Александр Мотыль
Американский историк украинского происхождения, политолог, профессор
27.09.2016
1595

Следующие 25 лет для Украины: вызовы и цели

Двигаясь вперед при постоянной угрозе со стороны России, Киев должен сделать собственное выживание в качестве независимого демократического государства важнейшим стратегическим приоритетом

В этом году украинцы празднуют 25 лет независимости. И они хорошо понимают, что следующие 25 лет будут намного важнее и сложнее. Украина провозгласила независимость 24 августа 1991 в исключительно благоприятных геополитических условиях. Советская империя распадалась. Ее российский наследник делал шаги к демократии и был ослаблен в военном плане. Соединенные Штаты, единственная сверхдержава, намеревались поддерживать демократию во всем мире. НАТО доказала свою эффективность и готовилось к скорому расширению. А Европа изобиловала уверенностью в своих силах, что в результате привело к формированию Европейского Союза.

В таких благоприятных условиях Украина могла пренебрегать фундаментальными системными реформами и просто плыть по течению, что она и делала большую часть из этих 25 лет.

Этот период хорошей погоды кончился. И приближающиеся грозовые облака заставят Украину столкнуться с гораздо более сложными условиями, если не с угрозой существованию.

Чтобы выжить, Украина должна предпринять нечто большее чем беспорядочная беготня. С неотступной решительностью она должна преследовать четко определенный набор целей.

Рассмотрим изменения, которые имели место в геополитической среде Украины.

Президент Владимир Путин активно продвигает гегемонию России в "ближнем зарубежье". Надеясь восстановить военное доминирование России в центральной Азии, Путин потратил колоссальный объем ресурсов на обновление российских вооруженных сил и арсенала вооружений, затеял неутомимое бряцания оружием и времени - захват территорий, постоянно нарушал международные нормы и послевоенный по безопасности режим в Европе, значительно усилил внутренний силовой аппарат в России, демонтировал демократические институты страны и сформировал деспотичный, гипернационалистический режим, сконцентрированный на культе собственной личности.

В процессе этого Путину удалось с помощью бахвальства и пропаганды убедить большинство россиян и многих на Западе, что он действует в их интересах.

Путинская Россия - это хрупкий режим в агонии будущей гибели. Он сверхцентрализован, коррумпирован, враждебен к внедрению системных реформ, неспособный меняться

В то же время путинская Россия - это хрупкий режим в агонии будущей гибели. Он является сверхцентрализованным, коррумпированным, враждебным к внедрению системных реформ, неспособный к переменам. И хотя лично Путин пользуется широкой популярностью, окостенелый режим под его руководством поддержки не имеет, что подтверждает его решение сформировать мощную Национальную гвардию и слабая явка на недавних думских выборах.

Режим, настолько зависимый от такого изменчивого усмотрению стареющего лидера, весьма склонен к стратегическим ошибкам, которые рано или поздно могут втянуть его в дестабилизирующие авантюры внутри страны и за рубежом.

Вторжение Путина в Украину в 2014-м например, оттолкнуло не только Киев, но и страны ближнего зарубежья и Запада. При этом оно не принесло России ничего, кроме того, что и так было под ее фактическим контролем - пророссийские Крым и Донбасс.

Российское государство, приходящее в упадок, становится все более фрагментированным между ее центром в Москве и периферии, между элитой и низами, между русскими и нерусскими. Ее нереформированная экономика переживает извечное падение, а непоследовательная попытка модернизировать свои вооруженные силы и перенять стратегическую инициативу оживила НАТО, напугала некогда пророссийских ее соседей и вызвала отторжение у большей части мира.

Чем дольше Путин остается у власти, тем более вероятным становится падение России с непредсказуемыми последствиями - от гражданской войны до массового исхода беженцев в соседние страны.

Сверхдержавный статус Соединенных Штатов остается несомненным, но их желание вмешиваться в мировые процессы серьезно снизилось в результате фиаско в Афганистане, Ираке и Сирии. Еще ухудшая ситуацию, республиканский кандидат в президенты Дональд Трамп со своей возмутительной и провокационной риторикой может инфицировать дискуссию в США еще более изоляционистскими тенденциями, независимо от того, кто победит на президентских выборах в ноябре.

НАТО, потерявшая ощущение своей миссии после окончания Холодной войны, оживилась от путинской агрессии в Украине. Но военной мощи альянса, к сожалению, недостаточно для ответа на растущую российскую угрозу. Западные политики знают: если Путин попытается испытать НАТО, осуществив вторжение в Эстонию, альянсу будет сложно защитить ее. Ответ на такой вызов может затянуться на годы.

В конце концов, Евросоюз в отчаянии из-за собственных проблем, от "брекзита" до продолжающегося наплыва беженцев и подъема антидемократических пропутинских правых сил во Франции, Нидерландах и, что беспокоит больше всего, в Германии.

Пока европейцы все больше погружаются в свои проблемы, а пророссийские политические силы приходят к власти, способность ЕС поддерживать единый фронт против Путина будет снижаться.

Независимо от того, к чему приведут эти тенденции, скорее всего определенная комбинация из них обозначит геополитическое соседство Украины на следующие 5-10 лет. Худший сценарий для Украины наступит при рассеянных из-за своих проблем и внешних провалов Соединенными Штатами, при слабой Европе и сильной, агрессивной или дезинтегрированной России.

Лучший вариант - сильный, активный Запад, который сделает все, чтобы снизить угрозу со стороны России. К сожалению, такой сценарий представляется менее вероятным, нежели худший вариант.

Киев должен прежде всего переключить внимание с Крыма и оккупированного Донбасса на развитие нации и государства на свободной территории Украины

При этих неопределённостях украинским политикам нужен сильный набор принципов для следования. Во-первых, Киев должен сделать собственное выживание в качестве независимого демократического государства важнейшим стратегическим приоритетом. Все остальные проблемы должны отойти на второй план. Это означает прежде всего переключение внимания из Крыма и оккупированного Донбасса на развития нации и государства на свободной территории Украины.

Это не означает признание аннексии России, но Киев должен пережить временную потерю этих регионов, или их квази-реинтеграцию на конфедеративных началах, чтобы сфокусироваться на сложных и длительных, запоздалых реформах, которые необходимы для того, чтобы вестернизация Украины стала необратимой, а уязвимость к агрессии со стороны России - минимальной.

Во-вторых, Украина должна понять, что только она сама отвечает за свое выживание. Несмотря на то, что Европе и Соединенным Штатам следует признать, что путинская Россия стала экзистенциальной угрозой, ни одна из западных стран не готова отказаться от надежды сблизиться с Россией и драться с ней за Украину. Это может измениться, особенно если Путин нанесет новый удар, но не в ближайшем будущем.

В-третьих, выживание Украины покоится на четырех взаимосвязанных столпах: сильная армия, сильная экономика, сильная демократия и патриотическое воспитание. Ни один из них не удержится без всех остальных. Только мощные вооруженные силы могут сдержать новые российские аппетиты и таким образом создать условия для развития и процветания экономических и демократических институтов. Растущая экономика - это предпосылка для сильной армии, действенной демократии и патриотичного населения; открытое, демократическое общество обеспечивает динамическую экономику и поддержку со стороны населения; поддержка среди населения нужна сильной армии и сильной демократии.

Выживание Украины стоит на четырех взаимосвязанных столпах: сильная армия, сильная экономика, сильная демократия и патриотическое воспитание

Среди них, однако, Украина должна сделать экономический рост абсолютным приоритетом. Ее армия и демократия достаточно сильны в настоящее время, а народный патриотизм высок как никогда. Но эти три столпа ослабнут, если экономика Украины не будет расти на уровне почти двузначных показателей. Украина сейчас тратит пять процентов ВВП на вооруженные силы, это огромная нагрузка для бедной страны. Демократия нуждается в развитии среднего класса - в качестве противовеса мощным политическим и экономическим элитам как гарант частной собственности и хранитель либеральных ценностей.

Но на сегодня средний класс отмирает в Украине. Патриотизм трудно поддерживать в тяжелых экономических условиях. Сильная экономика также даст Украине возможность вести более осведомленную внешнюю политику и предоставит нынешней власти больше легитимности. В-четвертых, несмотря на то, что Украина должна сделать все, чтобы искоренить коррупцию, путь к быстрому и устойчивому экономическому росту - это малый и средний бизнес. Украина имеет значительные резервы впечатляющего человеческого капитала, который может обеспечивать также же рост, какой обеспечивает высокоразвитый ИТ-сектор, если ему это позволит правильный набор экономических стимулов.

Если этот человеческий капитал не использовать продуктивно, украинская экономика всегда будет изнывать. Как демонстрируют Европа, США XIX века и сегодняшние Бразилия, Китай и Индия, в условиях мобилизации человеческого капитала коррумпированные экономики могут расти и делают это очень высокими темпами. Даже коррумпированная Украина имела 7-8% роста и значительный приток иностранного капитала в недавнем прошлом. Прямые иностранные инвестиции в Украину уменьшились за последние два года не из-за какого-то внезапного взрыва коррупции, а из-за войны с Россией.

Украина ввела впечатляющее количество экономических реформ, начиная с революции Євромайдана 2014 года, и в результате два года огромного падения превратились в 1-2% роста в 2016 году. Но нужно сделать больше. Среди прочего, Киев должен приватизировать государственные доходы, землю, уменьшить государственный аппарат, повысить зарплаты, значительно упростить процедуру для открытия бизнеса и найти какую-то новую форму сосуществования с олигархами и их зарубежными доходами.

Украина должна стать экономическим тигром Восточной Европы. Если этого не произойдет, она может не дожить до своей 50-й годовщины независимости

Если все эти и другие меры, такие как предупреждение откровенного захвата имущества олигархами, госчиновниками и организованной преступностью, будут приняты, а война на востоке останется в патовой ситуации, иностранные инвесторы вернутся и вместе с украинскими предпринимателями значительно усилят экономику.

За первые 25 лет в качестве независимого государства, Украина выжила главным образом потому, что никто не посягал на ее существование. Изменения пришли к лучшему, и Украина должна научиться жить рядом с постоянной угрозой со стороны России и вероятностью растущего равнодушия со стороны Запада. Прежде всего, Украина должна стать экономическим тигром Восточной Европы. Если этого не произойдет, она может не дожить до своей 50-й годовщины независимости.

Текст публикуется с разрешения автора

Оригинал

Перевод Gazeta.ua

Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее мышкой и нажмите комбинацию клавиш Alt+A
Комментировать
Поделиться:

Комментарии

Оставлять комментарии могут лишь авторизированные пользователи

Наші автори
Геннадий Друзенко Международный юрист
Владимир Горбач Политический аналитик Института евроатлантического сотрудничества
Виктор Вовк Общественно-политический деятель
Виктор Бобыренко Политолог
Ярина Матвийчук Журналист Украинской службы "Голоса Америки"
Погода