

Интересно, понимает ли Зеленский, что Аваков его мастерски играет? Сам приход президента на быстро созванную пресс-конференцию в МВД (а не наоборот) и выступление последним - демонстрация его роли в чужой игре и яркий намек на настоящий "табель о рангах" в нынешней власти.

Мне понятна игра вечного министра МВД: он хочет убедить (или уже убедил) главу государства, что ВСУ-добровольцы-волонтеры - сплошные порохоботы и самая большая угроза для Зе-режима, а МВД - единственная надежная опора. ГПУ, НАБУ, СБУ не считаются, потому что в них бойцов как кот наплакал. Они как скальпель без операционной. Никакие прокурорские никогда даже не мечтали о захвате власти - другое дело военные. Польша (майский переворот 1926), Испания (1936), Греция (1967), Португалия (революция гвоздик 1974), Турция (1960, 1980), Южная Корея (1961), Чили (1973) - только самые известные удачные попытки прихода к власти людей в военной форме. Из современных стоит вспомнить военные перевороты в Египте (2013), Таиланде (2014) и Йемене (2015).

Никакие прокурорские никогда даже не мечтали о захвате власти - другое дело военные

Аресты знаковых представителей ВСУ: генерала Марченко, а теперь вот и сержанта Сил специальных операций, автора гимна ССО Андрея Антоненко - за огромного уровня общественного недоверия к правоохранительным и судебным органам и лично Авакову и такого же высокого доверия к ВСУ-добровольцам-волонтерам - трансформируют вопрос виновности/невиновности конкретных лиц в институциональное противостояние между сторонами. Когда вместо выяснения прав/не прав, виноват/не виноват, важным становится только один маркер свой/чужой. И каждое сомнение в обоснованности действий ГБР, нацполиции или прокуратуры только подбрасывает хвороста в костер. От "ушлепков" в чате прокурора в адрес тех, кто пришел поддержать генерала Марченко во время избрания меры пресечения последнему, до абсолютного отсутствия мотива преступления в версии убийства Шеремета, которую в течении наскоро созванной пресс-конференции озвучили украинские пинкертоны.

То как в МВД беспардонно отшили фактического отца-основателя ООС генерала Кривоноса, который пытался выяснить, какие претензии нацполиция имеет к Андрею Антоненко, яркое свидетельство того, как изменилась иерархия силовиков в новой архитектуре власти. Баканов - свой, Рябошапка - свой, Аваков - теперь уже почти родной. Армия же отдана на откуп Загороднюку и Хомчаку, которых трудно назвать особо приближенными к президенту.

Почти каждый военный, ветеран и волонтер испытывают значительный диссонанс между своим вкладом в сохранение украинской государственности и тем местом, которое им отведено в государстве, которое они спасли

На самом деле в Украине поражает и несоизмеримо мала политическая роль, которую играют ВСУ-добровольцы-волонтеры в государстве, которое выжило благодаря тому, что они сдержали и до сих пор сдерживают агрессора на востоке страны. С одной стороны, украинские ВСУ могут служить образцом гражданского контроля над военными, который так любит Запад. С другой, почти каждый военный, ветеран и волонтер испытывают значительный диссонанс между своим вкладом в сохранение украинской государственности и тем местом, которое им отведено в государстве, которое они спасли. И этот диссонанс может когда-то взорваться. Этот взрыв французской называется coup d'état - военный переворот.

Поскольку термин французский, то ни на что не намекая, расскажу поучительную историю, как несостоявшийся coup d'état, кардинально изменил историю Франции чуть более 60 лет назад. После окончания Второй мировой французы на референдуме приняли конституцию, которая предусматривала чисто парламентскую форму правления. Лидер французского сопротивления и "спаситель нации" генерал Шарль де Голль, убежденный сторонник института президентства, уходит в оппозицию к системе, впоследствии уединяется в Коломбе-ле-Дез-Эглиз и пишет свои выдающиеся мемуары "Воспоминания о войне". Между тем Французская империя терпит унизительных поражений во Вьетнаме, Суэце и в Северной Африке. Мусульманская община начинает партизанскую войну за независимость Алжира, который был для французов гораздо больше чем просто колонией. Достаточно вспомнить, что в Алжире в середине 50-х годов проживало более миллиона европейцев и лишь около 9 млн мусульман.

К началу 1958 года всего 13% французов хотели возвращения к власти де Голля с его видением концентрации власти в руках лидера нации - президента

Главная интрига 1950-х разворачивается во Франции именно вокруг алжирского вопроса. Военные стремятся сохранить остатки империи, силой подавив сепаратистские движения в Алжире, а гражданское правительство в Париже занимает изменчивую позицию. Хотя следует признать, что в остальном несмотря на частые смены правительства четвертая республика работала достаточно эффективно. К началу 1958 года всего 13% французов хотели возвращения к власти де Голля с его видением концентрации власти в руках лидера нации - президента.

Ситуация начала активно меняться, когда в мае президент Рене Коти номинировал, а парламент назначил премьером Пьера Пфлимлена, который сделал несколько заявлений, что намерен решать алжирский кризис путем переговоров, а не военной силы. Этого было достаточно, чтобы главнокомандующий французских сил в Алжире Рауль Салан направил своему коллеге генералу Эли, командующему военным гарнизоном в Париже, телеграмму, в которой четко отметил, что военные будут считать переговоры правительства о независимости Алжира государственной изменой. На следующий день текст "тайной телеграммы" опубликовали ведущие газеты. Французские политики проигнорировали предупреждения военных и 12 мая парламент утвердил правительство Пфлимлена. 13 мая толпа поселенцев захватила дом генерал-губернатора в Алжире и провозгласила, что власть в стране берет на себя Комитет национального спасения под руководством народного героя генерал-десантника Массю. 14 мая парламент уполномочил правительство Пфлимлена подавить мятеж военных. И здесь с добровольного изгнания на политическую сцену возвращается де Голль, объявляет, что готов еще раз спасти Францию.

В ответ Салан принимает на себя руководство Комитетом национального спасения в Алжире и с балкона дома генерал-губернатора произносит: "Долгих лет французскому Алжира! Долгих лет де Голлю!". Именно он разрабатывает план операции "Воскресение", которая предусматривала, что Париж будут захватывать десантники из Алжира, пехота из Тулузы и танковые войска из Рамбуйе. 18-19 мая о планах Салана узнают в столице. 24 мая повстанцы (или если угодно путчисты) захватывают Корсику, что катализирует переговоры между гражданским правительством и де Голлем. В конце концов 28 мая де Голль бросает Коти и Пфлимлену свою известную фразу: "я вас оставляю встречать десантников, а сам с грустью возвращаюсь в свое добровольное изгнание". Только после такого откровенного шантажа - под непосредственной угрозой военного захвата Парижа - Коти и Пфлимлена принимают условия генерала и убеждают парламент назначить де Голля премьер-министром с чрезвычайными полномочиями и мандатом на разработку проекта новой конституции.

Украина - не Франция. Порошенко не де Голль. Хомчак - не Салан. И Забродский - не генерал-десантник Массю. Поэтому даже во время войны именно министр МВД остается в стране "не первым, но и не вторым"

Так без единого выстрела умерла Четвертая и была зачата Пятая французская республика. Уже через 2 недели Мишель Дебре, министр юстиции в правительстве де Голля, подготовил первый проект новой конституции. Лето ушло на переговоры с политическими партнерами относительно ее окончательного текста. Ровно через 4 месяца - 28 сентября 1958 французы на референдуме преимуществом в 4/5 голосов утвердили новый Основной Закон. 21 декабря избирательный колледж выбирал де Голля первым президентом Пятой республики. Так благодаря несостоявшемуся coup d'état, в истории Франции началась новая эпоха.

Украина - не Франция. Порошенко не де Голль. Хомчак - не Салан. И Забродский - не генерал-десантник Массю. Поэтому даже во время войны именно министр МВД остается в стране "не первым, но и не вторым". Поэтому любой дальновидный молодой человек предпочтет служить в КОРД, а не в ООС. Поэтому Третью украинский республику нам еще ждать и ждать.

Оригинал

Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее мышкой и нажмите комбинацию клавиш Alt+A
Комментировать
Поделиться:

Комментарии

1

Оставлять комментарии могут лишь авторизированные пользователи

Наші автори
Светлана Фус Диетолог
Николай Несенюк Журналист
Ольга Решетилова Координатор Медийной инициативы за права человека
Любовь Морозова Музыковед
Петр Кралюк Философ
Погода