Гибридная система имени Шарикова

Трудно сказать, сколько еще проживет уродливый гибрид путинской системы. Однако в долгосрочной перспективе он обречен

Недавнее интервью Екатерины Шульман вызвало оживленную дискуссию о том, можно ли назвать путинский режим гибридным.

Гибрид, как известно, - организм, появившийся вследствие скрещивания генетически различающихся форм. Путинский режим можно назвать гибридным, но появился он в результате скрещивания не авторитаризма и демократии (как считает Шульман), а советского бюрократического "реального социализма" и "дикого", бандитского капитализма. Причем гибридны в России не только политический режим, но и социально-экономическая система и все основные общественные институты.

Приобретя худшие черты "дикого капитализма" периода первоначального накопления, они сохраняют и основные советские пороки. Господство госбюрократии в экономике не мешает процветанию хищнической финансово-промышленной олигархии. Низкопробная рыночная массовая культура, ориентированная на пошлые обывательские вкусы, соседствует с почти советским идеологическим контролем над основными СМИ. Коммерциализация и дороговизна здравоохранения, образования, коммунальных услуг не меняет их низкого "совкового" качества.

Мать этой системы - "совок". Отец — "дикий капитализм" из советских же пропагандистских страшилок. Все 1990-е годы шел мучительный процесс рождения монстра. А потом появился на свет путинский уродец-гибрид, взявший у родителей все самое худшее.

Можно применить и другую метафору. Профессор Преображенский, пересадив дворовому псу гипофиз Клима Чугункина, создал монстра-Шарикова. А номенклатура, пересадив в советское тело некое извращенное подобие институтов "дикого капитализма", создала монстра путинской системы. Эта гибридная система "имени Шарикова" персонализирована в фигуре Путина, в которой мирно уживаются его "собачье" чекистское советское прошлое и настоящее долларового миллиардера.

Процесс формирования гибридной системы можно назвать негативной конвергенцией. Постсоветское общество двинулось не в направлении конвергенции с реальным западным миром, а к образу капитализма, такому, каким его представляло тогдашнее российское руководство.

Отцы основатели постсоветской России, то есть номенклатурщики, чекисты, олигархи и примкнувшие к ним экономисты-"реформаторы", судили о капитализме по советской пропаганде. "Проводя реформы", они ориентировались именно на этот образ. Советская номенклатура, думаю, люто завидовала буржуям с картинок "Крокодила", с толстыми сигарами в зубах, сидящим на денежных мешках, к услугам которых собственные яхты, самолеты и очаровательные красотки.

Представляете, читает советский министр сыну стихи Маршака и думает: "Вот везет же этому мистеру Твистеру — бывший министр, а "владелец заводов, газет, пароходов". А я настоящий министр, но нет ничего собственного, даже дача и машина государственные. Снимут, вообще без штанов останусь, передать тебе сыночек, кроме связей, ничего не смогу". Так в коллективном бессознательном номенклатурщиков и зародилась мечта о лубочном карикатурном капитализме, в котором они смогли бы стать настоящими "мистерами Твистерами". И, надо сказать, мечта большинства из них сбылась. Чтобы убедиться в этом, достаточно посмотреть биографии крупных советских "бывших министров" и их замов, после 1991 года ставших крупными собственниками: Алекперова, Черномырдина, Вяхерева, Щербакова и так далее.

Правящая элита отказалась только от того советского наследия, которое мешало ей обогащаться, создавать и передавать по наследству собственные бизнес-империи. Многое в советском опыте оказалось ей полезно для контроля над населением и финансовыми потоками. Прежде всего это относится к тотальной пропаганде, карательной системе, направленной на подавление как политической, так и экономической несанкционированной активности населения.

Путин скорректировал гибридную систему, возвратив в нее многие уже казалось бы ушедшие советские элементы

Путин скорректировал гибридную систему, возвратив в нее многие уже казалось бы ушедшие советские элементы. Началось все с безобидного вроде бы возвращения новой версии михалковского гимна. А потом Путин уничтожил всякую конкуренцию на выборах, восстановил политические репрессии против инакомыслящих, насадил государственную урапатриотическую идеологию, усилил бюрократический диктат в экономике. Параллельно при нем резко усилились и пороки "дикого капитализма": коррупция, неравенство, социальное и трудовое бесправие и т.д.

Трудно сказать, сколько еще проживет уродливый гибрид путинской системы. Однако в долгосрочной перспективе он обречен. Ведь, как показывает практика, гибриды не могут давать потомства, а гибридные системы — развиваться и отвечать на вызовы времени.

Оригинал

Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее мышкой и нажмите комбинацию клавиш Alt+A

Комментарии

Оставлять комментарии могут лишь авторизированные пользователи

Наші автори
Егор Стадный Директор аналитического центра CEDOS
Александр Полищук Военный дипломат, аналитик Фонда "Майдан иностранных дел"
Андрей Таицкий Преподаватель английского языка. Работает во Вьетнаме
Сергtй Тарута Народный депутат, лидер партии "Основа"
Вероника Мудрая Председатель общественной организации "Белая Лента"
Погода