Самое страшное, что нет ничего проще, чем возвращать украденные деньги

Мы чемпионы мира по количеству органов по борьбе с коррупцией. Ни у кого нет такого количества органов по борьбе с коррупцией. Ни у одного правительства. Только коррупция есть у нас, а не у них

Количество антикоррупционных организаций растет в невероятной, в какой-то совершено ненормальной прогрессии. Результата только ноль. Это такой позорный номер, что даже удивительно. Будь я коррупционером, близким к источникам власти, я бы все равно раскрыл хотя бы несколько показательных преступлений. Условно говоря, разбомбил бы пару крупных коррупционеров, особенно из прошлого режима и хоть что-то показал бы публике. Чтобы народ хоть немного успокоился и сказал: "Ну, нет. Не все так просто. И не все так плохо. Может быть плохо, но не так".

Учитывая, что все же некие изменения в стране происходят – не в смысле борьбы с коррупцией, а под давлением общества - множество отраслей становятся гораздо менее коррупционными, государственные закупки, то же министерство экономики, какие-то крохи нам бросает военная прокуратура – там и вправду происходят изменения. Если бы мне необходимо было сымитировать серьезную работу в данном направлении, я бы к этим изменениям, которые так или иначе происходят, ко всему этому я бы добавил мощные дела по, условно говоря, беглым ворам или по кому-то из ныне существующих и не сбежавших ребятишек, сидящих сегодня Парламенте, и общество восхищенно сказало бы: "Вау! Началось! Ура!". Так они даже этого не делают! Уровень бесстыдства таков, что даже показательные выступления никто не хочет нам устроить. Что, в принципе, наводит на нехорошие мысли.

Уровень бесстыдства таков, что даже показательные выступления никто не хочет нам устроить

Коррупцией в верхних эшелонах власти должно заниматься свежесозданное НАБК – Национальное агентство по борьбе с коррупцией. Делает ли оно это? С одной стороны, можно сказать, прошло слишком мало времени. Де-факто они только-только начали работать, только-только им дали прокуроров. Когда избрали антикоррупционного прокурора, как Вы помните, не без скандала, с тех пор они как бы начали работать, поэтому, формально, как бы рано предъявлять им претензии. Не считая некоторых мелочей. Нам несколько месяцев говорилось, что у них прокурора нет, но они тяжко работают, изучают дела и, как только им дадут прокурора - мы увидим некий результат. Увидели ли мы его? Нет, конечно. Ничего мы не увидели.

Тем более, что каким-то замечательным образом, запуск этой структуры со всеми надеждами, которые мы на нее возлагали, совпал с такой вещью, как отмена передачи им прошлых дел по вот этой самой высокопоставленной коррупции.

Им не дают эти дела, потому что пока еще непонятно, насколько они дисциплинированы и будут выполнять команды сверху. Что это означает? Дай им сегодня дела, и они сразу поймут какое количество вещественных доказательств там уже проданы, украдены и т.д. Они сразу увидят, насколько корректно формулировали запросы следователи и прокуроры.

Мне недавно показали на совершенно конкретном примере. Посылается международный запрос по некоему уголовному делу, связанном с одним из бывших "высокопосадовцем", бывшего министра. И там указывается, что просят прокуратуру какой-то страны, условно говоря Кипра, проверить такие-то счета - какое-то количество счетов. А самый жирный, самый главный – "случайно" пропускают! То есть, соответственно, "пропускают" и все счета, откуда на него уходили деньги. Их мы тоже уже не увидим. А те счета, на которые послали запросы – они уже пустые. Там уже ничего нет. Понимаете? Происходит такое организованное, почти беззастенчивое саботирование расследований по коррупции, что диву даешься!

Посмотрите. Какие нужны еще кому доказательства. Сколько денег они вернули в реальности, эта наша Генеральная прокуратура и прочие прокуратуры? Сколько денег они вернули из украденного? Они сами в бытность Махницкого Генеральным прокурором называли цифру в 100 млрд, украденных из страны. Потом вроде как понизили их до 70 млрд. Международные инстанции говорили о 50. Пусть будет 50. Пусть будет 25. И где они? Где эти 25 млрд? Сколько из них вернули? Да ни хрена они не вернули! Понимаете? Мы практически ничего не получили, кроме национализированного Межигорья.

После такого позора, как отмена санкций Портнову в суде Люксембурга, выгонять надо не только Генерального прокурора, а и всю Генеральную прокуратуру

Кроме пресловутых нефтепродуктов Курченко, практически, государство не получило ничего. Из всего украденного ничего не получено обратно. Совершенно откровенно, всем известная "БРСМ нафта" по сей день продолжает оставаться в тех же руках. Условно в тех же. Там наверняка уже "прокуроры пост-майданные" давно уже в спайке. Но принципиально никто не побеспокоился, чтобы отсудит и вернуть все-таки, украденное государству. Согласитесь, там немалые деньги. У Курченко в Германии работает целая сеть автозаправок. Кто-то их забрал? Мы о ней знаем.

Наоборот. Мы сегодня видим замечательный случай, когда ребятишки уже начинают снимать аресты. Уже снимают аресты на многие миллионы долларов. Потому что, видите ли, украинская Генеральная прокуратура не может доказать, что по этому поводу в Украине ведутся какие-то расследования. Арест наложили в рамках санкций - не уголовного дела, а в рамках санкций - то есть, это как бы Украине превентивно помогают. Хорошо, арестовали имущество - давайте уголовное дело, давайте будем возвращать это имущество. Украина же ничего не дает. Мало того! Еще и выдает справочки о том, что против них никакие дела не расследуются. Вот и снимают арест.

Посмотрите, что делает Портнов с этой Генеральной прокуратурой. Не помню точно фамилию этого прокурора американского – Витвицкий (бывший Генеральный прокурор США – прим. ред), кажется, который украинец по происхождению. Он принимает деятельное участие в нашей борьбе. Так он сказал, что после такого позора, как отмена санкций Портнову в суде Люксембурга, выгонять надо не только Генерального прокурора, а и всю Генеральную прокуратуру. Потому что это международное позорище.

А знаете, что самое страшное? Что, на самом деле, нет ничего проще, чем возвращать эти деньги. То есть, все настолько просто, что даже стыдно. Сам факт, что иностранцы присылают нам информацию, что "арестовано в рамках санкций, условно говоря, 60 млн долларов, принадлежащих фирме Х, бенефициаром которой является господин Арбузов, например". Этого достаточно, чтобы здесь было возбуждено уголовное дело против господина Арбузова по незаконному обогащению. И сам факт существования этих денег является доказательством этого незаконного обогащения. Итак, элементарные процедуры существуют для того, чтобы эти деньги можно было арестовать, а впоследствии и забрать в бюджет Украины.

То, что происходит – это настолько вопиюще, это настолько неприкрыто гнусно, позорно и ужасно, что уже не знаю, какими словами это описывать

Чтобы вернуть эти деньги в Украину достаточно правильно оформлять уголовные дела и писать запросы, отвечать на запросы. Ничего этого не происходит, поэтому деньги списываются. Совершенно точно известно, что есть некие 80,5 млн долларов, которые в марте станут латышскими, а они украинского происхождения. Но их спишут в латышский бюджет, потому что мы не произвели действий, которые они просили от нас по международному правовому поручению или отписывали им какую-то гнусь о том, что "Ваш фигурант отсутствует в Украине", или "Не удалось найти", или еще какая-то мерзость. И они настолько разозлились, что не хотят нам отвечать, иметь с нашей страной дело. Они говорят: "Мы прекрасным образом спишем эти деньги в свой бюджет".

Вот такая вот история. То, что происходит – это настолько вопиюще, это настолько неприкрыто гнусно, позорно и ужасно, что уже не знаю, какими словами это описывать.

Борьба с коррупцией - это единственна отрасль, в которой не могу сказать почти ничего приятного. Не считаю, что в стране ничего не происходит. Вижу изменения. Вы, наверное, читали статью Андреаса Умланда, где он говорит, что украинцы еще не понимают, сколько изменений у них происходит и как у них заработают новые законы, реформы и т.д. через несколько лет?

Это правда. Очень много что происходит положительного в стране. Многие, кто не интересуется глубоко происходящим, не понимает, сколько изменений в стране происходит сейчас. Они есть. Просто они, к сожалению, не так заметны. Но они есть. И они существенны.

А вот в борьбе с коррупцией мы пока еще на ужасающем уровне. Мы пока ее полностью подменили фикцией – созданием новых органов, принятием антикоррупционных законов неработающих, переговорами, поездками на Запад, в разные страны, обменом опытом, "скликанием" съездов антикоррупционных – всякой политической трескотней. Только не реальной работы.

Кто-то очень точно сказал, что "украинцы не борются с коррупцией - они создают организации по борьбе с ней". Мы чемпионы мира по количеству органов по борьбе с коррупцией. Это я Вам говорю ответственно. Не шучу. Ни у кого нет такого количества органов по борьбе с коррупцией. Ни у одного правительства. Ни одна развитая страна мира не приняла и малой доли такого количества законов, которых мы приняли по борьбе с коррупцией. Только коррупция есть у нас, а не у них.

Сокращенно. Полный текст читайте в блоге Ларисы Волошиной

Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее мышкой и нажмите комбинацию клавиш Alt+A
Комментировать
Поделиться:

Комментарии

1

Оставлять комментарии могут лишь авторизированные пользователи

Наші автори
Антон Мороз Специалист по социальной работе ОО "Форпост"
Ираклий Джанашия Эксперт по вопросам национальной безопасности и обороны Украины в UIF
Наталья Лелюх Врач акушер-гинеколог
Остап Ярыш Журналист украинской службы "Голоса Америки"
Наталья Дьячкова Директор юридической компании "Скарга"
Погода