Как Киев может вернуть Крым благодаря Меджлису

Вопрос статуса Крыма будет решаться не только Киевом, а, в первую очередь, Западом. А специфика Запада в том, что он помешан на идее общественного консенсуса.

Иногда довольно непросто писать текст о Крыме, если ты сам крымчанин. Всегда тянет уйти в эмоции. А то, что ниже, – это попытка отстраненного анализа, не более, - пишет обозреватель Павел Казарин для Крым.Реалии.

Энергоблокада Крыма стала причиной ожесточенных споров в Фейсбуке. Главная линия противостояния – споры об инструментальности отключения Крыма. Одни говорят о том, что именно Россия несет ответственность за полуостров и нет смысла облегчать ей его содержание. Другие возражают, что мнение крымчан может еще сыграть свою роль в будущем, а потому надо поддерживать лояльность.

Есть еще и третья группа: те, кто поддерживают энергоблокаду, опираясь не на рациональные доводы, а только на эмоциональные – например, для них значим мотив мести и реванша за унижение времен "крымской весны". Но это мнение анализировать бессмысленно, так что оставим их за скобками.

Особенность ситуации в том, что она открывает окно возможностей для крымскотатарского Меджлиса

Так вот. Если упрощать, то логика первых упирается в связку: чем дороже Крым для Москвы – тем быстрее он вернется в Украину. Логика вторых сложнее: чем меньше денег у Кремля – тем ниже устойчивость режима. Обрушение режима может вернуть Кремль за стол переговоров по крымской теме. Но сама блокада Крыма – не такие уж и большие затраты для Москвы. А вот то, имеют ли значение настроения крымчан в случае готовности Кремля сесть за стол переговоров, – это вопрос. Потому что вопрос статуса Крыма будет решаться не только Киевом, а, в первую очередь, Западом. А специфика Запада в том, что он помешан на идее общественного консенсуса.

Особенность ситуации в том, что она открывает окно возможностей для крымскотатарского Меджлиса. В вопросе продавливания в Киеве идеи создания национально-территориальной автономии.

Создание национально-территориальной автономии позволит Киеву говорить о том, что, в первую очередь, важны настроения среди крымских татар

Потому что сегодня Киев вряд ли может рассчитывать на лояльность всех жителей полуострова. Если речь идет о действующем формате крымской автономии, то, с точки зрения того же Запада, голос каждого крымчанина в одинаковой степени способен определять принадлежность и статус полуострова. И в этой ситуации позиции Киева оказываются слабыми.

А создание национально-территориальной автономии позволит Киеву говорить о том, что, в первую очередь, важны настроения среди крымских татар. О том, что именно их мнение должно быть услышано в первую очередь. И что вопрос возвращения полуострова напрямую связан с необходимостью защиты народа, который признан в Украине коренным.

Специфика ситуации в том, что России довольно сложно приватизировать подобную стратегию. Потому что любая идея создания крымскотатарской национально-территориальной автономии в Крыму под эгидой Москвы вступает в противоречие с самой мифологией "крымской весны". Более того – на полуострове сегодня существуют два мифа – "русский" и "крымскотатарский". И они во многом антагонистичны по отношению друг к другу.

В конце концов, появление "русского мифа" о Крыме стало возможным благодаря ослаблению "крымскотатарского". Более того, в состав "русского мифа" входит еще и советский концепт о Великой Отечественной войне, который до сих пор находится в конфронтации с историей про депортацию крымских татар. Если для всех народов бывшего СССР в рамках "советского" подхода выбрана формула "народ-победитель на фоне отдельных коллаборационистов", то для крымских татар во все том же "советском" подходе к истории войны она перевернута: "народ-коллаборационист на фоне отдельных героев".

Для России создать на полуострове крымскотатарскую национально-территориальную автономию – это не просто посадить Ремзи Ильясова в кресло Сергея Аксенова. Это, в том числе, дезавуировать концепт "сакральной Корсуни" и "русского мира", возвращающего себе свою "колыбель". Получается, что тогда не "#крымнаш", а "#крымих". Продать такую идею будет сложно не только пророссийским крымчанам. Продать такую идею Кремль не сможет самому себе.

Ключи от переговорной комнаты по "крымскому" вопросу сегодня находятся только лишь у Москвы

А потому такой инструмент для борьбы за статус полуострова есть только у Киева. Только у него есть возможность "приватизировать" крымских татар и использовать этот тезис в качестве ответа на вопрос "почему Крым должен не просто перестать быть российским, но и вернуться в Украину". А у крымскотатарского Меджлиса, соответственно, есть окно возможностей для того, чтобы "продавать" идею национально-территориальной автономии украинским властям.

Подобный метод, разумеется, не гарантирует результат. Более того, ключи от переговорной комнаты по "крымскому" вопросу сегодня находятся только лишь у Москвы. Но чисто инструментально, в том случае, если Киев, наконец, решит выработать свою позицию по полуострову, не стоит удивляться, если эта позиция будет выглядеть так, как описано выше.

Да, и еще. Прежде чем комментировать, вспомните о том, что мы сейчас обсуждаем не эмоции, а технологии.

Copyright © +2015 RFE / RL, Inc. Перепечатывается с разрешения Радио Свободная Европа / Радио Свобода

Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее мышкой и нажмите комбинацию клавиш Alt+A

Комментарии

1

Оставлять комментарии могут лишь авторизированные пользователи

Наші автори
Александр Полищук Военный дипломат, аналитик Фонда "Майдан иностранных дел"
Андрей Таицкий Преподаватель английского языка. Работает во Вьетнаме
Сергtй Тарута Народный депутат, лидер партии "Основа"
Вероника Мудрая Председатель общественной организации "Белая Лента"
Иван Семесюк Художник, писатель, музыкант
Погода