Почему русский национализм - неблагодарное дело

У Москвы нет идеологии, только послушание и подчинения

Быть националистом в России - дело неблагодарное. Потому что Россия никогда национальным государством ни была - ее самоощущение всегда было имперским и наднациональным. Чтобы вписать себя в это прокрустово ложе, националистам приходилось становиться имперскими в попытках женить разновидовых.

В итоге весь "нелиберальный" лагерь в России в своем отношении к Украине разделился на три группы. Самыми жесткими и непримиримыми стали имперцы. Те, кто отрицал "украинцев как явление", считая их "испорченными русскими". Те, кто призывал Украину завоевать и перевоспитать, пишет Павел Казарин для "Крим.Реалии".

Во втором лагере оказались "советские". Те, кто думал о том, что Украина - братская, но заблудилась и ошиблась. И что задача Москвы - помочь Украине снова стать "Беларусью". Которая понятная, подконтрольная и беспроблемная. Они даже были готовы хранить обломки национального - если это именно национальное не выходит за пределы шароварщине и вареников.

Задача Москвы - помочь Украине снова стать "Беларусью"

В третьей лагерь пошли те, кто готов был признать, что Украина потеряна, но при этом считал ее чем-то вроде чемодана с вещами. В которой есть "русский" и "нерусское". И что Украину можно и нужно отпустить, забрав перед этим из ее тела, что ей исторически не принадлежит.

Ирония в том, что в Крыму много адептов этих трех групп были вполне себе оппозиционными к Кремлю. Их ситуативный союз с либералами выливался в уличные протесты и совместные поездки в РОВД на милицейских автобусах. С властью их примирила только аннексия полуострова и вторжения на Донбасс. В тот самый момент, когда либералы упрекали Владимира Путина за то, что он чрезмерно Путин, националисты сокрушались, что он недостаточно Путин.

Крым стал точкой объединения шовинизма любого разлива

Аудитория националистических сайтов собирала деньги для боевиков и самостоятельно пополняла их ряды. Писала восторженные тексты о "Новороссии" и предсказывала реванш. Крым оказался точкой объединения шовинизма любого разлива: в одном идеологическом окопе оказались имперцы, сталинисты, националисты и антизападники.

Но государственном Змею Горынычу не нужна внесистемность. Ему не нужны искренние союзники. Особенно, если они при этом претендуют хоть на какую-то - пусть даже символическую - независимость образа мышления. И в этом смысле вижу разницу между каким-либо Прохановым и идейным русским националистом. Первый вписан в официальную вертикаль и служит ее неофициальным представителем. Он к стерильности безыдейный - и готов быть публичным адвокатом любых колебаний власти.

В тот момент, когда Кремль устал от своих попутчиков, он запретил сайты русских националистов. Не помогла лояльность трехлетней давности: оказалось, что "посткримський консенсус" должен быть не по поводу самого полуострова, а по поводу власти вообще. И если ты решил порефлексировать - то тебя вычеркивают из списка.

И это еще одно подтверждение: у Москвы нет идеологии, кроме лояльности. Послушание и подчинение. Искренность вредна и наказуема.

Copyright © 2017 RFE / RL, Inc. Перепечатывается с разрешения Радио Свободная Европа / Радио Свобода

Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее мышкой и нажмите комбинацию клавиш Alt+A

Комментарии

Оставлять комментарии могут лишь авторизированные пользователи

Наші автори
Александр Сосницкий Доброволец, предприниматель
Владимир Василенко Правовед-международник
Всеволод Кевлич Футбольный и теннисный эксперт
Мария Моисеева Медиа-продюсер украинской службы "Голоса Америки"
Елена Косенко Психолог
Погода