Мы еще долго будем выхаркивать из себя русский мир

Не нам, бл*дям, учить вас "родину любить"

Мы еще долго будем выхаркивать из себя русский мир вместе с совком. Возможно, до тех пор, пока не пройдет сорок библейских лет со времени неволи, а может, лет на десять дольше, потому что все десятилетие 1990-х - это была сплошная стагнация как культурная, так и экономическая. Буйным цветом расцветал олигархат, но не было украинских книг, украинских фильмов, украинского телевидения.

Кучма, который, будучи депутатом, писался в паспорте "русским", уже идя на президента, резко поменял национальность. Но при этом не перестал быть кондовым русским мужичком со всеми атрибутами среднестатистического жителя Клязьмы или Рязани - с этими усеченными конечностями слов, с сентиментальными подпевками у Кобзона и Яна Табачника, с тяжелым умиление в адрес Евтушенко, - пишет Юрий Винничук для издания "Збруч".

Конечно, совок был его молодостью. Что тут удивляться? И я даже не удивляюсь тому шквалу негатива, который выплеснулся в адрес Владимира Вьятровича, аж до попытки поставить ему диагноз и истерического крика в порыве страсти "не им, бл*дям, учить нас родину любить" (Боря Филатов).

О какой именно родине речь, трудно догадаться. Я это понимаю так, что не нам, бл*дям, разрешено указывать им, русским людям (не имеет здесь значение настоящее этническое происхождение), что слушать и кем восхищаться!

И с этим никто и не спорит. Ведь Вятрович даже не пытался что-то указывать или защищать и не призывал к каким-то действиям. Всего только и сказано было о щупальцах "русского мира". Которые пролезают нам в душу, несмотря на все войны, память о Голодоморе и Сандармохе. Мы с этими совковыми присосками живем и еще будем некоторое время жить. Пока последний из вас, не-бл*дей, не умрет.

Уже ни наши, ни ваши дети, не то что внуки, не разделяют всех этих совковых увлечений. Сегодняшние подростки уже даже не хотят читать Майн Рида, Купера, Жюля Верна, Уэллса и других кумиров нашего детства. У них другие предпочтения.

И здесь речь не идет о том, что Высоцкий плохой. Что ж, я тоже слушал в свое время, но уже давно не слушаю, как только появилась у меня антенна на Польшу, и я увидел другой мир. Почему мне русский шансонье должен быть ближе польского или французского? Тем, что о наших болячках?

Вы можете сколько угодно боготворить Булгакова, который ненавидел нас, аборигенов этой земли. Потому что в то время, как он себе мог свободно творить, украинские писатели его уровня уже лежали в вечной мерзлоте

Конечно, вы себе можете сколько угодно гордиться своими кумирами. Ибо вы, считая себя украинцами, не перестали быть русскими. Вы счастливы, потому что у вас были Высоцкий, Окуджава, Ґалич и т. д. А вот наших певцов и композиторов вы убили, начиная с М. Леонтовича и заканчивая Игорем Билозором.

Вы можете сколько угодно боготворить Булгакова, который ненавидел нас, аборигенов этой земли. Потому что в то время, как он себе мог свободно творить, писать то, что ему хотелось, украинские писатели его уровня уже лежали в вечной мерзлоте.

При Перестройке российские писатели пачками начали извлекать из легендарных ящиков написанные ими произведения. Ящики украинских писателей, кроме отдельных исключений (Борис Антоненко-Давидович), были пустыми. Потому что та свобода, которую высочайше было разрешено в Москве, не была разрешена в Киеве или Львове. Только ящики тех, кто так и не пробился при совке со своими произведениями и не принадлежал к Союзу писателей, были полными.

Большой диссидент Высоцкий ездил себе по миру, питался из партийных распределителей, жил от пуза. Сами кагебисты и партийные бонзы им восхищались. Это был их кумир, которого они позволили плебеям. Наши барды в то время могли собираться только по домам и в очень узком кругу что-то подобное петь.

А какие страны посетил Владимир Ивасюк?

Не нам, бл*дям, конечно, об этом говорить.

Вам плевать на то, что Булгаков презирал украинцев. И ни в одной стране, которая себя уважает, никто бы не позволил ставить памятники, открывать музей своему врагу.

Но не нам, бл*дям, учить вас "родину любить". Потому что она, очевидно, у нас разная.

Я никогда Булгаковым не увлекался по той простой причине, что имел значительно шире читательские горизонты, чем те, кто читали только на украинском и русском. Я ведь и такие, как я (Николай Рябчук, Олег Лышега), читали еще и на польском, чешском и словацком, нам были открыты современные писатели всего мира. Еще прежде чем некоторые из них появились на русском, мы уже их прочитали.

Так что для меня Булгаков?

Когда-то Инна Богословская, которая имеет свое мнение обо всем на свете, на шоу Шустера рассказала, что Украина перед миром может гордиться двумя именами: Булгаковым и Малевичем. Правда, с большим успехом можно было назвать Джозефа Конрада и Шмуэля Агнона (нобелевского лауреата), куда более известных на Западе, чем Булгаков, которого никто там не считает за первостепенного писателя. Причина та, что человек, начитанный в мировой литературе, легко увидит всю вторичность романа "Мастер и Маргарита".

На Западе Булгакова никто не считает за первостепенного писателя. Человек, начитанный в мировой литературе, легко увидит всю вторичность романа "Мастер и Маргарита"

Почему француз должен восхищаться Булгаковым, если много образов и сюжетных ходов тот позаимствовал из романа Пьера Мак Орлана "Ночная Маргарита", изданного в Москве в 1927 году? Главные герои здесь профессор Георг Фауст, продавший душу дьяволу (таинственном Леону, который, конечно, хромает) и благодаря этому превратившийся в молодого человека, и рыжая красавица Маргарита. Придет в голову французу и роман Александра Дюма "Жозеф Бальзамо".

Американец, читая Булгакова, сразу вспомнит "Таинственного незнакомца" (1898) Марка Твена, особенно бал и общие философские идеи. Немецкий читатель заметит множество реминисценций из романа Густава Майринка "Ангел Западного окна", а кто-то еще будет просто ошарашен удивительными совпадениями с "Приключениям авантюриста Гуго фон Габенихта" классика венгерской литературы Мора Йокаи (1825-1904). Здесь есть и теологические дискуссии, похожие на те, что велись на Патриарших, и версия о том, что Иисус был мистификатором, а настоящее его имя Йошуа Бен Ганоцри, здесь и бал у Сатаны, и отрезанные ради развлечения головы, и исчезающие деньги и женщина на кабане, и полеты ведьм.

Словом, с Булгаковым проблема. Впрочем, как и с Пушкиным, которого французы не воспринимают, считая обычным эпигоном французской поэзии. Немало классических стихотворений Пушкина, в том числе "Письмо Татьяны" - это перепевы с французского.

Но что нам заграница? Наши детки и так не будут изучать Эвариста Парни или Андре Шенье, которых перепевал Пушкин. Они будут учить стихи, где Анна Керн - ах! "мимолетное виденье", "гений чистой красоты", но никогда не узнают о письме, в котором поэт вспоминает мадам Керн, "которую с помощию Божьей я на днях поёб".

Потому что не нам, бл*дям.

Перевод с украинского Gazeta.ua

Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее мышкой и нажмите комбинацию клавиш Alt+A

Комментарии

2

Оставлять комментарии могут лишь авторизированные пользователи

Наші автори
Александр Сосницкий Доброволец, предприниматель
Владимир Василенко Правовед-международник
Всеволод Кевлич Футбольный и теннисный эксперт
Мария Моисеева Медиа-продюсер украинской службы "Голоса Америки"
Елена Косенко Психолог
Погода