Дюжина "презумпций" к "закону Авакова - Деканоидзе"

Происходит типичная манипуляция общественным сознанием - пытаются спекулировать на естественном сочувствии общества погибшим копам, и под этим предлогом протащить закон, который даст неограниченные права и возможности всем работникам МВД, более 90% которых составляют те, кто годами работали в преступной системе

1. Яискренне жалею погибших молодых новых копов.

2. Их гибель - трагедия, но ничем не больше (хотя и не меньше) чем трагедия ежедневной гибели наших ребят на Восточном фронте, которая почему-то не вызывает такого общественного резонанса. Просто к гибели защитников независимости мы уже привыкли, это уже как бы "нормально", а к гибели копов в борьбе с преступностью - еще нет. Ничего, привыкнем.

3. Привыкнем, потому что на самом деле риск погибнуть от руки бандита - нормальная часть профессии правоохранителя. Именно за этот профессиональный риск они имеют общественное уважение, высокую зарплату и компенсации в случае несчастья. И так во всем мире. Это особенность таких профессий как полицейский, пожарник, солдат. Не устраивает - выбирай другой путь.

4. Этот риск был бы меньше, если бы подготовка новых копов была чуть дольше. К сожалению, здесь имеем объективную проблему - новая полиция нужна срочно, и поэтому теперь она должна доучиваться непосредственно на улицах. Это обидно, но это такое же явление, как гибель необученных добровольцев в 2014-м - приходится компенсировать человеческими жизнями том, что предыдущие 25 лет не было ни настоящей армии, ни настоящей полиции, и теперь дыры затыкают по сути необученные волонтеры, в обоих случаях.

Какой трагической не была бы гибель двух новокопов, она не должна стать поводом для лишения миллионов украинцев базовых прав и свобод

5. Какой трагической не была бы гибель двух новокопов, она не должна стать поводом для лишения миллионов украинцев базовых прав и свобод. Копы погибают во всем мире, но никто через это не отменяет конституционные права и свободы, наоборот - здоровые зрелые общества считают, что именно эти права и свободы копы охраняют, и рискуют жизнью именно за них.

6. Происходит типичная грязная манипуляция общественным сознанием - Аваков и компания пытаются спекулировать на естественном сочувствии общества погибшим копам, и под этим предлогом протащить закон, который даст неограниченные права и возможности не только и даже не в первую очередь новым копам, а всем работникам МВД, абсолютное большинство (более 90%) которых составляет вовсе не "моя новая полиция", а хорошо нам известные старые мусора, которые годами работали в преступной системе, все поголовно или принимали непосредственное участие в коррупции, или по крайней мере ежедневно прикрывали ее и имеют многолетнюю (еще от советских репрессивных органов) традицию злоупотребления своими полномочиями и своим статусом правоохранителей.

Это именно им, внукам "железного Феликса" и непосредственным участникам преступлений режима Януковича, предлагается предоставить эту самую "презумпцию правоты". "Новые копы", которых менее 10% от состава МВД, и которые там только на самых низких позициях уличных патрульных, используются как ширма для прикрытия узаконивания произвола "старых добрых" мусоров.

7. "Презумпция правоты" предполагает наличие сильной независимой судебной власти, к которой должен обращаться пострадавший от неправомерных действий полиции.

Именно такая сильная, независимая и незаангажированная судебная власть имеется в тех странах (кстати, совсем не многочисленных, вопреки утверждению Авакова), где признается "презумпция правоты копа". В украинских реалиях потерпевший попадет с жалобой в прокуратуру и суд, которые не изменены даже на те 10%, на которые переатестовали полицию - там на 100% все и все, кто были при Януковиче. Степень "незаангажированности" наших судов и прокуратуры общеизвестна.

Один этот факт разбивает вдребезги всю концепцию "презумпции правоты копа", потому что при отсутствии реального внешнего контроля эта презумпция просто гарантирует безнаказанность любого полицейского произвола. А в условиях полной безнаказанности даже ангелы с крыльями будут иметь искушение стать самим себе судом и законом, не говоря о наших доблестных ментах.

8. Способность многих людей злоупотреблять своими правами, в частности безосновательно хамить полиции, конечно, вещь неприятная. Но во-первых, это явление есть во всем мире. И во всем мире полиция вынуждена это спокойно терпеть - ибо это, увы, часть их работы, неприятная, но необходимая.

Кто хоть раз видел поведение европейских копов в столкновениях с футбольными фанами, левыми или ультраправыми демонстрантами - поймет, о чем я. Европа, пережившая нацизм (а Восточная еще и коммунизм), прекрасно поняла, что любое хулиганство и уличный беспорядок является меньшим злом, чем полицейский произвол. Европейский коп связан правилами по рукам и ногам, чтобы там не рассказывали нам сказочники из МВД. Американский - другое дело, но США имели историю гангстерских войн, зато не имели истории тоталитаризма.

В посттоталитарных странах ни о какой "презумпции правоты" речь не идет. Это игрушка исключительно англосаксов - с древнейшей в мире историей независимых судов, которые испокон веков выступают противовесом произволу полиции и вообще исполнительной власти

Во всех посттоталитарных странах ни о какой "презумпции правоты" речь не идет. Это игрушка исключительно англосаксов (с древнейшей в мире историей независимых судов, которые испокон веков выступают противовесом произволу полиции и вообще исполнительной власти). Наоборот - кучей презумпций пользуются, и к сожалению регулярно злоупотребляют, именно рядовые граждане - потому что это является меньшим общественным злом и меньшей опасностью. А полицейские добровольно отказываются от ряда прав и свобод, когда подписывают контракт на службу - это часть общественного договора. За это законопослушное большинство социума чтит их и достойно оплачивает их работу, а также всячески морально поддерживает - пока они не нарушают законы.

9. Краткая история новых копов показала, что в Украине, вопреки опасениям, большинство общества является законопослушным и склонно уважать и поддерживать силы правопорядка - пока эти силы не злоупотребляют доверием и придерживаются законов.

10. Также история новых копов показала, что при наличии политической воли быстрая радикальная реформа правоохранительной ситемы возможна. Но увы, политической воли хватило только на дорожные патрули. На всех других ступенях системы МВД вместо реформы состоялась ее имитация, что нивелировало всю реформу правоохранительной ситемы в целом, включительно с замечательными новыми копами, которые подчиняются "старым добрым" мусорам.

11. Наличие в обществе безкультурных хамов и опасных преступников не оправдывает построения полицейского государства и не должно быть основанием для ограничения прав и свобод граждан. Полиция должна справляться с этой проблемой без диктаторских полномочий, ибо в противном случае она нанесет значительно больший вред обществу, чем преступность (а потом быстро с этой преступностью срастется - такое мы уже проходили...). Кстати, никакая презумпция не помешала бы Пугачеву сделать свои выстрелы, так что закон вовсе не в защиту бедных копов от бандитов, и это надо понимать. Он в защиту мусоров от нас с вами, гражданского общества.

12. Резюмируя: вопрос "презумпции правоты копа" имеет смысл хотя бы обсуждать только после соблюдения определенных предпосылок, а именно - полной, а не на 10%, замены состава правоохранительных органов, реформы прокуратуры, и главное - после формирования действительно независимой судебной власти, которая бы имела хотя бы таким доверием общества, которой пользуются новые копы.

До достижения этих условий введения "закона Авакова" является шагом к диктатуре и к лишению граждан базовых прав и свобод. Шагом, который украинское общество не может допустить - слишком дорогой ценой нам эти права и свободы достались.

Оригинал

Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее мышкой и нажмите комбинацию клавиш Alt+A
Комментировать
Поделиться:

Комментарии

2

Оставлять комментарии могут лишь авторизированные пользователи

Наші автори
Геннадий Друзенко Международный юрист
Владимир Горбач Политический аналитик Института евроатлантического сотрудничества
Виктор Вовк Общественно-политический деятель
Виктор Бобыренко Политолог
Ярина Матвийчук Журналист Украинской службы "Голоса Америки"
Погода